13. Потанинское плутовство,

Скачать книгу



Скачать СБОРНИК №1

У нас уже более 90000 подписчиков! Присоединяйтесь!

Поделиться страницей:

 

 

ЗАМЕТАНИЕ СЛЕДОВ

ПРОШЕДШЕЙ ПРИВАТНОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ.

ОБРАЗОВАНИЕ ОАО «НОРИЛЬСКАЯ ГОРНАЯ КОМПАНИЯ» И

ЕГО ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ В ОАО «ГМК «НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ»

 

5.1. Реорганизация ОАО «Норильский комбинат» путём выделения из него

прав на эксплуатацию рудных месторождений с образованием на этой

основе ОАО «Норильская горная компания»

 

В конце июня 1997 года руководство РАО «Норильский никель» приняло решение предпринять повторную попытку кардинально реорганизовать ОАО «Норильский комбинат», преследуя цель вывести в отдельную коммерческую организацию горнодобывающее производство, несмотря на то, что полная приватизация РАО «Норильский никель» ещё не была завершена.

Однако, по всему видно, хозяева АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», оказавшие щедрую финансовую поддержку кандидату в президенты России Борису Ельцину из средств «отжатых» с результатов деятельности дочерних компаний РАО «Норильский никель», совершенно не беспокоились, что Борис Николаевич забудет оказанные ему услуги и контрольный пакет акций РАО «Норильский никель» уплывёт в чужие руки. Всё было схвачено!

Ранее неоднократно отмечалось, что псевдоконкурс-аукцион по продаже 38% контрольного пакета обыкновенных акций РАО «Норильский никель», который и торгами-то было назвать никак нельзя, инициировали, организовали и провели под заинтересованным руководством президента АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» Владимира Потанина. Притом, что отвечавшие за сохранность госсобственности высокопоставленные федеральные чиновники не могли не ведать о намерениях хозяев АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» по-дешёвке завладеть в частную собственность контрольным пакетом акций РАО «Норильский никель», с 17 ноября 1995 года находившегося в их залоговом (номинальном) владении.

Тем не менее 5 августа 1997 года состоялось шутовское действо, преподнесённое в средствах массовой информации добропорядочному российскому обывателю, привыкшему полагаться и на порядочность лиц, всерьёз называвших себя демократами, представителями новой формации, проповедниками идейных принципов защиты частной (но не государственной!) собственности, как честные торги акциями. Как и планировалось, безальтернативным победителем вышла подконтрольная Владимиру Потанину фирма-прокладка «Свифт», предложившая за пакет прав на дальнейшее управление акционированным концерном «Норильский никель» и на присвоение львиной доли с результатов его деятельности смешную сумму в $ 250 миллионов, что было много меньше годовой консолидированной прибыли, зарабатываемой дочерними компаниями РАО «Норильский никель».

Никто не смог предложить больше, поскольку в этой отвратительной театральщине участвовали только компании, действия представителей которых были накануне режиссированы в кабинетах руководства АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», а необходимую поддержку госчиновников Владимир Потанин, как истинный радетель за чистоту рядов госчиновничества российского, обеспечил иными методами. Подчеркнём, в данном случае имеется в виду не какая-то там благодарность в виде законвертованной денежной суммы, ибо проторговывание экономическим потенциалом Отечества особо «честными» посредниками из рядов ответственных госчиновников оценивалось по достоинству (если оно было?) и гораздо дороже. Достаточно вместительные конверты просто не существовали и не существуют до сих пор, а мода на использование для этих целей коробок из-под ксерокса прошла ещё в конце лета 1996 года. В связи с чем Владимир Потанин, как в своём роде человек честный, просто «подогрел» своих госчиновников обещанием взять их в скором будущем на непыльную, высокооплачиваемую и очень статусную работу в прихватизированном крупном частном бизнесе, и, судя по всему, слово своё «купеческое» сдержал.

Больше месяца оставалось до того дня, когда Государство, олицетворявшееся Президентом России Борисом Ельциным, отказалось в пользу хозяев АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» от прав собственности на РАО «Норильский никель», включённого в перечень акционерных обществ, производивших продукцию, имевшую стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности страны, как настал день «юридического зачатия» новой горнодобывающей компании (!).

В протоколе № 4 внеочередного Общего собрания акционеров ОАО «Норильский комбинат», состоявшегося в Москве 27 июня 1997 года, которое вёл председатель Совета директоров РАО «Норильский никель» Всеволод Генералов, значилось следующее:

«В целях оптимизации управления АО «Норильский комбинат» и развития горнодобывающего производства предлагается создать в форме выделения из АО «Норильский комбинат» открытое акционерное общество «Норильская горная компания» с уставным капиталом 100 000 000 (сто миллионов) рублей, разделённым на 100 000 (сто тысяч) обыкновенных акций номинальной стоимостью 1000 (одна тысяча) рублей каждая. Все акции выделенного общества принадлежат АО «Норильский комбинат».

Размещение акций ОАО «Норильская горная компания» осуществить в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации.

Решили:

1. Осуществить реорганизацию ОАО «Норильский комбинат» в форме выделения ОАО «Норильская горная компания».

2. Определить местонахождение ОАО «Норильская горная компания» – Российская Федерация, Таймырский автономный округ, г. Дудинка …

Утвердить Устав ОАО «Норильская горная компания», предусмотрев уставный капитал в размере 100 000 000 (сто миллионов) рублей, состоящий из 100 000 (сто тысяч) обыкновенных именных акций номиналом 1000 (одна тысяча) рублей …

Утвердить разделительный баланс и передаточный акт между ОАО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания», перечень передаваемого имущества, имущественных и неимущественных прав и обязанностей, в т.ч. на недропользование

Назначить Пивень Геннадия Фёдоровича Директором ОАО «Норильская горная компания» и заключить с ним договор …

Поручить Полякову Михаилу Егоровичу осуществить регистрацию ОАО «Норильская горная компания».

Все эти решения были приняты единогласно участниками Общего собрания акционеров ОАО «Норильский комбинат», состоявшего из двух акционеров:

– РАО «Норильский никель», являвшегося владельцем 99,82% обыкновенных акций компании, интересы которого представлял гендиректор Александр Хлопонин;

– ЗАО «Геосырьё», владевшее 0,18% обыкновенных акций компании, интересы которого по доверенности № 4, выданной 20 июня 1997 года, представлял Евгений Яковлев.

Обратим внимание читателя на то, что до сих пор полномочиями Общего собрания акционеров ОАО «Норильский комбинат» был наделён Совет директоров РАО «Норильский никель», а в данном случае появилось ещё какое-то ЗАО «Геосырьё». На самом деле, конечно, ничего принципиально не поменялось, и РАО «Норильский никель» продолжало всецело главенствовать над своей ведущей дочерней горнодобывающей компанией.

Появление у ОАО «Норильский комбинат» второго акционера было вызвано единственной причиной, заключавшейся в необходимости соблюдения требования императивной правовой нормы пункта 6 статьи 98 Гражданского кодекса РФ, согласно которой акционерное «общество не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица». Отсюда, поскольку единственным акционером ОАО «Норильская горная компания» планировалось сделать ОАО «Норильский комбинат», то акционеров самого комбината должно было быть, как минимум, два.

Поэтому в ходе организационной подготовки к тому, чтобы вновь приступить к реорганизации ОАО «Норильский комбинат», руководство РАО «Норильский никель» приняло решение формально отказаться от монопольного держания 100% пакета обыкновенных акций этой своей «дочки». В результате 10 июня 1997 года 20 268 обыкновенных акций ОАО «Норильский комбинат» были проданы дружественной компании ЗАО «Геосырьё», избранной для расширения списка акционеров, и не более того.

В собственности же РАО «Норильский никель» осталось 11 000 000 обыкновенных акций дочерней горнометаллургической компании, что никоим образом не меняло до того сложившееся положение дел и не подрывало абсолютную монополию на принятие любых управленческих решений, касавшихся деятельности ОАО «Норильский комбинат».

Прошла ровно одна неделя, как было принято вышеуказанное решение Общего собрания акционеров ОАО «Норильский комбинат», и 4 июля 1997 года первый заместитель губернатора Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа Анатолий Кузнецов издал постановление за № 103 «О государственной регистрации открытого акционерного общества «Норильская горная компания». В тот же день Михаил Поляков получил на руки и Свидетельство о государственной регистрации ОАО «Норильская горная компания» (Серия «АА», № 07), в котором в качестве основных видов деятельности компании было указано: «разработка месторождений полезных ископаемых, продажа руды, концентратов и металла».

Положение пункта 1.1. Устава ОАО «Норильская горная компания» устанавливало:

«Открытое акционерное общество «Норильская горная компания», в дальнейшем именуемое «Общество», создано в соответствии с законодательством Российской Федерации в результате реорганизации в форме выделения из Открытого акционерного общества «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина». Общество является правопреемником ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» по правам и обязанностям в соответствии с разделительным балансом и передаточным актом».

Без каких-либо упущений, что очень важно для дальнейшего изложения материала, приведём полный текст передаточного акта, утверждённого Общим собранием акционеров ОАО «Норильский комбинат» при принятии решения о реорганизации этого юридического лица посредством выделения из него части активов и создания на их основе ОАО «Норильская горная компания»:

«В соответствии с решением внеочередного общего собрания открытого акционерного общества «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина (далее АО «Норильский комбинат») (Протокол № 4 от 27 июня 1997 г.) открытому акционерному обществу «Норильская горная компания» (далее ОАО «Норильская горная компания») передаются:

1. Основные средства на сумму 17 304 318 000 (Семнадцать миллиардов триста четыре миллиона триста восемнадцать тысяч) руб., состоящих из:

1.1. Здание административно-бытового комплекса по адресу: Красноярский край, