13. Потанинское плутовство,

Скачать книгу



Скачать СБОРНИК №1

У нас уже более 90000 подписчиков! Присоединяйтесь!

Поделиться страницей:

 

10. ТОЛЕРАНТНОСТЬ вместо ВЗАИМОУВАЖЕНИЯ,

РАВЕНСТВА и ДОБРОПОРЯДОЧНОСТИ

 

«Само слово «толерантность» и концепцию толерантности я считаю глубоко порочными.

Есть хорошее понятие «веротерпимость» – она в России всегда была и, надеюсь, будет. Есть хорошее понятие «мир». Но у нас не должно быть никакой толерантности к таким явлениям, как хамство и варварство приезжих, теневая экономика на труде мигрантов и связанная с ней коррупция».

Всеволод Чаплин

(священник Русской Православной Церкви, протоирей; член Общественной палаты Российской Федерации)

(«Коммерсантъ ВЛАСТЬ» от 21 октября 2013 года)

                          

                               

«Толерантность, толерантность, толерантность. Современное гражданское общество обязано придерживаться принципа толерантности. Вы, мы, все должны быть толерантными», – изо дня в день слышится с экранов телевизоров и радиоприёмников из уст подавляющего большинства публичных, наделённых Властью, российских политиков, от вторящих им ведущих аналитических и новостных передач.

Этот самый принцип толерантности пытаются укоренить в головах наших детей школьные учителя-воспитатели младших классов, преподаватели высших, средних и среднеспециальных учебных заведений, честно отрабатывая методические указания и обязательные для исполнения рекомендации, спущенные сверху разработчиками методик воспитательной работы из властно-бюрократических структур Министерства Образования и Науки Российской Федерации.

Носители и распространители идей классического либерализма и неолиберализма в нашей стране, космополиты, а также некоторые политики-государственники, обращаясь к россиянам, голос в голос, буквально как священные мантры, не устают повторять это слово «толерантность». Посредством такого дрессирующего ум воздействия на сознание людей они стремятся добиться от большинства представителей гражданского общества нужной, как им кажется благотворной, направленности мировосприятия, сдержанности в поступках и словах, независимо от состояния окружающего их эмоционального фона, вызванного той или иной конкретной жизненной ситуацией.

                             

* * *

Обратимся к этимологии (методу сравнительно-исторического языкознания) слова «толерантность».

Итак, «толерантность» (от латинского «tolerantia» – терпение) – это синоним слова «терпимость».

«Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля разъясняет смысловое значение понятия «терпимость», как способность что-либо или кого-либо терпеть по милосердию или снисхождению, как пассивное принятие окружающей действительности и непротивление ей.

«Терпеть» (по Владимиру Далю):

– выносить, переносить, сносить /унижения, напраслину/, нуждаться /в поддержке/, страдать /от физической или моральной боли/;

– крепиться, держаться, перемогаться /в нужде/, не изнемогая стоять, не унывая;

– ожидать, выжидать чего-то лучшего, быть кротким, смиряться /с гонениями и бедствиями/, уступать /кому-либо/;

– снисходить, допускать, послаблять, потакать /хамству и разнузданности/.

«Терпение» – признак кротости.

«Терпельник» (или в современном варианте – «терпила») – мученик, терпевший много от преследований, гонений; слабый человек, не способный постоять за себя.

«Терпиха» – тюрьма, острог.

                                 

Этимологическое значение слова «толерантность», как «терпимость» (по иному – «терпилость»), позволяет подразумевать под людьми толерантными неких покорно-кротких терпил, готовых добровольно страдать и в любой момент быть униженными.

В этой связи социологи и политологи искусственно (без учёта правил языкознания) попытались развести смысловые значения «толерантности» и «терпимости», предложив воспринимать «толерантность» («социальную толерантность») как своеобразную норму цивилизованного компромисса между исторически и географически конкурирующими культурами, между различными религиозными вероисповеданиями, между собственно верой и культурой, противостоящим бескультурью, воинствующему атеизму (безбожию) и поощряемым им порокам (содомии, однополым бракам, наркомании, педофилии и т.п.).

