13. Потанинское плутовство,

Скачать книгу



Скачать СБОРНИК №1

У нас уже более 90000 подписчиков! Присоединяйтесь!

Поделиться страницей:

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по запросу о правомерности аукциона на право заключения

договоров кредита и залога принадлежащих государству

акций РАО «Норильский никель»

            В связи с вопросами, поставленными в запросе Коллегии адвокатов г. Москвы по поводу проведения аукциона и заключения договоров кредита и залога в отношении принадлежащих Российской Федерации акций РАО «Норильский никель», сообщаю следующее.

            1. Предусмотренная Указом Президента РФ от 31 августа 1995г. № 889 «О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности» и изданными в его развитие ведомственными нормативными актами актами Госкомимущества РФ система передачи в залог акций, находящихся в федеральной собственности, для обеспечения предоставляемых государству кредитов, представляется не соответствующей общим правилам Гражданского кодекса РФ.

            Правила ГК РФ императивно предусматривают содержание прав залогодержателя (п.1 ст.334, п.3 ст.346), а также основания, порядок обращения взыскания и порядок реализации заложенного имущества (ст.ст.348-350). В соответствии с этими правилами взыскание на заложенное имущество может быть обращено лишь в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства. При этом в случаях, когда для заключения договора о залоге требовалось согласие или разрешение другого лица или органа, взыскание на предмет залога может быть обращено только по решению суда (п.3 ст.349 ГК). В данном случае договор залога мог быть заключен только на основании протокола о результатах залогового аукциона, а ГКИ как орган публичного собственника — федерального государства — получило разрешение на заключение таких сделок в Указе Президента РФ от 31 августа 1995г. № 889, на который имеется прямая ссылка в преамбуле договора залога от 22 ноября 1995г. Реализация заложенного имущества во всех случаях, даже и при отсутствии судебного решения, может производиться исключительно путем продажи предмета залога с публичных торгов в порядке, установленном процессуальным законодательством, если только иной порядок прямо не предусмотрен федеральным законом (п.1 ст.350 ГК).

            Указ Президента РФ является подзаконным актом, который не может противоречить Гражданскому кодексу (п.3 ст.3 ГК). Тем более это относится к ведомственным актам ГКИ РФ (п.7 ст.3 ГК). Поэтому предусмотренный ими порядок реализации заложенного имущества (акций) путем заключения договоров комиссии или даже реализации этих акций самим залогодержателем является незаконным. В силу прямого указания п.5 ст.3 ГК в данном случае подлежат применению нормы кодекса, а не противоречащих ему подзаконных актов.

            С этой точки зрения договор комиссии между РФФИ и компанией «МФК-Московские Партнеры» от 21 ноября 1995г. является ничтожным как не соответствующий требованиям закона (ст.168 ГК). Соответственно этому договор об уступке права на заключение договора комиссии между ОНЭКСИМ-банком и компанией «МФК-Московские Партнеры» от 20 ноября 1995г. также должен считаться не имеющим юридической силы.

            Следует оговорить, что возможность отчуждения в частную собственность принадлежащих государству акций в случае неисполнения обеспеченного их залогом обязательства по действующему российскому законодательству должна рассматриваться как возможность совершения сделок приватизации (ср. ст.1 Закона о приватизации государственных и муниципальных предприятий). Такие сделки должны совершаться в порядке, предусмотренном законами о приватизации (ч.1 ст.217 ГК). Согласно ч.2 ст.217 ГК при приватизации правила кодекса, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное. Однако президентские указы, в том числе и по вопросам приватизации, с момента введения в силу ГК РФ не могут считаться имеющими силу закона (в соответствии с ч.2 ст.4 Закона о введении в действие части первой ГК такую силу могут сохранять лишь президентские указы, принятые до введения в действие кодекса). Поэтому президентские указы, изданные после 1 января 1995г., не могут устанавливать особенности сделок приватизации по сравнению с общими нормами ГК. Действующие Основные положения государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994г., утвержденные Указом Президента РФ от 22 июля 1994г. № 1535, также предусматривают аукционный порядок приватизации госимущества (см. Порядок проведения межрегиональных и всероссийских аукционов по продаже акций акционерных обществ, созданных путем преобразования государственных предприятий, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 28 апреля 1995г. № 438), который соблюден не был.

