13. Потанинское плутовство,

Скачать книгу



Скачать СБОРНИК №1

У нас уже более 90000 подписчиков! Присоединяйтесь!

Поделиться страницей:

Контрдоводы против суждений

кандидата в Президенты России Михаила Прохорова

о своём недавнем деловом прошлом и настоящем

                           

Данный материал подготовлен на документальных фактах, содержащихся в книге

А.Коростелёва «Приват-капитализм России» или «Дело «Норильский никель»

(издательство «Алгоритм», 2008 год).

Отредактированный вариант книги содержится на настоящем сайте.

В самой же книге указаны источники получения информации,

приведены цитаты из соответствующих документов.

Сокращенный вариант – книга «Кто сделал Михаила Прохорова»

(А. Коростелев, издательство «Алгоритм», ноябрь 2011 года)

                            

                                 

1. ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА Прохоровым М.Д.

                                 

Сам Прохоров М.Д. неоднократно подчёркивал, что все его капиталы были заработаны им честно, без нарушений законов, без какого-либо участия Государства, став логичным завершением его многолетнего кропотливого труда, в ходе которого ему приходилось и разгружать вагоны, и трудиться по 15 часов в сутки, и т.п.

По Прохорову М.Д.: проведённая им  реорганизация горно-металлургического бизнеса, позволила в кратчайшие сроки кратно увеличить капитализацию ОАО «ГМК «Норильский никель», подтверждением чему служит нынешняя курсовая цена акций ОАО «ГМК «Норильский никель» на площадках фондовых рынков, как в России, так и за её пределами (по АДР), в сравнении со стартовой ценой акций приватизированного им госконцерна.

 

Контрдоводы против данного суждения: широко известен тот факт, что в основу финансового благополучия Прохорова М.Д., сделавшего его одним из богатейших людей не только России, но и мира, в базовое основание происхождения его промышленных и иных капиталов были положены результаты подзаконной приватизации им контрольного пакета акций акционировавшегося госконцерна «Норильский никель».

Оппонируя Прохорову М.Д. в его суждении, приведём следующие доводы.

                                              

                                       

ВО-ПЕРВЫХ, финансово-промышленные капиталы Прохорова М.Д. всецело были сформированы благодаря Государству, в частности, в лице Президента РФ Ельцина Б.Н. и председателя Госкомимущества РФ Чубайса А.Б., являвшегося и председателем комиссии по приватизации госконцерна «Норильский никель».

Так, ЕЩЁ ДО ПРЕСЛОВУТОГО ЗАЛОГОВОГО АУКЦИОНА распорядительными документами высокопоставленных государственных должностных лиц были поставлены под контроль двух уполномоченных банков все финансовые потоки, формировавшиеся в результате экспорта большей части готовой продукции предприятий РАО «Норильский никель» (акционировавшегося госконцерна «Норильский никель»). На государственном уровне, подзаконными актами были созданы условия для приватизации части прибылей предприятий РАО «Норильский никель» (слива некоторой части финансовых активов в пользу узкого круга лиц).

Фактически реализовывалось это непосредственно Прохоровым М.Д. и Потаниным В.О., которые были поставлены Государством на первые руководящие должности в двух финансовых компаниях – АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» (Объединённый экспортно-импортный банк) и АКБ «Международная финансовая компания», образованные не без участия лиц из состава бывшего дипломатического корпуса и ГРУ Союза ССР. С некоторыми из этих людей, после августа 1991 года и последующим развалом СССР перешедших на сторону Ельцина Б.Н., у тогда совсем молодого Прохорова М.Д. были, по некоторым сведениям, очень даже неплохие личные связи, что и позволило ему скоро занять место финансиста, наделённого доверием высоких властей. Эти две финансовые коммерческие организации были одни из немногих в 1992 году уполномоченных Государством зарабатывать на обслуживании экспортно-импортных сделок, а Прохоров М.Д. был призван, осуществляя управление крупными финансовыми потоками, направлять полученный от обслуживания этих сделок финансовый результат в соответствии с указаниями высоких властей.

Только после завершения расчётов с «Семьёй» (ближайшим окружением Ельцина Б.Н.), как по линии финансового участия в предвыборной кампании 1996 года на стороне Бориса Николаевича, так и по линии завершения «слива» денежных средств, пошедших на формирование частных капиталов лиц из ближайшего окружения Президента РФ Ельцина Б.Н., государственная власть передала в собственность Прохорова М.Д. и Потанина В.О. промышленные активы, на базе которых сначала было создано ОАО «ГМК «Норильский никель», а затем выделившееся из него ОАО «Полюс Золото».

                                     

Капиталист-миллиардер, ныне крупнейший золотопромышленник, Прохоров М.Д. сделался таковым не просто благодаря активной поддержке государственной власти, Российское государство времён президентства Ельцина Б.Н. в буквальном смысле слепила его, как экономический оплот ельцинского режима, передав ему в собственность часть лучших промышленно-сырьевых активов страны.

Происходило это так:

                               

1. Указом Президента России № 1017 от 30 июня 1993 года «Об особенностях акционирования и приватизации Российского государственного концерна по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель» закреплялось «в установленном порядке в федеральной собственности Российской Федерации не менее 51 процента голосующих акций РАО «Норильский никель» (стр. 190-192 книги).

                              

2. Постановление Верховного Совета России № 5475-1 от 21 июля 1993 года «О внесении изменений и дополнений в постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 3020-1 «О разграничении государственной собственности …», изложив в новой редакции п. 15 постановления № 3020-1, лишило Госкомимущество России исключительного полномочия по реализации государственного имущества федеральной собственности.

После этого, Президент России Ельциным Б.Н. издал свой антиконституционный Указ № 1400 от 21 сентября 1993 года (по возвращению депутатов верховной законодательной власти России из летних отпусков), что привело к свершению государственного переворота, принятию новой редакции Конституции России и к тому, что Президент России стал Главой Государства.

Не прошло и двух недель со дня принятия новой редакции Конституции России, а Президент России Ельцин Б.Н. уже издал Указ № 2284 «О Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации», положение п. 6.1. которой содержало в себе следующее: «Приватизация … объектов Российского акционерного общества «Норильский никель» регулируется действующими указами и распоряжениями Президента Российской Федерации».

Тем самым Президент России Ельцин Б.Н. фактически отодвинул законодательную власть России от законотворческого участия в промышленной приватизации не только концерна «Норильский никель», но и других сырьевых гигантов страны. Дальнейшее регулирование приватизационных процессов пошло исключительно посредством издания президентских указов и распоряжений Госкомимущества России. Законодательной власти же было оставлено регулирование вопросов приватизации жилья (стр. 193-196 книги).

                            

3. Постановлением № 692 от 27 апреля 1994 года Главы администрации города Норильска РАО «Норильский никель» получило свою государственную регистрацию, а 8 июня 1994 года вышло Распоряжение председателя Госкомимущества РФ Чубайса А.Б.  № 1448-р, которым утверждался План приватизации РАО «Норильский никель», а также определялся порядок распределения акций. Четыре из пяти сертификатов акций РАО «Норильский никель» были переданы Российскому фонду федерального имущества для дальнейшей реализации акций в соответствии с Планом приватизации компании, а один – Сертификат № 4, контрольный пакет акций РАО «Норильский никель», Чубайс А.Б. оставил в распоряжении самого Госкомимущества России (стр. 242, 254-255, 260-261 книги).

                            

4. Указ Президента России № 2096 от 5 декабря 1993 года «О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации» установил (п. 4) возможность передачи «в коммерческое или доверительное управление финансово-промышленной группе или её участнику … временно закреплённых за государством пакетов акций предприятий – участников финансово-промышленной группы».

Волей Президента России Ельцина Б.Н., выразившейся в Указе № 2023 от 28 октября 1994 года «О выработке мер государственной поддержки создания и деятельности финансово-промышленных групп на базе финансово-промышленной группы «Интеррос», было установлено:

«Одобрить инициативу предприятий и организаций по перечню согласно приложению в создании ими финансово-промышленной группы «Интеррос».

В ФПГ АООТ «Интеррос» президентским указом были включены 23 юридических лица, включая РАО «Норильский никель», АКБ «Международная финансовая компания» и АКБ «ОНЭКСИМ-Банк».

Контрольный пакет обыкновенных акции РАО «Норильский никель» (Сертификат № 4) был передан Госкомимуществом России в доверительное управление финансовым организациям ФПГ АООТ «Интеррос».

                         

С созданием ФПГ АООТ «Интеррос», задолго ДО ЗАЛОГОВОГО АУКЦИОНА, пошёл ПРОЦЕСС ПРИВАТИЗАЦИИ ЧАСТИ ПРИБЫЛИ РАО «Норильский никель», организованный посредством добровольно-принудительного прохождения всех экспортных финансовых потоков компании через счета, открытые, в данном случае, в АКБ «ОНЭКСИМ-Банк».

                          

Начиная с осени 1994 года, именно за счёт приватизации части прибыли РАО «Норильский никель» (в частности, посредством использования банковских кредитно-финансовых механизмов, связанных с объективно неоправданным ростом процентных ставок по выдаваемым кредитам, а также – задержек расчётов при конвертации валют в период гиперинфляции) проходил процесс первоначального накопления капитала Прохоровым М.Д.

ФПГ АООТ «Интеррос» была зарегистрирована 21 ноября 1994 года Московской регистрационной палатой за № 34818. С самых первых дней существования ФПГ АООТ «Интеррос» Прохорову М.Д. и Потанину В.О. были полностью подконтрольны все органы управления этой финансово-промышленной группы, созданной по тексту президентского указа вроде бы для удовлетворения государственных нужд.

Однако в течение ещё почти целого года часть финансовых потоков предприятий РАО «Норильский никель» внутри России проходило через счета, открытые в структурах Универсального АКБ «Уникомбанк». Это прекратилось с передачей контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» Госкомимуществом России в залог АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» и последовавшей за этим сменой руководства компании (стр.322, 326-336 книги).

                              

                                

ВО-ВТОРЫХ, устанавливая правила промышленной приватизации, государственная власть стремилась минимизировать размеры уставных капиталов акционировавшихся с целью приватизации госконцернов, что значительно упрощало передачу их контрольных пакетов акций сначала в доверительное управление, залог, а потом и в собственность избранным для этого ставленникам Президента РФ Ельцина Б.Н., кем являлся и Прохоров М.Д.

Нормативная база:

– нормативное правило п. 5 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа (Указ Президента России № 721 от 1 июля 1992 года);

– Временные методические указания по оценке стоимости объектов приватизации (приложение № 2 к Указу Президента России № 66 от 29 января 1992 года «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий»).

                        

Собственно, как таковой оценки производственных и иных основных фондов промышленных предприятий РАО «Норильский никель» вообще не было, равно, как не проводилась и сплошная инвентаризация имущества. Инвентаризация заняла бы массу времени, а председателя комиссии по приватизации госконцерна «Норильский никель» Чубайса А.Б. это не устраивало, он стремился как можно скорее создать мало-мальски приемлемые условия (юридические основания) передачи акционировавшегося, но ещё не приватизированного концерна «Норильский никель» в доверительное (залоговое) управление уполномоченным финансовым организациям.

Это неминуемо привело к возникновению больших ошибок и просто недочётов при расчёте уставного капитала РАО «Норильский никель», значительно уменьшив его.

В соответствии с нормативными положениями вышеприведённых президентских указов при расчёте уставного капитала РАО «Норильский никель» учитывались основные средства и вложения, денежные средства и прочие активы по бухгалтерскому балансу. После сложения учтённой в бухгалтерском балансе остаточной стоимости всех активов предприятия, подлежащих приватизации (кроме жилья, объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения), из полученной величины вычиталась стоимостное выражение статей пассива баланса.