Тогда, по их мнению, «толерантность», как норма цивилизованного компромисса, будет способна обеспечить сохранение разнообразия всех вышеперечисленных явлений в общественной жизни людей, гарантируя якобы имеющее место быть их естественное право на некую отличность, непохожесть, инаковость.

Транснациональное (надгосударственное) понимание «толерантности» содержится в принятой генеральной конференцией ЮНЕСКО 16 ноября 1995 года «Декларации принципов толерантности»:

«Толерантностьэто ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям».

                               

* * *

Выступая 24 августа 2012 года в городе Саранске на митинге «Все мы – Россия!», посвящённом тысячелетию единения мордовского народа с иными народами Российского государства под эгидой русского народа, Президент России Владимир Путин заявил:

«Сегодня под видом развития демократии и свободы всё чаще поднимают голову разные националистические группы, в том числе молодёжные. Они участвуют в митингах, ведут работу в Интернете в подростковых клубах, в студенческих сообществах, выступают с лозунгами русского, татарского, кавказского или другого национализма. По сути, они провоцируют сепаратистские, разъединительные тенденции в нашей стране.

Важно переломить эти тенденции и влияние, и мы вместе должны добиться, чтобы одним из ключевых понятий в жизни нашего общества стала толерантность, уважительное отношение к культуре и образу жизни другого народа, этноса».

                                

Возникает ВОПРОС: одним из ключевых понятий в жизни нашего общества должна стать «ТОЛЕРАНТНОСТЬ», как «терпимость», или – «УВАЖИТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ»?

                              

По Владимиру Далю «уважать» (или «уважить») – почитать, чтить, душевно признавать чьи-либо достоинства. Одновременно с этим его «Толковый словарь живого великорусского языка» содержит следующее, показательное суждение: «Худого человека ничем не уважишь» (!).

Несомненно, что высказывание «уважительное отношение к культуре и образу жизни другого народа», взятое в общем контексте президентской речи, следует понимать как властное стремление к достижению ВЗАИМОУВАЖЕНИЯ между представителями различных этносов, что всегда предполагает РАВЕНСТВО и ДОБРОПОРЯДОЧНОСТЬ СУБЪЕКТОВ такого рода общественных отношений.

                             

В недалёком прошлом, когда Российская Федерация была Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой, занимавшей значительную территорию Союза Советских Социалистических Республик (СССР), образованного 30 декабря 1922 года в границах Российской Империи (без Финляндии и Польши), ВЗАИМОУВАЖЕНИЕ представителей различных наций, народностей и национальных групп являлось основой национально-государственной политики.

В широком обиходе появилось весьма условное, скорее символическое, понятие «дружба народов», под которым понималось «всестороннее братское сотрудничество и взаимопомощь наций и народностей». («Философский энциклопедический словарь», 1983, Москва, изд. «Советская энциклопедия»).

Понятие «дружба народов» действительно носило условный характер, поскольку дружба может быть только между людьми.

Философы советско-социалистического периода истории России давали следующее определение понятию «дружба»«отношения между людьми, основанные на взаимной привязанности, духовной близости, общности интересов».

Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля предлагает такое разъяснение слову «дружба» – взаимная привязанность двух и более людей, тесная связь их, бескорыстная, стойкая приязнь, основанная на любви и уважении.

Известно, что дружбы без взаимоуважения не бывает, но допускаются отношения взаимоуважения, не переходящие в дружбу.

Поэтому, если отбросить парадно-трибунный символизм, и в советское время под «дружбой народов» понималось их ВЗАИМОУВАЖЕНИЕ. В части же взаимопомощи – «братская» помощь народов РСФСР (России), объединённых под эгидой русского народа (русской нации), промышленно и культурно менее развитым (или откровенно отсталым) национальным окраинам Союза ССР: Узбекской ССР, Таджикской ССР, Киргизской ССР, Азербайджанской ССР, Армянской ССР, Грузинской ССР и т.д.

                              

Населявшие действительно многонациональный СССР этнические группы имели возможность сохранять свою этнокультурную идентичность, но в рамках занимаемого Советским Союзом государственно-территориального политического пространства все вместе они сливались в ёмкое понятие «советский народ» («советский человек»), которому не нужна была «прививка толерантности».

Тогда системно проводилась национально-государственная политика, в паспортах граждан СССР проставлялась национальность по их индивидуальному выбору, который делал каждый гражданин Союза ССР при получении основного идентифицирующего его личность документа.

                                       

                                      

ВЗАИМОУВАЖЕНИЕ, РАВЕНСТВО и ДОБРОПОРЯДОЧНОСТЬ представителей различных наций и народностей, проживавших на территории Советского Союза, были воспеты в песне «Родина моя» (стихи – Роберта Рождественского, музыка –  Давида Тухманова), исполнявшейся во времена СССР популярной тогда советской молдавской певицей Софией Ротару:

«Я, ты, он, она,

Вместе – целая страна,

Вместе – дружная семья,

В слове «мы» – сто тысяч «я».

Большеглазых, озорных,

Чёрных, рыжих и льняных,

Грустных и весёлых,

В городах и сёлах!».

                                    

До полного драматизма развала 8 декабря 1991 года Советского Союза ельцинской командой младореформаторов, осуществлённого при активном участии лидеров союзных республик Украины и Белоруссии, пока Россия (РСФСР) была в составе СССР, именно ВЗАИМОУВАЖЕНИЕ являлось главным принципом во взаимоотношениях между гражданами СССР различных национальностей (!).

Тогда как в смысловом значении слова «ТОЛЕРАНТНОСТЬ» уже изначально заложена некая УНИЧИЖИТЕЛЬНОСТЬ (!).

Толерантное людское большинство, добровольно унизившись, обрекает себя на то, что будет вынуждено молча и бездеятельно переносить собственные душевные страдания от увиденного, услышанного и (или) прочувствованного им безобразия, творимого неким безнравственным, психоневротическим, развязно-разнузданным, агрессивно-развратным меньшинством, наслаждающимся возможностью в словах и действиях быть отличным от основного большинства терпил.

При настолько обновлённых общественных правилах поведения, думается, никого из толерантного большинства не будет волновать, а не нанесли ли выходки меньшинства неизгладимый урон душевному спокойствию какого-либо конкретно взятого человека, не подорвали ли в нём веру в незыблемость существования принципов общечеловеческой (божественной) морали и нравственности, устоявшегося в веках семейного уклада. Ведь толерантность, она же – терпилость, станет философией бытия, способной разрушить все ранее существовавшие в гражданском обществе нравственные ценности (!).

                               

К сведению: нрав (основополагающее однокоренное слово нравственности) – это одно из двух основных свойств духа человека, к которому относятся: воля, милосердие, любовь, страсти, понятия добро и зло. Вторым (противоположным нраву) свойством духа человека является ум, к которому относятся истина и ложь.

Нрав и ум вместе образуют дух (божественную душу) человека.

Смысловое значение понятия «нравственный» противостоит словам «плотский», «телесный», характеризуясь как духовный, душевный (!).

Нравственным является тот, кто в обыденной жизни повсеместно руководствуется принятыми в обществе (народе), исторически выверенными и испытанными временем, неписаными правилами поведения (обычаями, нравами), дающими чёткое определение тому, что есть добро, а что – зло.

Нравственный – добронравный, добродетельный, благонравный.

Мораль – нравоучение, нравственное учение, правила для воли и совести человека.

«Христианская вера заключает в себе правила самой высокой нравственности. НРАВСТВЕННОСТЬ ВЕРЫ НАШЕЙ ВЫШЕ НРАВСТВЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОЙ: первая требует только строгого исполнения законов, вторая же ставит судьёй совесть и Бога», – писал Владимир Даль.

                               

Укоренившись в общественных отношениях, толерантность (терпимость) не уничтожит полностью, но отодвинет на задний план необходимость придерживаться в отношениях между людьми принципа взаимоуважения, неразрывно связанного с понятиями «равенство» и «добропорядочность», поскольку будет возможно творить всё или почти всё, лишь бы это не противоречило писаным законам страны (!).

Относительно же взаимоотношений с государственной властью, добавим, что властвовать над толерантными, покорными, молчаливыми терпилами много легче, чем над людьми уважаемыми, достойными, уважающими себя и других достойных людей, духовно сильными, в повседневной действительности руководствующимися неписаными правилами морально-нравственного кодекса поведения, основанного на Божественных Истинах и обычаях предков (!).

                            

Отсюда предлагается следующий вариант ОТВЕТА на поставленный ранее вопрос: ключевым понятием в жизни гражданского общества России действительно может стать «толерантность», как терпимость. Однако это само по себе исключит какое-либо уважительное отношение к тому субъекту общественных отношений, кого за его откровенно оскорбительно-вызывающее поведение (слова или действия), идущее вразрез существующим неписаным национальным нравственным канонам, придётся непременно кротко терпеть, живя в рамках действия навязанных обществу правил социальной толерантности.

И, наоборот, если в гражданском обществе России будут приветствоваться, а со временем и укоренятся, принципы уважительного отношения (взаимоуважения) людей друг к другу, основанные на приверженности и соблюдении национальных традиций и обычаев коренного населения (титульной нации), исторически живущего на конкретно взятой территории страны, добропорядочности субъектов отношений, то толерантность не потребуется вовсе. Ибо уважительное общение между собой добропорядочных людей различных национальностей и вероисповеданий, отдающих себе отчёт, что «в чужой монастырь со своим уставом не ходят», не подразумевает для них необходимость быть терпимыми или нетерпимыми по отношению друг к другу. Однако уважение необходимо заслужить!

Для чего субъектам общественных отношений предстоит исключить из своего поведения слова и действия, так или иначе (напрямую или косвенно) оскорбляющие понятия (представления) о морально-нравственных правилах (нормах) поведения людей в обществе, характерные для представителей доминирующей на конкретной территории коренной (титульной) нации (народности) (!).

Выразим уверенность, что третьего не дано!..

                            

Приведём условно-обобщающий пример.

Невозможно ожидать от лица традиционной сексуальной ориентации, будь то хоть мужчина, хоть женщина, моралиста, дорожащего семейными ценностями, проявления уважения к ярко загримированной особе вроде мужского пола, одетой в женские одежды, размахивающей радужным флажком, прилюдно приплясывающей и кривляющейся на улице города. Думается, что проявленная на такое действо толерантность (терпимость, сдержанность) всё равно не пройдёт безболезненно для психического состояния любого нормального человека, сделавшегося терпилой, ведь в своих внутренних ощущениях он пострадал, не дав воли чувствам, вынужденно стерпев вид омерзительной дряни. За это он скорее будет ненавидеть вышеописанную дрянную особь, нежели чувствовать к ней хоть минимальную толику от того уважения, которое испытывает при общении с достойной, добропорядочной человеческой личностью.

                                

                                 

Следовательно, если понятие «толерантность» рассматривать как норму некоего цивилизованного компромисса, то это никак не будет увязываться с культивированием в гражданском обществе принципа уважительного отношения к кому-либо, совершающему какие-либо из ряда вон выходящие поступки, но всегда будет подразумевать под собой необходимость терпимого отношения к ним.

В итоге среди большей части представителей современного гражданского общества (имеется в виду его консервативная часть) происходит и будет происходить нарастание явного или скрытого неудовольствия невозможностью приспособиться к абсурдным требованиям окружающей социальной среды, не отвечающим морально-нравственным установкам нормальных людей, пониманию ими смысла добра и зла, сути патриотизма и предательства. В свою очередь это может привести к ухудшению психического состояния вынужденных терпил, к появлению у них душевной подавленности (депрессии) или даже способствовать возникновению стрессовых ситуаций, которые в ряде случаев способны сделаться причиной проявлений человеческой агрессии – бунтов.

Скрытые от посторонних глаз ненужных свидетелей кухонно-домашние всплески агрессии, зачастую, добронравных людей, страдающих от бессилия что-либо изменить в окружающей их социально-политической действительности, но всем своим естеством восстающих против навязываемой им в духе прозападной модели демократии жалкой участи толерантных терпил перед демонстративно-аморальными выходками содомит-лесбийского отрепья, а также некоторых пришлых разнузданных инородцев («гостей»), намеренно не считающихся с многовековыми духовными традициями и национальными обычаями русского народа, стали привычным явлением в семьях титульной нации России. При этом долю моральных страданий берут на себя и члены семей «кухонных бунтарей», сопереживающие им и практически всегда разделяющие их праведное возмущение.

                                  

                                  

Много реже, когда однажды добропорядочным гражданам уже недостаёт терпения во всём и всегда тупо и молчаливо быть социально толерантными, возникает открытое бунтарство – скопившаяся людская агрессия выплёскивается на площади и улицы городов и посёлков. Тогда страдают уже как аморальные субъекты, долгое время бросавшие вызов нравственному кодексу человеческого бытия, против которых и направляется праведная агрессия, так и собственно бунтари, укрощаемые не всегда толерантными сотрудниками полиции, призванными защищать госвласть, проводимую ею политику, даже посредством отказа от защиты прав и национальных интересов коренных россиян.

В конце XIX века великий и грозный «железный канцлер» Германской Империи Отто фон Бисмарк произнёс: «Русские долго запрягают, но быстро ездят».

Навязываемая гражданскому обществу социальная толерантность (терпимость) лишь загоняет вышеприведённые проблемы на кухни рядовых россиян, где, перебродив и усилившись, они при удобном провоцирующем случае выплёскиваются на улицы городов в форме открытого протеста. Терпение лопается, и пружина общественного негодования, продолжительное время сжимавшаяся бездействием государственных и муниципальных властей, к примеру, проводившим политику ложного интернационализма при отстаивании интересов национальных меньшинств, принося при этом в жертву интересы исторически сложившегося национального большинства, которому и предназначены все увещевания о необходимости быть толерантными, распрямляется праведной агрессией.

В этот момент, когда возмущение масс доходит до точки кипения, энергия агрессии «настоящих буйных», способных в поисках СПРАВЕДЛИВОСТИ вести за собой других, объединяется с энергией скопившегося, перебродившего и окрепшего со временем, как хорошее вино, протеста многочисленных вчерашних «кухонных бунтарей». Вместе эти энергии формируют и подпитывают собой единый быстротечный и скорый на расправу над всем тем, через что натерпелось, против того, от кого натерпелось, агрессивный поток РУССКОГО БУНТА, по-Пушкину «бессмысленного и беспощадного».

                                

                                    

Того самого бунта, являющегося порождением объединённой общественной воли, натерпевшейся от повседневного административно-бюрократического попустительства беззаконию, блудливо-лживых призывов к толерантности и псевдоинтернационального, насквозь коррумпированного заигрывания с разномастными представителями различных некоренных для данной территории страны национальных диаспор. Общественной воли, в отчаянии своём готовой действовать даже противозаконными протестными средствами, доблестно защищая ИДЕАЛЫ ДОБРА и СПРАВЕДЛИВОСТИ, истинные национально-культурные ценности и нравственные (духовные) традиции коренного народонаселения страны, вокруг которого исторически сплачиваются десятки других наций и народностей, требуя реализации на деле правового принципа РАВЕНСТВА ВСЕХ ПЕРЕД ЗАКОНОМ.

Именно доблестно защищая, когда чаша людского терпения переполнена, и трудно сдерживать возмущение творимому беспределу, когда просто бесполезно продолжать и дальше «стаптывать тапочки» в ходе бесконечных подач жалоб в установленном Законом порядке, на которые следуют неконструктивные ответы – отмазки, когда «толерантные информационные щи» больше не останавливают, а раздражают и разжигают конфликт.

Хотя сам по себе любой бунт в методах своего проявления – безнравственен, даже если направлен на защиту самых чистейших нравственных ценностей, ибо вполне может повлечь отрицательные последствия интересам ни в чём не замешанных третьих лиц.

Ещё в 1801 году выдающийся немецкий философ, проповедник идей абсолютного идеализма Георг Вильгельм Фридрих Гегель в своих тезисах к философской диссертации «Об орбитах планет» отразил следующее: «Доблесть несовместима с невинностью, как поступков, так и переживаний» и «Вполне совершенная нравственность противоречит доблести» (XI и XII тезисы).

С некоторой долей условности, проводя сравнение в философском духе «раннего» (юного) Гегеля, протестное движение в России можно охарактеризовать, как свежий ветер перемен, заставляющий правящие в стране политико-экономические власть имущие элиты, вздрогнув, вносить принципиальные или кадровые коррективы в СИСТЕМУ госуправления страной и проводить реформы, нацеленные на решение давным-давно назревших социальных проблем (!).

                            

Должны пройти, как минимум, полтора десятка лет, чтобы из современных детей после систематического «прививания» их толерантностью, включённой в обязательные и факультативные курсы образовательно-воспитательных программ начальных и средних школ, техникумов и ВУЗов, появилось аморальное, безнравственное, непатриотичное, согбенно-покорное, легко управляемое и не помышляющее о бунтах, поколение взрослых людей.

Поэтому зарубежные политтехнологи, под прикрытием на первый взгляд здравых лозунгов внедряющие лоббистскими методами в российские гражданские общественные отношения толерантность, ещё в 90-х годах ХХ века сделали ставку не на советских людей, помнящих свою жизнь во взаимоуважении, равенстве и добропорядочности, как основополагающих принципах общественных отношений в СССР, а на подрастающие поколения. Через начальные, средние и высшие учебные образовательно-воспитательные учреждения и институты российская молодёжь стала системно подвергаться прессинговой обработке толерантностью.

Противостоять педагогической атаке толерантностью на российскую молодёжь можно, прежде всего, проводя разъяснительно-воспитательную анти-толерантную работу непосредственно в семьях молодых людей, опираясь при этом на поставленный во главу угла родительский авторитет или авторитет иных взрослых людей, чьи общественно-политические убеждения базируются на патриотизме и принципах социальной и национальной справедливости. В противном случае, если эту «схватку за молодёжь» выиграют западные политтехнологи с их толерантностью, то по истечению полутора или двух десятков лет российское гражданское общество в своём большинстве будет состоять из безнравственной, забывшей свои национальные корни, космополитной, антипатриотичной массы покорных терпил, не стремящихся защищать национальные интересы своего Отечества (!).

                                

                                

Исходя из этого, напрашивается один вопрос: готово ли современное российское гражданское общество в обозримом будущем превратиться в раболепную массу главным образом русско-славянских терпил, слепо, глухо и молчаливо, то есть толерантно, но обречённо-стоически выносящих все невзгоды и оскорбления, направленные против них и их веры, как представителей коренной (титульной) нации России?..

Конечно, широко известна, наверное, самая толерантная пословица: «Христос терпел и нам велел!». Вот только безбожники – содомиты и лесбиянки, а также «воины Аллаха» (включая их мучеников – шахидов), по понятным причинам, её не воспринимают на свой счёт. Значит, ожидать от них встречного порыва толерантности не приходится, а о каком-либо уважении или взаимоуважении в данном случае нелепо даже помыслить (!).

В этой связи, живя на своей Земле, по-христиански уважительно относясь ко всем, кто достоин уважения, толи местным, толи на время прибывшим в Россию иностранцам, независимо от их национальности и вероисповедания, для прочей нечисти: недостойных уважения содомит-лесбийских особей, иных растлителей, злопыхателей и оскорбителей, – думается, стоит держать наготове крепко сжатый русский кулак.

 

 

Александр Коростелёв

3 апреля 2014 года

(Глава I  из книги «О толерантности и

национализме без привкуса нацизма»)