            Необходимо кроме того отметить, что при «бездокументарной форме» акций речь следует вести не о залоге имущества, а о залоге прав (ст.149 ГК). Однако и это ничего не меняет в данной ситуации, ибо особенности залога прав, предусмотренные в разделе IV Закона о залоге 1992г. (сохраняющим действие в части, не противоречащей правилам ГК на основании ч.1 ст.4 Закона о введении в действие части первой Гражданского кодекса), не касаются порядка их реализации при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства, обеспеченного залогом.

            2. Указом Президента РФ от 11 мая 1995г. № 478 « О мерах по обеспечению гарантированного поступления в федеральный бюджет доходов от приватизации» запрещена досрочная продажа находящихся в федеральной собственности акций государственных предприятий по утвержденному федеральным правительством перечню. Такой перечень установлен в приложении №1 к Постановлению Правительства РФ от 18 сентября 1995г. № 949 «О перечне акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, производящих продукцию (товары, услуги), имеющую стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности страны, закрепленные в федеральной собственности акции которых не подлежат досрочной продаже». В названном приложении под номером 422 указано РАО «Норильский никель».

            С момента включения РАО «Норильский никель» в указанный перечень, т.е. с 18 сентября 1995г., все решения об управлении и распоряжении его акциями, находящимися в федеральной собственности, в том числе о передаче их в залог, в соответствии с п.1 названного указа могут приниматься лишь на основании президентских указов, проекты которых вносятся постановлениями федерального правительства. Такого указа, прямо касающегося находящихся в федеральной собственности акций РАО «Норильский никель», нет. Следовательно, как залоговый аукцион от 17 ноября 1995г., так и договор залога названных акций между ГКИ и ОНЭКСИМ-банком от 22 ноября 1995г. должны считаться ничтожными сделками в силу несоответствия иным правовым актам (ст.168 ГК).

            Обращает на себя внимание то обстоятельство, что договор об уступке прав на заключение договора комиссии на реализацию заложенных акций между ОНЭКСИМ-банком и компанией «МФК-Московские Партнеры» был заключен 20 ноября 1995г., а договор комиссии между МФК и РФФИ 21 ноября 1995г., тогда как сам договор залога акций был заключен только 22 ноября 1995г. При этом в ст.1 договора комиссии имеется ссылка на договор залога между указанными организациями от 21 ноября 1995г., хотя в действительности он был заключен 22 ноября. Все это говорит о том, что еще до заключения договора залога оформлялась система реализации (продажи) передаваемых в залог акций. Иначе говоря, договор залога, очевидно, служил лишь формальным прикрытием, звеном в цепи сделок, направленных на отчуждение находящихся в федеральной собственности акций РАО «Норильский никель» в обход установленных запретов. В пользу этого вывода говорят и те обстоятельства, что основной, кредитный договор между Минфином РФ и ОНЭКСИМ-банком от 20 ноября 1995г. был заключен на чрезвычайно краткий срок — один месяц (п.3.1.) и заранее содержал условия о выплате основного долга и процентов заемщиком «из выручки от реализации акций, переданных в залог» (п.п.3.1. и.6.1.), либо, что то же самое, путем обращения кредитором взыскания на предмет залога в порядке, устанавливаемом договором залога (ср. п.п. 3.6., 8.1. и 8.2. договора залога от 22 ноября 1995г.), причем все это, как уже указывалось, противоречит закону.

            С этой точки зрения как залоговый аукцион, так и сделки залога и кредита могут рассматриваться в качестве притворных сделок, прикрывающих сделку купли-продажи указанных акций. В соответствии с п.2 ст.170 ГК такие сделки считаются ничтожными, и к ним применяются правила о сделке, которую стороны действительно имели ввиду. Сделка же купли-продажи акций, как уже отмечалось, должна считаться ничтожной в силу правила ст.168 ГК.

            В рассматриваемой ситуации можно усмотреть и другие нарушения законодательства. Так, согласно п.1 ст.18 Закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках (в редакции от 25 мая 1995г.) приобретение акций с правом голоса, при котором их владелец приобретает право распоряжаться более чем 20% акций хозяйственного общества (если только приобретатель не является учредителем или суммарная балансовая стоимость активов приобретателей менее 100 тыс. минимальных размеров оплаты труда) требует предварительного согласия федерального антимонопольного органа. В рассматриваемом случае к залогодержателю согласно условиям залогового аукциона перешло 38% голосующих акций РАО, причем в соответствии с п.3.1. и 3.2. договора залога от 22 ноября 1995г. и залоговому распоряжению держателю реестра акционеров РАО от 27 декабря 1995г. залогодержатель получал право осуществлять голосование по переданным в залог акциям на общих основаниях акционеров по своему усмотрению, за исключением ряда вопросов, по которым требовалось предварительное письменное согласование с ГКИ РФ. Таким образом, было нарушено указанное требование антимонопольного законодательства.