                       

Уставный капитал РАО «Норильский никель», рассчитанный исключительно по данным бухгалтерского баланса на 1 июля 1992 года, составил 31 499 979 000 рублей, что по курсу валют (125,26 рублей/$) на расчётную дату было эквивалентно $251 476 760,3.

На дату государственной регистрации РАО «Норильский никель», 27 апреля 1994 года, уставный капитал компании по существовавшему на то время курсу валют (1753 рублей/$) был эквивалентен всего на всего $17 969 183,7 (стр. 206-215 книги) (!).

                               

В состав госконцерна «Норильский никель» (образованного в 1989 году) входили, в свою очередь, огромные многоотраслевые, градообразующие, горно-металлургические промобъединения: Норильский комбинат (Красноярский край, город Норильск), комбинат «Печенганикель» (Мурманская область, город Заполярный) и комбинат «Североникель» (Мурманская область, город Мончегорск), а также Красноярский завод по производству цветных и драгоценных металлов (город Красноярск), Оленегорский механический завод (Мурманская область, город Оленегорск) и Институт «Гипроникель» (город Санкт-Петербург).

                          

Такой мизерный размер уставного капитала РАО «Норильский никель», впрочем, заложивший сказочно минимальную основу для оценки акций РАО «Норильский никель» на старте, одновременно гарантировал ошеломляющий рост капитализации компаний, созданных в дальнейшем на базе промышленных активов перечисленных производств – ОАО «ГМК «Норильский никель» и ОАО «Кольская ГМК», объяснялся так:

                    

1) самым главным, что привело к невероятной дешевизне уставного капитала РАО «Норильский никель» было ОТСУТСТВИЕ ОЦЕНКИ природно-сырьевых богатств (равно как и техногенных), выраженных в виде трёх богатейших, полностью разведанных и во всю эксплуатировавшихся месторождений сульфидных медно-никелевых руд Норильского промышленного района («Норильск-1», «Октябрьское», «Талнахское»).

Также не было оценки месторождений природного рудного сырья, расположенных  на Кольском полуострове Мурманской области.

Разработчики модели промышленной приватизации в России по-Чубайсу в своей методологии ограничились всего-то лишь учётом капитальных вложений инвентарного характера в земельные участки и недра, иными словами – стоимостью обустройства самих шахт рудников с учётом начисленного за годы эксплуатации нормативного износа. Всё свелось в итоге к остаточной стоимости понесённых давным-давно капитальных затрат.

Ценность же хранимых в недрах земной коры руд цветных и благородных металлов в расчёт принципиально не бралась, как будто руд этих и не было вовсе (!).

                          

Тогда как, в соответствии с п. 1 статьи 9 Конституции России «природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории».

«Недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью», – из статьи 1-2. Закона РФ от 21 февраля 1992 года № 2395-1 «О недрах».

В соответствии с правовой нормой статьи 2 этого же Закона «владение, пользование и распоряжение государственным фондом недр в пределах территории Российской Федерации в интересах народов, проживающих на соответствующих территориях, и всех народов Российской Федерации осуществляются совместно Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации».

Подчеркнём основополагающий принцип: использование российских недр должно осуществляться как в интересах людей, проживающих на территории недропользования, так и в интересах всех народов Российской Федерации!

Отсюда следует, что высокопоставленные госчиновники были обязаны исходить, прежде всего, из интересов российского народа, определяя дополнительные условия переоформления прав на эксплуатацию полностью разведанных, инфраструктурно обустроенных и активно разрабатываемых месторождений сульфидных медно-никелевых руд Норильского промрайона с государственного объединения Норильский комбинат на шедшую под приватизацию составе РАО «Норильский никель» его дочернюю компанию ОАО «Норильский комбинат».

Этого сделано не было! (стр. 365-374 книги)

                         

Отсутствие оценки природно-сырьевых богатств действовавших промышленных производств, переданных через механизм бесправной приватизации в руки нескольких частных лиц, таких как Прохоров М.Д., нанесли огромный ущерб Российской Федерации. Абсурд, но в случае с РАО «Норильский никель» были попытки объяснить отсутствие этой оценки ссылками на наличие правового института государственной тайны.

Так, в соответствии с правовой нормой статьи 5 Закона РФ от 21 июля 1993 года № 5485-1 «О государственной тайне», государственную тайну составляли сведения «об объёмах запасов, добычи, передачи и потребления платины, металлов платиновой группы, природных алмазов, а также об объёмах других стратегических видов полезных ископаемых Российской Федерации».

В дополнение к этому Закону Указом Президента России за № 1203 от 30 ноября 1995 года был утверждён «Перечень сведений, отнесённых к государственной тайне», в соответствии с которым к таковым были причислены:

«42. Сведения, раскрывающие прогнозные или фактические объёмы производства платины, металлов платиновой группы (палладия, иридия, родия, рутения, осмия) …

46. Сведения о балансовых запасах в недрах страны … платины, металлов платиновой группы (палладия, иридия, родия, рутения, осмия) от 50 тонн и выше …

47. Сведения о себестоимости … платины, металлов платиновой группы … месторождениях комплексных руд в размерах, указанных в пункте 46 …».

Все эти нормы права как раз и распространяли своё действие преимущественно на дочерние предприятия госконцерна «Норильский никель» (РАО «Норильский никель»), под товарной маркой которого выпускалась почти вся российская платина и металлы платиновой группы, обеспечивая по этим позициям более 42% потребностей мирового рынка металлов.

                               

Лишь в ноябре 2003 года, когда это не столько перестало быть целесообразным, сколько стало полностью отвечать интересам олигархической верхушки российского сырьевого бизнеса, стремившейся удовлетворить требования зарубежных партнёров в большей прозрачности экономики горнодобывающих производств, для создания условий роста капитализации компаний, в законодательство были внесены изменения, значительно откорректировавшие содержательное наполнение понятия «государственная тайна».

Стоит предположить, что в случае своевременного доведения в общих чертах до широких слоёв населения страны сведений о богатствах недр полуостровов Таймыр и Кольский, проведения оценки полностью разведанных, инфраструктурно обустроенных и эксплуатируемых месторождений сульфидных медно-никелевых руд, акционирование и приватизация госконцерна «Норильский никель» не прошли бы так по умолчанию нелепо и откровенно жуликовато, приведя к воистину грабительским последствиям для интересов подавляющего большинства россиян (стр. 361-363 книги);

                          

2) в соответствии с п.6 постановления Правительства РФ № 595 от 14 августа 1992 года «О переоценке основных фондов (средств) в Российской Федерации», подписанного Гайдаром Е.Т., «определение величины уставного капитала … осуществляется без учёта переоценки, производимой в соответствии с настоящим постановлением». Тогда как, по данным Госкомстата РФ, уровень инфляции в 1992 году составил 2508,8%, в 1993 году – 839,9%, в 1994 году – 215,1%, в 1995 году – 131,3%, в 1996 году – 21,8%, в 1997 году – 11% (стр. 214, 216 книги).

Ясно, что при таком нормотворчестве госчиновников и галопирующей в 1992–1993 годах инфляции расчётный размер уставного капитала РАО «Норильский никель» был по настоящему смехотворно маленьким. Ведь, с 1 июля 1992 года (президентскими указами императивно установленная дата, на которую происходил расчёт уставных капиталов всех акционировавшихся госпредприятий и концернов) по 27 апреля 1994 года (регистрация РАО «Норильский никель», чем завершилось акционирование госконцерна «Норильский никель») его основные фонды обесценились в 324 раза.

Это была разница между увеличившейся благодаря инфляционному обесценению рубля стоимостью основных производственных и иных фондов, в ходе акционирования по правопреемству доставшихся от госконцерна «Норильский никель» РАО «Норильский никель», и уставным капиталом образованной компании.

                             

Всё бы ничего, если бы не одно «но».

Как на залоговом аукционе (17 ноября 1995 года) при определении стоимости передававшегося в залог контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», так и при установлении цены продажи предмета залога (5 августа 1997 года), организаторы этих мероприятий исходили из суммарной номинальной стоимости обыкновенных акций, входивших в контрольный пакет акций РАО «Норильский никель». Причём без какого-либо учёта преднамеренной недооценки уставного капитала РАО «Норильский никель», допущенной ещё в 1994 году.

                             

Впоследствии, когда приватизация РАО «Норильский никель» была завершена, а на базе производственных и иных активов сверхприбыльных горно-металлургических промышленных объединений бывшего госконцерна созданы ОАО «ГМК «Норильский никель» и ОАО «Кольская ГМК», в цене акций этих двух компаний была учтена и оценка богатейших рудных месторождений, и реальная оценка всех основных производственных и иных фондов (профильные и непрофильные, сопутствующие основному производству, активы), и развитость производственной и социальной инфраструктур, и обеспеченность компаний высокопрофессиональными трудовыми ресурсами (!).

Именно это, а не «кропотливый труд» Прохорова М.Д. и команды его управленцев, гарантированно обеспечило скорый рост капитализации того же ОАО «ГМК «Норильский никель», ставшего «голубой фишкой» российского фондового рынка, рост рыночной цены акций компании (в сравнении с первоначальной, нереально заниженной, ценой акций РАО «Норильский никель»).

В этом – ПРИРОДА ПРОИСХОЖДЕНИЯ многомиллиардного долларового КАПИТАЛА Прохорова М.Д. (стр. 217 книги).

                                      

                            

В-ТРЕТЬИХ, окончательно закрепиться в правах на управление предприятиями РАО «Норильский никель» АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» смог по итогам проведённого 17 ноября 1995 года фактически безальтернативного ЗАЛОГОВОГО АУКЦИОНА находившегося в госсобственности (хотя и переданного в 1994 году в доверительное управление тому же АКБ «ОНЭКСИМ-Банк») контрольного пакета акций РАО «Норильский никель».

Реального соперничества на аукционе между двух финансовых организаций ФПГ АООТ «Интеррос» – АКБ «Международная финансовая компания» и АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» – ожидать не приходилось. АКБ «Международная финансовая компания» сыграл роль «технического» участника, и АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» фактически безальтернативно вышел победителем указанного залогового аукциона акций РАО «Норильский никель».

В результате 21 ноября 1995 года был заключён Договор залога №01-2/2688.

                           

Однако есть все основания полагать, что сам этот кредит под залог контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», в размере $170 100 000, существовал только в виде официально оформленных документов, дабы служить надёжнейшим основанием передачи в залоговое (номинальное) владение банку контрольного пакета акций. Вместе с контрольным пакетом акций РАО «Норильский никель», что важно, АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» наделялся правом голосовать государственным пакетом акций в работе органов управления «заложенной» компании.

Опираясь на поддержку во властных структурах, АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», получив дополнительно (сверх заявленного ранее количества) финансовые средства в ЦБ России на возмездной основе по ставке рефинансирования, предоставил эти же самые средства в кредит Государству, но уже в лице другого органа управления – Минфина России.

                                  

Совершенно точно, Российское государство ничего от этого не выиграло!

(!) Да и зачем Государству был нужен этот кредит, если (по данным отчёта президента РАО «Норильский никель» Всеволода Генералова) в том же 1995 году консолидированная чистая прибыль компании составляла 3 393 миллиардов рублей, или $730 344 900, считая по среднегодовому курсу (4645,75 рублей/$).

Зачем Государству было отдавать ни за что, точнее за «копеечный» кредит, такой ценный промышленный актив, если не брать в расчёт интересы высокопоставленных госчиновников и будущих олигархов – Прохорова М.Д. и Потанина В.О.!

                          

По прошествии десяти дней после залогового аукциона, 28 ноября 1995 года, на совещании московских банкиров и норильских производственников представители АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» предложили передать им в управление все без исключения финансы как самого РАО «Норильский никель», так и его дочерних обществ. Руководство РАО «Норильский никель» с этим не согласилось, и конфликт разгорелся, причём, в нём решающее значение сыграл административный ресурс. Всё завершилось распоряжением Правительства России № 592-р от 13 апреля 1996 года, по которому «красный директор» Филатов А.В. был досрочно освобождён от занимаемых должностей председателя Совета директоров и генерального директора РАО «Норильский никель».

Этим же распоряжением, минуя Общее собрание акционеров РАО «Норильский никель», был сформирован новый состав Совета директоров компании, в который вошёл, наряду с Потаниным В.О., Хлопониным А.Г., Зелениным Д.В., и председатель Правления АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» Прохоров М.Д.

                                  

Упомянутый конфликт побудил российских парламентариев 21 февраля 1996 года принять постановление № 102-II ГД “О ходе приватизации РАО «Норильский никель» и вызванных этим социально-экономических проблемах и о создании Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по проверке хода приватизации РАО «Норильский никель» и рассмотрению вызванных этим социально-экономических проблем». Постановление, подписанное Председателем Государственной Думы РФ Геннадием Селезнёвым, констатировало и предписывало следующее:

«Государственная Дума отмечает, что Российское акционерное общество «Норильский никель», обеспечивающее производство 90 процентов никеля, 70 процентов меди, 90 процентов кобальта, 100 процентов металлов платиновой группы в Российской Федерации, при доле его в мировом производстве никеля более 20 процентов, платиновых металлов более 40 процентов, является уникальным стратегическим градообразующим предприятием – монополистом, хозяйственная деятельность которого имеет большое значение не только для экономических интересов Российской Федерации и её регионов, но и для национальной безопасности, что должно обязательно учитываться при решении вопросов поиска более эффективной организационно-правовой формы и способов управления закреплённым за государством пакетом акций РАО «Норильский никель». …

На основании вышеизложенного Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации постановляет: …

4. С учётом долгосрочных интересов государства считать необходимым Правительству Российской Федерации вернуться к активной роли в управлении закреплённым за государством пакетом акций РАО «Норильский никель».

5. Признать целесообразным:

при всех возможных решениях, связанных с изменениями организационно-правовой формы и отношений собственности в РАО «Норильский никель», запрещение полного отчуждения, как целиком, так и по частям пакета акций, закреплённого за государством, а также пропорционального его укрупнения при возможных повторных эмиссиях; учитывать роль РАО «Норильский никель» в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации и не допускать к управлению им представителей иностранных государств и фирм».

                          

По результатам работы созданной Комиссии Государственная Дума Российской Федерации 7 июня 1996 года приняла постановление № 442-II ГД «О ходе приватизации РАО «Норильский никель» и вызванных этим социально-экономических проблемах», в п. 5 котором констатировала:

«Залоговый аукцион был подготовлен Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государственным имуществом крайне поспешно. … Передача в залог Объединённому Экспортно-Импортному Банку (далее – ОНЭКСИМ-Банк) акций РАО «Норильский никель», закреплённых в федеральной собственности не привела к повышению эффективности управления федеральной собственностью».

Далее следовал вывод о необходимости обязательного сохранения «контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» в федеральной собственности, запрет его отчуждения, как целиком, так и по частям».

Однако, эти демарши депутатов ГД РФ, по сути своей содержавшие лишь перечень благих пожеланий, направленных в адрес Правительства России, не возымели решающего действия. Позиция Президента России Ельцина Б.Н. восторжествовала: РАО «Норильский никель» было полностью приватизировано, на базе его активов – создано ОАО «ГМК «Норильский никель», контрольный пакет акций которого был передан по частям ряду иностранных фирмах, зарегистрированных в оффшорных зонах (стр. 601-619, 433 книги).

                                        

                                  

В-ЧЕТВЁРТЫХ, наиважнейшим источником формирования благосостояния «Семьи» (лиц из ближайшего окружения Президента России Ельцина Б.Н.), а также пополнения предвыборной копилки Ельцина Б.Н. – в 1996 году кандидата на вторичное занятие поста Президента РФ были финансовые средства, «сливавшиеся» со счетов акционированных и находившихся в стадии приватизации крупнейших рентабельнейших промобъединений (концернов) и их дочерних компаний, специализировавшихся на добыче, переработке и реализации природно-сырьевых богатств (!!).

                            

Однако и Президент России Ельцин Б.Н. не оставлял их своей милостью, туже сплетая в единый клубок государственные интересы и «хотелки» частных лиц, закладывая крепчайший фундамент будущего несокрушимого здания российской коррупции.

Буквально вослед прошедшему залоговому аукциону контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» (17 ноября 1995 года) изданный 30 ноября 1995 года впопыхах Указ Президента России № 1204 «О первоочередных мерах по поддержке экспортёров» содержал в себе следующее:

«В целях поддержки отечественной промышленности и развития экспорта постановляю:

Правительству Российской Федерации отменить с 1 декабря 1995 года вывозные таможенные пошлины на большинство видов продукции нефтепереработки и отдельные виды продукции лесопромышленного комплекса, а с 1 января 1996 годана все товарные группы, кроме нефти, газа и некоторых других сырьевых товаров, ставки вывозных таможенных пошлин на которые должны быть снижены.

Правительству Российской Федерации принять меры по компенсации выпадающих доходов федерального бюджета …

4. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания».

Наверняка останется тайной, кто подсунул Президенту России такую редакцию текста указа. В ней совершенно не были взяты в расчёт сроки, необходимые для внесения корректив в перечень источников пополнения доходной части федерального бюджета на следующий финансовый год, как правило, к 30 ноября текущего года уже фактически свёрстанного. Поэтому постановление Правительства РФ № 479 «Об отмене вывозных таможенных пошлин, изменении ставок акциза на нефть и дополнительных мерах по обеспечению поступления доходов в федеральный бюджет», изданное в развитие Указа № 1204 Президента России, вышло только 1 апреля 1996 года, чьи нормативные положения предписывали:

«1. Отменить с 1 апреля 1996 г. вывозные таможенные пошлины на все товары, за исключением нефти и газового конденсата.

2. … с 1 июля 1996 г. производить экспорт нефти, включая газовый конденсат, без взимания вывозной таможенной пошлины

8. Ввести с 1 апреля 1996 г. сбор за отпускаемую электроэнергию предприятиям сферы материального производства в среднем в размере 12 рублей за 1 кВтч дифференцированно по регионам, в зависимости от сложившейся стоимости потребляемой электроэнергии в регионе и уплачиваемый энергоснабжающими организациями. Указанный сбор включить в состав себестоимости производства  и передачи электроэнергии. Направить суммы этих сборов в доход федерального бюджета».

                                   

В общем, за президентскую милость Ельцина Б.Н. к присягнувшим ему на верность экспортёрам, управляемым финансистами типа Прохорова М.Д. (применительно к РАО «Норильский никель»), поставленными Кремлёвской Властью у руля находившихся в стадии приватизации компаний, ответ держали все товаропроизводители внутри страны, особенно те, чьё производство было в достаточной степени энергоёмко. Через них же эта ответственность автоматически перекладывалась на плечи всех конечных потребителей товаров, работ и услуг, то есть на всех граждан Российской Федерации.

К сведению, экспортная пошлина только одного ОАО «Норильский комбинат» – ведущей дочерней компании РАО «Норильский никель», уплаченная в течение 1995 года, составляла 565 247 000 000 рублей, что по среднегодовому курсу валют (4645,75 рублей/$) было эквивалентно $121 670 000.

Следовательно, потери Федерального бюджета России от недополученных от РАО «Норильский никель» экспортных платежей (пошлин) с 1 апреля 1996 года по 31 декабря 1998 года суммарно (при тех же экономических показателях) могли составить денежную сумму, эквивалентную более чем $330 000 000 (!).

                          

При такой «продуманной» государственной финансово-экономической политике не вызывает сомнений, что сам по себе залоговый аукцион контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» был лишь механизмом передачи Государством управления своей компании в руки Прохорова М.Д. и Потанина В.О., поскольку в кредитных ресурсах ($170 100 000) Государство явно не нуждалось.

Лишь 20 декабря 1998 года в плане мероприятий по стабилизации социально-экономического положения в стране, утверждённом постановлением Правительства РФ № 1529, в котором предусматривалось в кратчайшие сроки разработать и принять ряд федеральных законов, предлагалось рассмотреть возможность возврата к экспортным таможенным пошлинам. В частности, на рассмотрение выдвинули вопрос обложения 5% сбором экспортных сделок по реализации за пределами территории России никеля, меди, кобальта и их соединений. Находясь под впечатлением дефолта, объявленного 17 августа 1998 года, высокопоставленные госчиновники пересмотрели прежнюю тактику и вновь настроились отстаивать интересы вверенного им Российского государства.

Впрочем, не будь тогда авторитетнейший Примаков Е.М. Председателем Правительства России, может быть, никто этого вопроса и не поставил бы вовсе (стр. 509-510, 649 книги).

                                          

                                     

В-ПЯТЫХ, во времена президентства Ельцина Б.Н. по вполне понятным причинам, связанным со строительством олигархического капитализма в стране, государственной властью так и не был поставлен и решён вопрос выбора варианта получения Государством достойной финансовой компенсации с частных компаний, образованных по завершению приватизации государственных горнодобывающих промобъединений, за предоставленное им право дальнейшей эксплуатации богатейших месторождений полезных ископаемых.

                             

Законодательство, регулировавшее правоотношения в сфере недропользования, не предоставляло такой возможности, поскольку связанный с ним налоговый механизм был очень слабым, обеспечивая взимание платежей сугубо символического характера, к тому же он равнообязательно распространялся как на частные компании, так и на компании с участием государственного капитала.

Однако такая попытка предпринималась, когда 3 апреля 1996 года Государственная Дума Российской Федерации, рассмотрев проект федерального закона «О концессионных договорах, заключаемых с российскими и иностранными инвесторами», приняла его в первом чтении постановлением № 210-II ГД.

После этого он был направлен во все инстанции высшей государственной власти России для согласования в срок до 2 мая 1996 года, либо в установленный срок внесения в него обоснованных поправок или приложения надлежащим образом аргументированных возражений. Согласования и правки к данному законопроекту должны были направляться в Комитет Государственной Думы РФ по экономической политике.

В ИТОГЕ этот законопроект не просто заволокитили, затаскав по многочисленным этажам и кабинетам высокопоставленных чиновников, про него намеренно и расчётливо предпочли забыть, до поры до времени, забросив этот продукт законотворчества в какой-нибудь дальний сейф.

Судите сами, 3 апреля 1996 года проект федерального закона «О концессионных договорах, заключаемых с российскими и иностранными инвесторами» был отправлен на согласование, а 22 декабря 2000 года этот законопроект был возвращён на доработку в ответственный за это комитет Государственной Думы Российской Федерации, то есть по истечении 4,5 календарных лет (!).

                         

Указанный законопроект, хотя и был разослан по многим инстанциям, но затем по чьей-то «доброй воле», как по команде, застрял в чьих-то служебных сейфах, где «благополучно» пролежал самый наиважнейший период промышленной приватизации по-Чубайсу. Достали же его и выпустили на свет только тогда, когда вопрос о правомерности безвозмездной эксплуатации месторождений, разрабатывавшихся ещё до промышленной приватизации (того же РАО «Норильский никель») после прихода к власти Президента России Путина В.В. уже явно терял свою актуальность.

Примечательно, но с 14 августа 1996 года по 17 марта 1997 года, как раз тогда, когда «пропал из поля зрения» указанный законопроект, уже принятый в первом чтении, должность первого заместителя Председателя Правительства России занимал Потанин В.О., соратник и компаньон Прохорова М.Д. (!).

                                

Позднее, 21 июля 2005 года, был принят Федеральный закон «О концессионных соглашениях» № 115-ФЗ, правовые нормы которого не регулируют правоотношения в области недропользования, не создают правовой институт «горных концессий», хорошо известный и апробированный в начале XX века в России, а, прежде всего, регулируют отношения в области коммунально-бытового хозяйства (!).

                           

Ни в коей мере не возражая против самых горячих высказываний в защиту свободного рынка и сугубо частного бизнеса, всё же выразим настойчивую убеждённость в том, что власти Российской Федерации были обязаны, используя рыночные рычаги, пойти по пути постепенного возврата израсходованных в прошлом государственных бюджетных средств.

Данная позиция основана на уверенности в правильном понимании самой сути предназначения финансовых средств госбюджета – удовлетворение совокупного общественного интереса всего гражданского общества России.

Из чего следует, что овеществлённые бюджетные деньги прошлых поколений россиян должны работать во благо нынешнего и следующих поколений российских граждан, а не удовлетворять личные потребности узкого круга зарвавшихся физических лиц, типа Прохорова М.Д., обслуживая также их глобальное сумасбродство (стр. 375-378, 418-425, 482-485 книги).

                                             

                                       

В-ШЕСТЫХ, по прошествии времени Государство, конечно, полностью не вернуло взятый у АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» кредит в размере $170 100 000 и проценты по нему.

Летом 1997 года истёк установленный в Плане приватизации трёхгодичный срок закрепления контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» в государственной собственности, и залогодержатель (АКБ «ОНЭКСИМ-Банк») 5 августа 1997 года тут же выставил его на коммерческий конкурс, по условиям которого победитель был обязан:

1) заплатить максимальную цену, предложенную в ходе этих псевдоторгов (по-другому этот фарс назвать никак было нельзя, полностью контролируемый руководством АКБ «ОНЭКСИМ-Банк»), от стартовой цены в размере $139 504 396;

2) для «замазывания» явного абсурда происходившего победитель кроме основного обязательства был обременён дополнительными, длящимися во времени обязанностями:

– в течение трёх лет израсходовать на развитие Пеляткинского газоконденсатного месторождения $300 000 000 инвестиций;

– инвестировать 200 000 000 000 рублей в РАО «Норильский никель» на погашение задолженности перед Пенсионным фондом и ещё 200 000 000 000 рублей направить на финансирование содержания объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения Норильска.

Для лучшего понимания объёма данного «щедрого» инвестирования в соцкультбыт и долги добавим, что по установленному с 28 июня 1997 года ЦБ РФ курсу валют (5782 рубля/$) 200 000 000 000 рублей были эквивалентны $34 590 100. Для сравнения это составляло 4,34% консолидированной чистой прибыли ($730 344 900), полученной РАО «Норильский никель» в далеко не самом экономически удачном 1995 году (!).

                             

Отметим, дополнительные условия вполне могли показаться более чем странными людям, которые хоть чуть-чуть знакомы с ситуацией, сложившейся тогда в Норильском промышленном районе, в частности:

а) инвестировать финансовые средства в промышленное развитие Пеляткинского газоконденсатного месторождения – это было то же самое, что вкладывать деньги в программу энергообеспечения того же металлургического промышленного производства ОАО «Норильский комбинат», то есть теперь уже в свой собственный частный бизнес. Причём, получая эти финансовые средства из огромной чистой прибыли этого же бизнеса;

б) наличие определённой кредиторской задолженности у дочерних предприятий РАО «Норильский никель», включая и задолженность перед Пенсионным фондом, было учтено при формировании уставного капитала РАО «Норильский никель», что привело и к соотносимому уменьшению стоимости его активов. Погашение этой задолженности (не такой уж и большой!) опять-таки работало в пользу новых частных собственников РАО «Норильский никель»;

в) обязанность финансировать содержание объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения Норильска вообще звучала нелепо, в связи с тем, что к 5 августа 1997 года процесс передачи этих объектов в муниципальную собственность от градообразующего предприятия – ОАО «Норильский комбинат» ещё не был завершён.

Финансирование соцкультбыта осуществлялось по прежнему за счёт балансовой прибыли градообразующего предприятия, до 50% которой по этому основанию подпадало под действие льготы по налогу на прибыль организаций (налог не взимался). Кроме того, с самого начала в собственности РАО «Норильский никель» планировалось оставить ряд непрофильных активов – объектов социально-культурного назначения (Дворец культуры и гостиницы), на содержание которых также требовались денежные средства.

                         

Выходило так, что все так называемые дополнительные условия коммерческого конкурса были выгодны исключительно самому покупателю контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», а не Российскому государству (!).

                              

Заранее спланированным победителем коммерческого конкурса, предложившим $250 000 000 в качестве основного платежа, было ООО «Свифт», являвшееся подставной от ФПГ АООТ «Интеррос» и АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» компанией, в активах которой был лишь минимально возможный по российскому законодательству уставный капитал.

Это финансовое обязательство АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» выглядело очень ничтожно даже в сравнении с консолидированной чистой прибылью РАО «Норильский никель» за 1995 год (не самый лучший по экономическим показателям), составлявшей  $730 344 900.

Если же учесть, что ЭТО своё ОБЯЗАТЕЛЬСТВО АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» исполнил пусть и через подставную фирму ООО «Свифт», но ИЗ ФИНАНСОВЫХ СРЕДСТВ, ЗАРАБОТАННЫХ всё тем же РАО «Норильский никель», то станет ясно, что от приватизации госконцерна «Норильский никель» Государство ПОЛУЧИЛО «ДЫРКУ ОТ БУБЛИКА» (!!).

                             

В качестве дополнительного доказательства приведём следующее сравнение:

– 19 ноября 1994 года в Норильске был проведён открытый денежный аукцион по продаже обыкновенных акций РАО «Норильский никель». Всего на аукционе на 120 лотах было продано 78 123 акции РАО «Норильский никель» номинальной стоимостью 250 рублей каждая, заявленная выручка составила 7 928 785 000 рублей. В итоге средняя цена одной акции РАО «Норильский никель» была 101 491 рубль, что по установленному на то время ЦБ РФ курсу валют (3085 рублей/$) было эквивалентно $32,9;

– 5 августа 1997 года не какие-нибудь штучные акции, а весь контрольный пакет акций РАО «Норильский никель», то есть продажа всех прав на управление компанией состоялась по цене $250 000 000 за 47 879 968 акций номинальной стоимостью 250 рублей каждая. Средняя цена одной обыкновенной акции РАО «Норильский никель» составила 30 281 рубль за штуку, что по установленному ЦБ РФ валютному курсу (5801 рубль/$) было эквивалентно $5,22.

Если бы контрольный пакет акций РАО «Норильский никель» был продан хотя бы по цене $32,9 за одну акцию, то цена пакета составила бы $1 575 250 950.

Дальнейшие комментарии излишни!.. (стр. 282-284, 434-435 книги).

                                                    

                                       

В-СЕДЬМЫХ, приватизировать РАО «Норильский никель», причём, за финансовые средства самой приватизируемой компании – было ещё полдела.

По замыслу Прохорова М.Д. и Потанина В.О. необходимо было также создать чистую, без приватизационного прошлого, горно-металлургическую компанию, но на базе активов приватизированного госконцерна (профильные активы основного производства: рудники, металлургия), чтобы в будущем исключить саму возможность постановки относительно их частного бизнеса вопроса о национализации путём отмены результатов приватизации (!).

                                   

Будучи уверены в том, что Государство не вернёт свой долг АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», и контрольный пакет акций РАО «Норильский никель» через подставную фирму отойдёт в их частную собственность, то есть ещё до 5 августа 1997 года, Прохоров М.Д. и Потанин В.О. инициировали начало процесса «слива» наиболее привлекательных активов.

Самыми привлекательными активами приватизируемого РАО Норильский никель» как раз и были права на эксплуатацию рудных месторождений – сырьевая основа будущего частного бизнеса Прохорова М.Д. и Потанина В.О., неоценённая и намеренно «забытая» в ходе проведения приватизации РАО «Норильский никель».

Чем и воспользовались организаторы процесса бесшумной реорганизации ОАО «Норильский комбинат» (ведущей дочерней компании РАО «Норильский никель»). Так, 27 июня 1997 года в протоколе № 4 внеочередного Общего собрания акционеров ОАО «Норильский комбинат», состоявшего из представителей всего двух акционеров – РАО «Норильский никель» (99,82%) и ЗАО «Геосырьё» (0,18%), которому с целью соблюдения требований законодательства незадолго до дня собрания был продан символический пакет обыкновенных акций ОАО «Норильский комбинат», было решено:

«1. Осуществить реорганизацию ОАО «Норильский комбинат» в форме выделения ОАО «Норильская горная компания».

2. Определить местонахождение ОАО «Норильская горная компания»–Российская Федерация, Таймырский автономный округ, г. Дудинка …

Утвердить Устав ОАО «Норильская горная компания», предусмотрев уставный капитал в размере 100 000 000 (сто миллионов) рублей, состоящий из 100 000 (сто тысяч) обыкновенных именных акций номиналом 1000 (одна тысяча) рублей …

Утвердить разделительный баланс и передаточный акт между ОАО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания», перечень передаваемого имущества, имущественных и неимущественных прав и обязанностей, в т.ч. на недропользования».

                                

За месяц до формальной продажи АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» (5 августа 1997 года), 4 июля 1997 года, постановлением № 103 первого заместителя губернатора Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа «О государственной регистрации открытого акционерного общества «Норильская горная компания» ОАО «Норильский комбинат» потеряло свои права на эксплуатацию рудных месторождений.

Это был «техничный увод главного актива», который бы не смог состояться, если бы при приватизационном акционировании госконцерна «Норильский никель» была проведена реальная оценка рудных месторождений, на эксплуатацию которых был бы впоследствии заключён концессионный договор, содержавший реальные цену концессии. Этого-то тогда Председатель Госкомимущества России Чубайс А.П. и не допустил, действуя в угоду тогда ещё будущим олигархам – Прохорова М.Д. и Потанина В.О., намеренно пожертвовав экономическими интересами Российского государства.

Положение п. 1.1. Устава ОАО «Норильская горная компания» отражало перечень того, что передавалось в распоряжение образованной компании:

«1. Основные средства на сумму 17 304 318 000 (Семнадцать миллиардов триста четыре миллиона триста восемнадцать тысяч) руб. …

2. Нематериальные активы на сумму 346 533 000 (Триста сорок шесть миллионов пятьсот тридцать три тысячи) руб., выраженные в затратах на переоформление лицензий на право пользования недрами.  ОАО «Норильская горная компания» в порядке правопреемства передаются права и обязанности, связанные с добычей руды в соответствии с лицензиями ДУД 00009 ТЭ на добычу руды на медно-никелевом месторождении Норильск-1 от 05.10.1994 г., ДУД 00030 ТЭ на добычу руды на Талнахском медно-никелевом месторождении от 03.10.1995 г., ДУД 00007 ТЭ на добычу руды на Октябрьском медно-никелевом месторождении от 03.10.1995 г.».

                                   

Права на эти рудные месторождения были уже 30 июля 1997 года переоформлены с ОАО «Норильский комбинат» на ОАО «Норильская горная компания» в Комитете Российской Федерации по геологии и использованию недр, выдавшего три лицензии на недропользования:

1) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00075 ТЭ на добычу руды на Октябрьском медно-никелевом месторождении, со сроком окончания 1 января 2016 года;

2) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00076 ТЭ на добычу руды на Талнахском медно-никелевом месторождении, со сроком окончания 1 января 2016 года;

3) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00077 ТЭ на добычу руды на медно-никелевом месторождении Норильск-1, со сроком окончания 1 января 2019 года.

Всё это произошло до того, как Государство лишилось принадлежавшего ему на праве собственности контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» (!).

                         

Отметим, что на день государственной регистрации по установившемуся тогда официальному курсу валют (5782 рублей/$) уставный капитал ОАО «Норильская горная компания», то есть эквивалент стоимости всего, что было передано ей в собственность, соответствовал $17 295, или – цене средненького автомобиля!

За этим весьма скромным уставным капиталом ОАО «Норильская горная компания» скрывался воистину громадный финансовый потенциал, исчислявшийся миллиардами долларов, гарантом преобразования которого в «звонкую монету» являлся превосходно развитый ещё в советское время производственный комплекс ОАО «Норильский комбинат» (!).

                                  

Войти в такой уставный капитал не составило для российских олигархов никакого труда и сколько-нибудь серьёзных затрат. При этом была полностью сохранена структура уставного капитала РАО «Норильский никель», что позволило в дальнейшем, обеспечить конвертацию акций РАО «Норильский никель» в акции ОАО «ГМК «Норильский никель» (переименованное ОАО «Норильская горная компания») по формуле 1/1.

Контрольный же пакет акций ОАО «ГМК «Норильский никель» (51%) Прохоров М.Д. и Потанин В.О. поделили («расписали») между собой поровну.

Таким образом, Прохоров М.Д. и Потанин В.О. получили свой собственный, не отягощённый приватизационным прошлым, центр образования и концентрации прибыли, получаемой от эксплуатации рудных месторождений производственными основными фондами (здания, сооружения, машины, оборудование), арендованными на старте у ОАО «Норильский комбинат» (стр. 881- 888 книги).

                                             

Для того чтобы ОАО «Норильская горная компания» приняла вид полновесного горно-металлургического бизнеса необходимо было ещё организовать выкуп на компанию основных производственных фондов ОАО «Норильский комбинат», а также перевести в ОАО «Норильскую горную компанию» работников комбината.

                           

В решении проблемы выкупа ОАО «Норильская горная компания» основных производственных фондов ОАО «Норильский комбинат» был один интересный аспект, касавшийся приведения связанных с этим мероприятий к минимизации налогооблагаемой прибыли покупателя. В основе этого лежали нормы права статьи 6 Закона РФ «О налоге на прибыли предприятий и организаций» № 2116-1 от 27 декабря 1991 года, гласившие:

«1. При исчислении налога на прибыль облагаемая прибыль при фактически произведённых затратах и расходах за счёт прибыли, остающейся в распоряжении предприятия, уменьшается на суммы:

а) направленные на финансирование капитальных вложений производственного назначения … Эта льгота предоставляется предприятиям, осуществляющим развитие собственной производственной базы, а также финансирование капитальных вложений производственного назначения».

Вся схема минимизации налогов была хорошо проработана и изнутри выглядела так, как будто руководство РАО «Норильский никель» (Прохоров М.Д. и Потанин В.О.) решило переложить заработанную балансовую прибыль из своего левого кармана (ОАО «Норильская горная компания») в свой правый карман (ОАО «Норильский комбинат», а в обратном порядке – переместить основные производственные фонды, попутно сэкономив до 50% налога на прибыль.

Несомненно, из данного примера хорошо видно, как государственная власть России содействовала приумножению российскими олигархами своих прибылей, причём, в ущерб сборам от налога на прибыль предприятий и организаций в бюджет страны (!).

                           

Более того, под занавес правления Президента России Ельцина Б.Н. был принят Федеральный закон № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 25 февраля 1999 года, норма права статьи 16 которого гласит:

«1. Капитальные вложения могут быть:

Национализированы только при условии предварительного и равноценного возмещения государством убытков, причинённых субъектам инвестиционной деятельности, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации».

ИТАК подытожим.

Всего одна норма права Закона РФ «О налоге на прибыли предприятий и организаций» № 2116-1 от 27 декабря 1991 года наверняка неслучайно оказавшаяся в нём, а усилиями лоббистов заблаговременно под витиеватые обоснования необходимости льготирования капитальных вложений в частный бизнес «зарытая» в его тексте, позволила Прохорову М.Д. и Потанину В.О. выгодно «слить» приватизированные основные производственные фонды (!).

                                   

Вышло так, что Россия не просто взяла и потеряла (отдала за «фу-фу») своё самое лучшее горнодобывающее и металлургическое промобъединение, специализировавшееся на производстве цветных и благородных металлов, но она ещё и заплатила за легализацию итогов всего этого форменного безобразия недополученными налогами (стр. 917-922 книги) (!!).

                                    

Формирование олигархических капиталов Прохорова М.Д. и Потанина В.О. в части их совместного участия в капиталах ОАО «ГМК «Норильский никель» (переименованное ОАО «Норильская горная компания») завершилось совсем не патриотическим уводом ими контрольного пакета акций ОАО «ГМК «Норильский никель» в иностранные оффшорные зоны (по данным на 31 декабря 2006 года):

– Потанин В.О. являлся бенефициаром (благоприобретателем), т.е. фактическим, а не подставным хозяином двух зарубежных оффшорных компаний, каждая из которых выступала держателем 12,5% обыкновенных акций ОАО «ГМК «Норильский никель»: «Bektanco Holdings Co Ltd и «Pharanco Trading Co Ltd;

– Прохоров М.Д. являлся аналогичным бенефициаром (благоприобретателем) – настоящим хозяином двух зарубежных оффшорных компаний, каждая из которых выступала держателем 12,5% обыкновенных акций ОАО «ГМК «Норильский никель»: «Dimonsenco Holdings Co Ltd и «Rinsoco Trading Co Ltd (стр.  937-941 книги).

                                        

В настоящее время, правда, Прохоров М.Д. не является мажоритарным акционером ОАО «ГМК «Норильский никель», реализовав свою половину контрольного пакета акций компании ОАО «Русал» (Дерипаска О.В.).

Однако и нынешняя золотодобывающая компания ОАО «Полюс Золото» не была создана Прохоровым М.Д., он и здесь, как и в случае с приватизацией РАО «Норильский никель», пришёл на всё готовое, лишь немножко откорректировав фасад бизнеса.

В первые три – четыре года XXI века руководство ОАО «ГМК «Норильский никель» начало активно интересоваться возможностями вложения свободных финансовых средств (в части диверсификации собственного бизнеса) в золотодобывающие компании.

В то время ОАО «ГМК «Норильский никель» приобрело на юге Красноярского края у золотопромышленника Хазрет Совмена (ушедшего после этой сделки на должность Президента республики Адыгея) ЗАО «Золотодобывающая компания «Полюс», которое эксплуатировало, в частности, одно из самых богатых в стране по разведанным запасам золота Олимпиадинское золоторудное месторождение. На базе промышленных активов этой компании, а также ряда других золотодобывающих компаний (ЗАО «Василевский рудник» и др.) и было образовано ОАО «Полюс Золото».

Впоследствии, когда Прохоров М.Д. и Потанин В.О. пришли к необходимости разделить свои капиталы, золотодобывающие активы были выведены из структуры ОАО «ГМК «Норильский никель» и переданы Прохорову М.Д., последний же в свою очередь вышел из капитала ОАО «ГМК «Норильский никель».

                                                

                                        

В-ВОСЬМЫХ, весь период формирования олигархических капиталов Прохорова М.Д. он, как и остальные российские олигархи, сформировавшие свои капиталы в процессе подзаконной приватизации горнодобывающих и нефтедобывающих производств, не был оставлен ни единожды без президентской поддержки. Так, Президент России Ельцин Б.Н. до того, как 31 декабря 1999 года объявить о своей отставке, сумел решить две стоявших перед ним задачи, каждая из которых непосредственно была связана с олигархическим капитализмом России:

                          

1) ЗАДАЧА ПЕРВАЯ заключалась в нейтрализации парламента страны с целью полной подмены так и не появившегося законодательства о промышленной приватизации подзаконными президентскими распорядительными актами и собственно приватном проведении приватизации крупнейшей промышленной собственности России в частных интересах малой группы президентских избранников «ПРИВАТ-капиталистов» и в целом – «Семьи»;

                               

2) ЗАДАЧА ВТОРАЯ заключалась в организации поддержки главой государства своими властными полномочиями процессов проведения структурной реорганизации приватно приватизированных крупнейших рентабельнейших промобъединений, легализации их в новом, не связанном с приватизацией виде, до состояния необратимости, сведения к нулю даже теоретических вариантов каких-либо пересмотров в будущем итогов проведённой в России промышленной приватизации по-Чубайсу.

                                  

После достижения этих целей, и ухода Президента России Ельцина Б.Н. в отставку, для полного спокойствия российским олигархам оставалось одержать всего одну, но очень важную и, пожалуй, окончательную победу.

Свалив все суммарные итоги российской приватизации в одну нелепую кучу, где приватизация гражданами квартир, относящихся к предметам потребления, приватизация предприятий торговли и сферы услуг, приватизация убыточных и малорентабельных производств соседствовали с приватизацией крупнейших высокорентабельных горно-металлургических и нефтедобывающих промышленных объединений, убедить нового российского президента публично выступить за скорейшее всепрощенчество всевозможным «приватизационным просчётам».

Мотивация обращения к преемнику Ельцина Б.Н. на посту главы государства строилась вокруг да около того, что после объявления «приватизационной амнистии», мол, частный бизнес России с точки зрения иностранных инвесторов станет более привлекательным. Это означало буквально следующее: либо глава государства, не вдаваясь в подробности причин возникновения крупнейших частных капиталов, под предлогом необходимости приватизационного всепрощенчества, выступит принципиальным противником каких-либо пересмотров итогов приватизации, либо финансовые средства, ранее вывезенные из страны в виде российских инвестиций в зарубежные экономики, не вернутся иностранными инвестициями в российскую экономику.

С точки зрения содержания это была полная нелепица, с точки зрения формы преподнесения – мягкий, ненавязчивый, но до занудства настойчивый шантаж!

                               

Грустно и одновременно смешно, но как раз сплав в единое целое полнейшей нелепицы и своеобразного шантажа возымел действие. В результате в одном из своих телевизионных выступлений Президент России Путин В.В. заверил россиян, что считает целесообразным обратиться в Федеральное Собрание РФ с инициативой уменьшения сроков исковой давности по всем приватизационным сделкам с 10 до 3 лет.

Разумеется, инициатива Президента России Путина В.В. возымела действие, и 21 июля 2005 года был принят Федеральный закон № 109-ФЗ «О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», вступивший в силу со дня его официального опубликования.

С лёгкой руки ряда журналистов всё было представлено не иначе, как объявление президентской амнистии всем недостаткам прошедшей в России приватизации, то есть глава государства уверенной рукой поставил условную запятую в знаменитом выражении: «Казнить /прихватизаторов/ нельзя, помиловать!» (стр.409-414 книги).

                                        

                                      

2. Прохоров М.Д., как "ТАЛАНТЛИВЫЙ МЕНЕДЖЕР",

СУМЕВШИЙ "ВЫВЕСТИ ИЗ КРИЗИСА" НА ПЕРЕДОВЫЕ РУБЕЖИ

ПРИВАТИЗИРОВАННЫЙ ГОСКОНЦЕРН «НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ»

                                 

Сам Прохоров М.Д., похоже, совершенно искренне, считает себя талантливым менеджером, который вместе с подобранной им командой смог буквально «поднять с колен» якобы к середине 90-х годов XX века уже заваливающееся промышленное производство приватизированного им концерна «Норильский никель», спасти его от полного развала. Он убеждает всех и каждого, что под его руководством, в отличие от прежнего руководства концерном «красными директорами», удалось обеспечить своевременность выплат заработной платы работникам, поддержать коммунальное хозяйство северных городов (Норильск и Дудинка), организовать более выгодный, системный и честный сбыт на экспорт готовой продукции (никель, медь и т.п.).

                       

Контрдоводы против данного суждения:

                        

                        

ВО-ПЕРВЫХ, для начала необходимо привести доводы в пользу того, что положение госконцерна «Норильский никель» и его дочерних предприятий в 90-х годах XX века не было сколько-нибудь плачевным, как это периодически представляет Прохоров М.Д. ради проведения саморекламы (пиара) и обоснования необходимости передачи Государством ему в собственность приватизированного госконцерна «Норильский никель»:

                          

1) в 1989 году, когда государственному промобъединению Норильский комбинат удалось достичь пика своих производственных показателей (на проектную мощность были выведены все производственные комплексы промобъединения), когда Норильский комбинат достиг своей максимальной финансово-экономической привлекательности, его объединили с ещё пятью госпредприятиями в госконцерн «Норильский никель». О чём 4 ноября 1989 года вышло постановление Совета Министров СССР за № 947.

К 1989 году в составе государственного промобъединения Норильский комбинат функционировало пять действующих подземных рудников, добывавших сульфидные медно-никелевые руды из трёх месторождений. На шестом руднике процесс добычи руды проводился открытым наземным (карьерным) способом.

Кроме этого, что важно, уже в перестроечное время Государство продолжало активно вкладывать финансовые средства в проектирование и строительство ещё одного рудника – «Скалистый». Этот рудник должен был стать резервом обеспечения металлургических переделов государственного промобъединения Норильский комбинат богатым сырьём, в виде сплошных сульфидных халькопирит-пирротиновых руд.

В труднейший по финансово-экономическим показателям 1993 год, когда в стране продолжался инфляционный обвал цен, а российский рубль стремительно обесценивался (инфляция в 1992 году составила 2508,8%, в 1993 году – 839,9%), для целей оперативного управления строительством рудника была образована дирекция рудника «Скалистый», а также увеличены объёмы его финансирования.

Это привело к тому, что с 1996 года на руднике «Скалистый» началась попутная строительству добыча богатых руд на горизонте 850 метров от поверхности земли, в тот первый год составившая 50 тысяч тонн. Однако весь финансово-экономический результат от переработки этой первой руды рудника «Скалистый» и реализации полученных в итоге цветных и благородных металлов поступил в распоряжение нового руководства РАО «Норильский никель», полностью подчинённого АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» и ФПГ АООТ «Интеррос» (после увольнения 13 апреля 1996 года с должности «красного гендиректора» Филатова А.В.);

                          

2) Стоит заострить внимание на том, что исходным источником формирования инвестиционных финансовых ресурсов, направлявшихся Государством на развитие градообразующего промобъединения Норильский комбинат и его города, являлась высокая прибыльность самого Норильского комбината (!).

Представление об объёмах государственных инвестиций и темпах развития всего промышленного производства, как основного, так и сопутствующего, можно составить из следующей справки:

а) в период с 1973 по 1988 годы, когда гендиректором Норильского комбината был Колесников Б.И., завершилось строительство и запуск в эксплуатацию Надеждинского металлургического завода, Талнахской обогатительной фабрики, рудника «Таймырский», Дудинский порт в полном смысле стал морским;

б) приведём выписку из отчётно-плановой документации, утверждённой 2 марта 1982 года на пленуме Таймырского окружкома профсоюза рабочих металлургической промышленности: «К началу XI пятилетки (1981 – 1985 годы) в основном завершилось создание производственных мощностей, предусмотренных технико-экономическим докладом развития НГМК (Норильский комбинат) на 1971 – 1980 годы. За это время основные фонды комбината увеличились в три раза и составляют в настоящее время почти четыре миллиарда рублей, добыча богатых медно-никелевых руд увеличилась в 4,5 раза, производительность труда – более чем на 60%» (стр. 493-501  книги);

                         

3) экономические показатели прибыльности государственного промобъединения концерна «Норильский никель» (РАО «Норильский никель»):

а) консолидированная балансовая прибыль, полученная в период с 1 января по 1 июля 1992 года (полугодовая), составляла 27 947 846 000 рублей, что по официальному валютному курсу (125,26 рублей/$) было эквивалентно $223 118 700, чистая же прибыль, остававшаяся в распоряжение промобъединения, – $115 439 800;

б) консолидированная чистая прибыль, полученная в течение 1995 года, составляла 3 393 миллиарда рублей, что по среднегодовому курсу валют (4645,75 рублей/$) было эквивалентно $730 344 900.

К сведению, исходя из существовавшего в 1995 году объёма реальных долговых обязательств пяти дочерних компаний РАО «Норильский никель» (по выплате заработной платы, перед поставщиками и подрядчиками, налогам и иным обязательным платежам), без учёта «технической» кредиторской задолженности (не проведённые зачёты встречных требований) на финансовое оздоровление этих пяти компаний (без ОАО «Норильский комбинат») потребовалось бы всего 47% консолидированной чистой прибыли РАО «Норильский никель», полученной в 1995 году, то есть $343 453 700.

(стр. 236, 433-434, 450-451 книги);

                                      

                                     

ВО-ВТОРЫХ, далее коснёмся объёмов инвестирования Государством финансовых средств в развитие жилищного фонда, объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения населённых пунктов Норильского промышленного района, отметив, что источников формирования этих инвестиций была прибыль градообразующего государственного промобъединения Норильский комбинат:

                            

1) обратимся к отчётно-плановым документам пленума Таймырского окружкома профсоюза рабочих металлургической промышленности (2 марта 1982 года): «Программа жилищного строительства на X пятилетку (1976 – 1980 годы) была выполнена на 102%. Капитальные вложения в строительство жилья составили 388 миллионов рублей. За годы X пятилетки (1976 – 1980 годы) было введено 930 тысяч квадратных метров полезной жилой площади, за счёт этого постоянный жилищный фонд г. Норильска с посёлками увеличился до 3 миллионов 178 тысяч квадратных метров. К концу 1980 года на одного жителя приходилось 11,8 квадратных метров полезной площади».

Особенно отмечалось, что ежегодный ввод жилья составлял около 200 тысяч квадратных метров полезной площади.

С 1976 по 1980 годы из 547 миллионов рублей, целенаправленно выделенных Государством на развитие жилищного фонда и социально-культурной сферы Норильского промрайона, 388 миллионов было израсходовано на строительство жилья, а оставшиеся деньги были направлены на улучшение социальной инфраструктуры района. На них были построены и введены в эксплуатацию «13 школ на 12 тысяч учащихся, 16 детских дошкольных учреждений на 4430 мест, три поликлиники на 1460 посещений в смену, две больницы на 400 мест», а также «три спортзала (Норильск, Талнах, Кайеркан), лыжная база «Оль-Гуль» на 2500 пар лыж, подъёмник горнолыжной базы».

«В 1977 году был введён в строй широкоформатный кинотеатр в Норильске … Были открыты филиалы объединённой городской библиотеки имени Ленинского комсомола в п. Талнах на 60 тысяч экземпляров, в п. Кайеркан – две библиотеки на 25 и 8 тысяч экземпляров». Тогда же «был построен пионерский лагерь «Мальчишки Севера» на 200 мест», а в Норильске открылась картинная галерея;

                               

2) стабильная рентабельная работа Норильского комбината позволяла Государству не жалеть средств на целенаправленное финансирование строительства жилья для северян, что приводило к улучшению их жизненного уровня. В частности, к середине 80-х годов XX века в общей сложности в городах и посёлках Большого Норильска ежегодно вводилось в эксплуатацию в расчёте на одного жителя в среднем около 0,75 квадратных метров жилой площади, что было в 1,8 раза больше, чем в целом по стране.

Жилищный фонд населённых пунктов Норильского промрайона увеличился за первые четыре года XI пятилетки (1981 – 1985 годы) на 22,3% и на 1 января 1985 года составил 3 миллиона 886,6 тысяч квадратных метров полезной жилой площади. В среднем на одного жителя стало приходиться по 13,8 квадратных метров полезной жилплощади, что было на два квадратных метра больше в сравнении с данными, взятыми на 1 января 1981 года;

                              

3) Высокие темпы непромышленного строительства удавалось сохранять вплоть до 1989 года, когда в последний раз было построено и сдано в эксплуатацию около 200 тысяч квадратных метров полезной жилой площади. После этого, в связи с ухудшением политико-экономической ситуации в стране, объём государственного финансирования гражданского строительства стал постепенно снижаться. Так, в 1990 году было построено и сдано в эксплуатацию 168,2 тысячи квадратных метров жилья, в 1991 году – 87,6 тысяч квадратных метров жилой площади.

Несмотря на тяжесть гайдаровских экономических реформ в течение 1992 года государственное промобъединение Норильский комбинат, руководимое гендиректором Филатовым А.В. («красный директор») смогло обеспечить завершение строительства и сдачу в эксплуатацию жилых домов, в которых количество полезной жилой площади составляло 93,3 тысяч квадратных метров.

В 1993 году жилищное строительство ещё продолжалось, в результате чего было введёно в эксплуатацию три объекта социального жилья. Однако, уже в 1994 году, когда РАО «Норильский никель» вошло в состав ФПГ АООТ «Интеррос», а все его финансовые потоки от экспорта готовой продукции были поставлены под контроль АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», строительство социального жилья в Норильске и Дудинке вообще прекратилось.

                           

В общей сложности, после постановки у руля управления РАО «Норильский никель» менеджеров из команды Прохорова М.Д. (прежде всего Хлопонина А.Г.) на территории Норильского промрайона на самых разных стадиях готовности «сгнили на корню» 66 незавершённых строительством объектов жилья, кроме этого – ещё 10 в Дудинке (город-порт) (!).

За всё время, когда гендиректором РАО «Норильский никель» был Хлопонин А.Г. (с 1996 года), а затем уже гендиректором ОАО «ГМК «Норильский никель» был лично Прохоров М.Д. (с 2001 года) ни один из этих объектов так и не был достроен и введён в эксплуатацию. Лишь два объекта незавершённого строительства (не учтённых выше), оба на момент смены власти в РАО «Норильский никель» находившиеся в 90% степени готовности, были достроены и изначально отданы под коммерческое заселение.

В большинстве своём остальные объекты социальной «незавершёнки» до сих пор стоят серыми, никому не нужными громадинами слепленного, отчасти потрескавшегося от времени строительного материала, уже представляющего определённую опасность для жизни и здоровья людей, по прошествии более чем пятнадцати лет напоминающие неубранный кем-то мусор, либо застывшую съёмочную площадку фильма-катастрофы;

                              

4) За первые четыре года XI пятилетки (1981 – 1985 годы) промобъединение Норильский комбинат за счёт государственного финансирования построило и ввело в эксплуатацию 20 детских дошкольных учреждений на 280 мест каждое. В то время по темпам строительства детских дошкольных учреждений города и посёлки Норильского промрайона в 2,5 раза превосходили среднестатистические показатели по населённым пунктам Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.

К середине 80-х годов XX века по темпам строительства школ Норильск более чем в три раза опережал среднестатистические показатели по РСФСР.

                            

За всё время, когда гендиректором РАО «Норильский никель» был Хлопонин А.Г. (с 1996 года), а затем уже гендиректором ОАО «ГМК «Норильский никель» был лично Прохоров М.Д. (с 2001 года) на территории населённых пунктов Норильска и Дудинки не было построено или реконструировано ни одного детского дошкольного учреждения, школы (!).

Наоборот, количество действующих детских дошкольных учреждений в Норильске и Дудинке резко сократилось – 92 (на момент начала приватизации РАО «Норильский никель»), около 60 в настоящее время. Лишь после ухода в апреле 2007 года Прохорова М.Д. с поста гендиректора ОАО «ГМК «Норильский никель», а также после визита в Норильск премьер-министра Правительства России Путина В.В. «лёд тронулся», и осенью 2011 года был сдан в эксплуатацию один детский сад, почти два года находившийся на реконструкции. Тогда же было начато строительство ещё двух детских дошкольных учреждения, что стало возможным благодаря требованию председатель Правительства России Путина В.В., обращённое к хозяевам ОАО «ГМК «Норильский никель», увеличить объёмы наполнения муниципального бюджета Норильска. Нынешний ведущий акционер компании Потанин В.О. откорректировал планируемые показатели системы её налогового планирования, и без увеличения доходов ОАО «ГМК «Норильский никель» отчисления в муниципальный бюджет Норильска серьёзно возросли, увеличив его почти в полтора раза;

                               

5) общий объём капиталовложений, освоенных Норильским комбинатом с 1986 по 1988 годы в ходе реализации социальной программы строительства жилья вне территории полуострова Таймыр, составил 8,23 миллиона рублей, из которых 1,68 миллиона рублей было направлено на финансирование жилищно-строительных кооперативов.

В 1989 году объём капиталовложений в жилищное строительство вне пределов полуострова Таймыр составил 2,89 миллиона рублей, в 1990 году – 6,09 миллиона рублей, а в 1991 году – 48,9 миллиона рублей.

В общей сложности все это позволило с 1988 по 1994 годы государственному промобъединению Норильский комбинат (ОАО «Норильский комбинат») получить для организации переселения норильских пенсионеров «на материк» более 1500 готовых к эксплуатации квартир.

После завершения приватизации РАО «Норильский никель» социально-значимая программа строительства и приобретения жилья вне пределов полуострова Таймыр для организации переселения норильских пенсионеров фактически перестала существовать в тех объёмах, в каких она реализовывалась в годы правления «красных директоров» (стр. 538-539 книги);

                               

6) всего в каких-нибудь полутора десятках километров от Норильска расположен санаторий-профилакторий «Валёк», который в ходе акционирования и приватизации РАО «Норильский никель» остался в собственности ОАО «Норильский комбинат» (дочернее общество РАО «Норильский никель»). В этой здравнице одновременно до 450 работников промобъединения могли без отрыва от производства проходить обследование, получать квалифицированную врачебную помощь, включая лечебно-профилактические процедуры.

Весной 2007 года под руководством Прохорова М.Д. было принято решение о закрытии санатория-профилактория «Валёк», как непрофильного, очень затратного для ОАО «ГМК «Норильский никель» актива. В освободившемся здании сделали общежитие гостиничного типа для размещения командируемых в Норильск охранников, а 137 человек медперсонала профилактория пошли искать другую работу;

                            

7) по результатам приватизации РАО «Норильский никель» в консолидированной собственности компании остались две здравницы:

– санаторий «Заполярье», расположенный в городе сочи прямо на берегу Чёрного моря. После завершившейся в 1985 году реконструкции на его территории одновременно могли отдыхать 1400 человек;

– санаторно-курортный комплекс «Озеро Белое» (Московская область Шатурский район) на 310 отдыхающих, первая очередь которого была введена в действие в конце 80-х годов XX века.  

В этих санаториях, построенных за счёт государственного финансирования, при «красных гендиректорах» был организован отдых и профилактическое лечение северян.

Решая задачу оптимизации производственных затрат и непроизводственных расходов, избавляясь от непрофильных активов, за счёт этого пытаясь максимально увеличить капитализацию ОАО «ГМК «Норильский никель», руководство ОАО «ГМК «Норильский никель» (Прохоров М.Д.) продало оба эти санатория третьим лицам. Логика была проста: ничего кроме денег, ничего кроме роста цены бизнеса, люди не в счёт!.. (стр. 231, 517-537 книги)

                                                

                                        

В-ТРЕТЬИХ, от Прохорова М.Д. можно частенько слышать, что его ставленник и друг Хлопонин А.Г., являясь талантливым менеджером, назначенным Прохоровым М.Д. и Потаниным В.О. на должность генерального директора РАО «Норильский никель», вывел из кризиса финансовой неплатёжеспособности РАО «Норильский никель» и его дочерние общества.

Позволим себе с этим не согласиться и приведём следующие доводы.

Проведём несложное сравнение кредиторской задолженности РАО «Норильский никель», наработанной за годы управления компанией гендиректором Филатовым А.В., и кредиторской задолженностью компании, накопленной за время, когда её гендиректором был Хлопониным А.Г.:

а) за полных тяжелейших четыре года (1992 – 1995) переломного периода реформ, происходивших в стране, руководство сначала концерна «Норильский никель», а потом – РАО «Норильский никель», организовало работу всего промобъединения таким образом, что удержало, не побоюсь применить это слово, суммарную кредиторскую задолженность на уровне 6 триллионов 831 миллиардов рублей. По курсу валют, установленному ЦБ РФ на 29 декабря 1995 года (4640 рублей/$), эта сумма была эквивалентна $1 472 200 000, что в сравнении с реальной стоимостью производственных активов компании не являлось таким уже драматичным показателем;

б) в течение первого полугодия 1996 года и за один год финансового менеджмента Хлопонина А.Г. (с 28 июня 1996 года – избрание на должность гендиректора, по 1 июля 1997 года) – кредиторская задолженность РАО «Норильский никель» возросла до уровня 16 триллионов 900 миллиардов рублей. По официальному курсу валют, установленному ЦБ РФ на 28 июня 1997 года (5782 рубля/$), эта сумма была эквивалентна $2 922 900 000.

                              

Итак, в сухом остатке – за год управления РАО «Норильский никель» Хлопониным А.Г. и за полугодие, в течение которого «экспроприировалась» власть у Филатова А.В. («красного директора») и формировались органы управления компании в новом составе, прирост кредиторской задолженности составил $1 450 700 000:

$2 922 900 000 – $1 472 200 000 = $1 450 700 000

                                        

Об этом и писала журналист «Коммерсант-DAILY» Мария Рожкова в своей статье «Норильский никель» по-прежнему в кризисе» (№ 92 за 19 июня 1997 года): «И самый впечатляющий факт – с конца 1995 года общая кредиторская задолженность РАО выросла более чем в два раза».

                                

Среднегодовой прирост кредиторской задолженности был равен:

– при гендиректоре РАО «Норильский никель» Филатове А.В. – $368 000 000;

– при гендиректоре РАО «Норильский никель» Хлопонине А.Г. – $967 000 000 (!!)

                                      

Причём, странным является тот факт, что, будучи «талантливым менеджером» и гендиректором РАО «Норильский никель» Хлопонин А.Г. каким-то образом умудрился нарастить такую кредиторскую задолженность в наиболее экономически благоприятный период времени (в сравнении с годами управления компанией Филатовым А.В.):

а) в течение рассматриваемых четырёх лет инфляция рубля изменялась следующим образом: в 1992 году она составляла 2508,8%, в 1993 году – 839,9%, в 1994 и 1995 годах – 215% и 131,3% соответственно. Отсюда, с 1 января 1992 года по 31 декабря 1995 года покупательная способность российской валюты снизилась в 595 раз;

б) в 1996 году инфляция рубля составляла 21,8%, а в 1997 году и того меньше – 11%, что и близко не входило в сравнение с вышеприведёнными показателями, подчёркивая улучшение экономической ситуации в стране, отходившей от гайдаровской «шоковой терапии». Значит, за полтора года (с 1 января 1996 по 1 июля 1997 годов) покупательская способность рубля упала ориентировочно на 27,3%.

                              

Мировые цены на цветные и благородные металлы, установившиеся в 1996 и 1997 годах, были гораздо более привлекательны для РАО «Норильский никель», чем мировые цены на эти товары 1992 – 1994 годов.

Да и по условиям сбыта готовой продукции РАО «Норильский никель» на экспорт у Хлопонина А.Г. были просто таки «шоколадные условия»: после проведения залогового аукциона контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» практически сразу же президентским указом компанию освободили от бремени экспортных платежей.

Тогда как, в течение всего четырёхлетнего срока (1992 – 1995), рассматриваемого периода управления компанией Филатовым А.В., с РАО «Норильский никель» никто не снимал обязанности уплаты вывозных таможенных пошлин при пересечении продукции компании границы Российской Федерации. К примеру, только за один 1995 год и только ОАО «Норильский комбинат» (ведущее промобъединение РАО «Норильский никель») уплатило таможенных сборов на сумму $121 670 000. В РАО «Норильский никель» был и ещё один экспортёр – ОАО «Комбинат «Североникель», чьи платежи в бюджет России в 1995 году (порядка $300 000 000) были даже большими, чем платежи ОАО «Норильский комбинат».

                               

ОБЪЯСНЯЛСЯ ТАКОЙ РОСТ КОНСОЛИДИРОВАННОЙ КРЕДИТОРСКОЙ ЗАДОЛЖЕННОСТИ РАО «Норильский никель», произошедший за столь короткий период управления компанией Хлопониным А.Г., тем, что Хлопонин А.Г., как «талантливый менеджер», не решал и совсем не хотел решать в 1996, да и в 1997 годах проблемы долгов РАО «Норильский никель». Перед ним его другом и руководителем Прохоровым М.Д. были поставлены две вполне конкретные, понятные задачи, которые он с честью и выполнил:

1) обеспечить предвыборную избирательную кампанию 1996 года кандидата в Президенты России Ельцина Б.Н., вновь стремившегося стать главой государства, финансовыми средствами; обеспечить перечисления финансовых средств «Семье» (ближайшее окружение Ельцина Б.Н.). Всё это в качестве реального откупного за то, что в будущем государственная власть передаст в собственность Прохорова М.Д. и Потанина В.О. контрольный пакет акций РАО «Норильский никель»;

2) обеспечить формально-юридическое и экономическое обоснование того, что РАО «Норильский никель» действительно находилось в тяжелейшем финансовом положении, страдая от кризиса неплатежей. Отрицательная картинка по компании нужна была для минимизации цены контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», для представления этой картинки в различные органы государственной власти, которые не находились в негласной связке с Президентом России Ельциным Б.Н. по вопросам промышленной приватизации.

                            

В результате Хлопонин А.Г. справился с обеими задачами, после чего с ним рассчитались солидным пакетом акций РАО «Норильский никель».

В благодарность от Президента России Ельцина Б.Н. Потанин В.О. на некоторое время стал первым заместителем Председателя Правительства РФ, АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» обосновал на верхах и согласовал к 5 августа 1997 года цену контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», составившую $250 000 000.

Вопрос же погашения консолидированной кредиторской задолженности РАО «Норильский никель» вообще был поставлен и затем форсировано решён только, когда завершился процесс приватизации РАО «Норильский никель», сделавший Прохорова М.Д. и Потанина В.О. промышленными капиталистами – долларовыми миллиардерами (стр. 644-652 книги).

                                    

                                     

В-ЧЕТВЁРТЫХ, погашение консолидированной кредиторской задолженности РАО «Норильский никель» состоялось не благодаря «управленческому таланту» генерального директора РАО «Норильский никель» Хлопонина А.Г., а путём широчайшего применения административного ресурса единомышленников Президента России Ельцина Б.Н.:

                             

1) через месяц и три недели после 5 августа 1997 года, 26 сентября 1997 года, а никак не раньше, вышло откровенно лоббированное постановление Правительства Российской Федерации №1236 «О погашении задолженности акционерного общества «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» по платежам в федеральный бюджет и Пенсионный фонд РФ».

Данный подзаконный акт разрешал проведение реструктуризации просроченной кредиторской задолженности ОАО «Норильский комбинат» по страховым взносам в Пенсионный фонд с льготной растяжкой платежей на срок до 5 лет, а также устанавливал льготный порядок перечисления этой горно-металлургической компанией аналогичных текущих платежей;

                                    

2) через два месяца после 5 августа 1997 года, 8 октября 1997 года, подписывается Соглашение между администрацией Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, РАО «Норильский никель» и ОАО «Норильский комбинат» о реструктуризации просроченной кредиторской задолженности ОАО «Норильский комбинат» по платежам в бюджет Таймырского автономного округа, включая бюджет Дудинки, по состоянию на 1 августа 1997 года;

                          

3) проявляя предусмотрительную финансовую вежливость, ни прежнее, ни новое руководство РАО «Норильский никель» непосредственно перед федеральным бюджетом России долгов не имело;

                                   

4) через три месяца и одну неделю после 5 августа 1997 года, 11 ноября 1997 года, между администрацией Красноярского края, РАО «Норильский никель» и ОАО «Норильский комбинат» было заключено Генеральное соглашение о погашении задолженности ОАО «Норильский комбинат» в бюджет Красноярского края.

Во исполнение достигнутых тогда договорённостей РАО «Норильский никель» передало в ведение администрации Красноярского края все прав управления ОАО «Красноярский завод цветных металлов» (ОАО «Красцветмет») через продажу в государственную собственность 100%-ого пакета акций этой компании.

Особенностью заключения этой сделки было то, что, исходя из цены контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» ($250 000 000), уплаченной АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» через ООО «Свифт», пропорционально рассчитанная от этой суммы цена покупки ОАО «Красцветмет» едва превышала $2 000 000, а задолженность перед бюджетом края была в десятки раз большей.

Это была совершенно незамысловатая афёра – Российская Федерация, а, значит, извините за пафос, и её многонациональный народ стали беднее на разницу цены продажи (при приватизации из федеральной собственности) ОАО «Красцветмет» в составе РАО «Норильский никель» и цены приобретения (при национализации в государственную собственность субъекта федерации) (!!).

От Государства (в Москве) ушло, к Государству же (в Красноярске) и пришло (ОАО «Красцветмет»), прямо как бумеранг какой-то, вот только в целом Российская Федерация (её консолидированный бюджет) от полёта этого бумеранга в налоговых сборах изрядно потеряла (стр. 846-853 книги);

                                 

5) реальные же долговые обязательства перед поставщиками и подрядчиками, а также задолженности по иным платежам, были практически полностью ликвидированы к 31 декабря 1998 года.

Этого без особых трудов удалось достичь благодаря 17 августа 1998 года, когда вдруг, без достаточных на то экономических оснований Правительство России объявило ДЕФОЛТ (ни одно иностранное аналитическое агентство тогда не подтвердило наличие в России экономических предпосылок для дефолта), что привело к отказу от установленного «валютного коридора» и искусственно поддерживавшегося курса валют (6 деноминированных рублей за 1$).

В результате, продавая к концу финансового 1998 года иностранную валюту по новому курсу (24 деноминированных рубля за 1$), крупнейшие российские экспортёры, включая ОАО «ГМК «Норильский никель», ВЫРУЧИЛИ В ЧЕТЫРЕ РАЗА БОЛЬШУЮ РУБЛЁВУЮ МАССУ ЗА ТО ЖЕ КОЛИЧЕСТВО ИНОСТРАННОЙ ВАЛЮТЫ, и с оставшимися рублёвыми долгами было быстро покончено (!).

Российские олигархи, поставщики сырьевых товаров на экспорт, могли вновь поблагодарить Президента России Ельцина Б.Н., который, выручив их в очередной раз, пожертвовал интересами подавляющего большинства российских граждан, являющихся потребителями импортных товаров, да и интересами импортёров и их банков (АКБ «Инкомбанк») вкупе с этим (!!).

                                            

                                           

В-ПЯТЫХ, неоднократно приходилось слышать от Прохорова М.Д., что в своё время в Норильск была отправлена команда профессиональных финансистов – специалистов по финансово-экономическому оздоровлению предприятий, а также, что РАО «Норильский никель» «поднялось с колен» благодаря инвестициям в его экономику и производство, осуществлявшимся АКБ «ОНЭКСИМ-Банк».

Позволим себе с этим не согласиться.

                            

Вся история и государственного промобъединения Норильский комбинат, и всего госконцерна «Норильский никель» изобилует примерами, документально подтверждаемыми событиями и фактами, с лёгкостью убеждающими, что в 90-х годах XX века государственные предприятия этой отрасли бывшего народного хозяйства, базирующейся на природно-сырьевых ресурсах страны, не нуждались в каких-либо жизненно-необходимых частных инвестициях в производство (!).

Так было даже в период экономического кризиса, в период падения мировых цен на цветные и благородные металлы, когда государственное промобъединение Норильский комбинат, сохраняя верность своему градообразующему статусу, продолжало исправно финансировать коммунально-бытовое хозяйство Норильска и Дудинки.

Технология производства была настолько отлично отлажена, достигнув за три – четыре года до акционирования и приватизации Норильского комбината своего пика, что в сколько-нибудь существенных долгосрочных инвестициях не нуждалась. Выручаемых после реализации цветных и благородных металлов финансовых средств с лихвой хватало государственному градообразующему промобъединению на ежегодное осуществление капитальных и текущих ремонтов зданий, сооружений и оборудования, на модернизацию производства, на строительство и ремонт жилищного фонда, на развитие социальной инфраструктуры промрайона и Таймыра в целом. Это не могли не понимать как Чубайс А.Б., так Прохоров М.Д. и Потанин В.О.

Реально никаких инвестиций в промышленное производство не было и не могло быть, а под этой вывеской под залог идущих на экспорт цветных металлов, по готовности отгружавшихся на склад готовой продукции Дудинского морского порта, АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» предоставлял возобновляемые кредитные линии (заёмные средства), в основном способствовавшие лишь пополнению финансовых оборотных средств компании.

                                   

Равно как не было и какой-то там команды суперменов-менеджеров, отправленной Прохоровым М.Д. и Потаниным В.О. из Москвы поднимать якобы растасканное и запущенное прежним руководством «красных директоров» хозяйство промобъединения «Норильский никель», выводя его экономику из состояния во многом надуманного финансово-экономического кризиса неплатежей.

Гендиректор РАО «Норильский никель» Хлопонин А.Г. лишь наездами бывал в Норильске. Более-менее постоянным представителем новых хозяев в промрайоне был Кузнецов Л.В. (в настоящее время губернатор Красноярского края). В его обязанности входило контролировать то, чтобы дочерняя компания (ОАО «Норильский комбинат») научилась выживать теми «грошовыми» финансовыми ресурсами, которые руководство РАО «Норильский никель», утверждая бюджет «дочки», выделяло ей лишь на самое необходимое простое воспроизводство рабочей силы, энергообеспечение и поддержание в сносном состоянии производственного оборудования.

Единственное в чём действительно преуспели Хлопонин А.Г. и Кузнецов Л В., так это в экономии средств для Прохорова М.Д. и Потанина В.О., которое достигалось путём принятия годового (ежеквартального, ежемесячного) бюджета компании и осуществления жёсткого контроля за его исполнением (стр. 512-513 книги).

                                         

Пожалуй, ещё одним управленческим достижением Хлопонина А.Г. и Кузнецова Л.В. можно считать организацию тесного взаимодействия финансистов-налоговиков из структур РАО «Норильский никель» с аналогичными по должностным обязанностям лицами из администраций Норильска и Дудинки для изучения реальных потребностей соответствующих муниципальных, окружных бюджетов.

Это было необходимо в рамках внедрённой системы налогового планирования для последующей детальной проработки размеров налоговых отчислений с определением их источников, рассчитанных исходя из принципа минимизации доходной части бюджета органа местного самоуправления.

Весь процесс налогового планирования строился как бы снизу вверх: от активного неформального оптимизационного корректирования объёмов обязательных платежей в муниципальный бюджет, отчасти – в бюджет Красноярского края, и до формального планирования отчислений в федеральный бюджет.

Одной фразой всё это можно было бы охарактеризовать следующим образом: «Плати налогов столько, сколько нужно, предварительно считая возможный минимум и приближаясь к нему, а не сколько должно!» 

Выходило так, что налоговая система страны даже при росте рыночных (мировых) цен на продукцию ОАО «ГМК «Норильский никель» и при увеличении объёмов её производства не могла гарантированно обеспечить пропорционально соотносимый с этим рост финансовых поступлений в доходную часть муниципального бюджета Норильска и окружного бюджета Дудинки (стр. 394-401 книги).  

                                           

                                        

В-ШЕСТЫХ, в период гендиректорства Прохорова М.Д. в ОАО «ГМК «Норильский никель» ему периодически приходилось доказывать, что в компании принята программа защиты окружающей природной среды Норильского промрайона, и она выполняется, что есть уже реальные положительные результаты.

Это далеко не так.

                              

Известно, что американские учёные в 2006 году провели научное исследование на тему составления перечня самых экологически грязных городов мира, по результатам которого Норильск занял «почётное» 8-ое место.

Однако дело даже не в этом, а в том, улучшилась или ухудшилась экологическая ситуация Норильского промрайона после того, как сохозяином горно-металлургического промобъединения (ОАО «ГМК «Норильский никель») стал Прохоров М.Д., являвшийся продолжительное время ещё и гендиректором компании.

                                  

Приведём наиболее показательную выдержку из паспорта «Целевой программы по охране окружающей среды на среднесрочную перспективу (2005 – 2006 годы)», в 2005 году подготовленную норильским МУ «Экология»:

«Высокий уровень загрязнения атмосферного воздуха способствует росту заболеваемости населения. По данным Норильского центра Госсанэпиднадзора, в 2002 году заболеваемость составила 1604,8 случаев на 1000 жителей, по отношению к предыдущему году показатель увеличился на 1,7%. Первичная заболеваемость выросла на 2,3%, в том числе детская – на 5,1%.

За последние пять лет отмечается тенденция увеличения общей и первичной заболеваемости населения города Норильска, причём показатели общей и первичной заболеваемости в 2002 году превысили таковые в 1996 году соответственно на 19,9% и 3,3%. Темп прироста общей заболеваемости выше, чем темп прироста первичной заболеваемости, что указывает на увеличение удельного веса хронической патологии.

Анализ возрастной структуры показывает, что у детей и подростков по сравнению с взрослым населением отмечаются более высокие темпы прироста как общей, так и первичной заболеваемости.

По сравнению с «фоновым» 1996 годом В 3 РАЗА УВЕЛИЧИЛАСЬ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ БОЛЕЗНЯМИ ЭНДОКРИННОЙ СИСТЕМЫ, на 83% увеличилась заболеваемость болезнями системы кровообращения, на 63,8% вырос уровень новообразований, на 58,8% вырос уровень врождённых аномалий (пороков развития). Эти заболевания являются «индикаторными», то есть экологически обусловленными. Таким образом, на уровень здоровья населения города Норильска безусловное влияние оказывает неблагоприятная экологическая обстановка» (стр.557-558 книги).

 

А.Коростелёв

25 января 2012 года.

 

 

 

_______________________________________

____________________