            3. Рассматриваемые сделки по залогу и реализации принадлежащих государству акций РАО «Норильский никель» основаны на нормах Указа Президента РФ от 31 августа 1995г. № 889 « О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности», и утвержденных им Правил проведения аукционов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций и комиссии, Обязательных условий Договора кредита (приложение №1), Обязательных условий Договора залога находящихся в федеральной собственности акций (приложение № 2) и Обязательных условий Договора комиссии (приложение № 3). Содержание заключенных договоров практически текстуально воспроизводит правила названного указа и приложений к нему.

            Это однако не дает основания для их рассмотрения в качестве правомерных. Во-первых, акции РАО «Норильский никель» имеют особый правовой режим, установленный упомянутым выше Постановлением Правительства РФ от 18 сентября 1995г. № 949 (изданным на основании Указа Президента РФ от 11 мая 1995г. № 478). В силу этого данные акции, как представляется, вообще не могли быть предметом залогового аукциона. Во-вторых, правила президентского указа № 889 противоречат нормам ГК и потому не могут иметь обязательной силы (п.5 ст.3 ГК). Так, предусмотренная п.7 Указа № 889 продажа комиссионером переданных в залог акций, причем любым из способов, установленных законодательством о приватизации (кроме инвестиционных торгов) по выбору комиссионера, противоречит правилам ст.ст. 217, 349, 350 ГК; соответственно этому исключается законность условий «договора комиссии на продажу переданных в залог акций» (приложение №3 к данному указу).

            Не может быть признан соответствующим закону п.6 Обязательных условий Договора кредита (приложение № 1 к указу), предусматривающий обязательство заемщика (государства) по выплате долга и процентов по кредиту из выручки от реализации переданных в залог акций. Реализация заложенного имущества возможна лишь в случаях, предусмотренных п.1 ст.348 ГК, и в порядке, предусмотренном п.3 ст.349 и п.1 ст.350 ГК. Залогодатель при этом по общему правилу не становится собственником вырученных от продажи заложенного имущества сумм (ср. п.6 ст.350 ГК), а потому на него не может возлагаться обязательство по погашению обеспеченного залогом требования за счет вырученных от продажи предмета залога сумм. Закон не предусматривает права залогодержателя на самостоятельную реализацию предмета залога, хотя бы и в качестве «комиссионера», в силу чего условие, предусмотренное п.8 Обязательных условий Договора залога находящихся в федеральной собственности акций (приложение №2 к указу) также должно считаться ничтожным. Это же относится и к условию, предусмотренному предпоследним абзацем п.3 названных Условий. Содержание правил п.7 Указа № 889 и п.6 Обязательных условий Договора кредита (приложение №1) пп.3 и п.8 Обязательных условий Договора залога находящихся в федеральной собственности акций (приложение №2) и Обязательных условий Договора комиссии (приложение №3) дают кроме того основания для вывода о нацеленности данных актов на фактическое отчуждение (продажу) соответствующих акций под видом их залога, т.е. на совершение незаконных (ничтожных) притворных сделок (п.2 ст.170 ГК).

            В целом сделки залогового аукциона, договоров кредита и залога, а также договоров комиссии и уступки права на заключение договора комиссии, в силу изложенных выше причин должны считаться ничтожными как противоречащие закону и иным правовым актам (ст. 168 ГК).

            При этом следует иметь в виду, что суд при разбирательстве споров не вправе применять любой, в том числе и нормативный акт государственного органа, противоречащий закону, что рассматривается гражданским законом в качестве одного из способов защиты гражданских прав (ч.12 ст. 12 ГК РФ). Поэтому в рассматриваемой ситуации противоречащие закону правила перечисленных выше подзаконных актов не подлежат применению и, следовательно, не могут стать основанием для признания юридической силы за сделками по залогу и отчуждению находящихся в федеральной собственности акций РАО «Норильский никель».

                                 

                                                           

24 марта 1996 г.                              Проф. Е.А.Суханов,

заведующий кафедрой гражданского права,

декан юридического факультета МГУ».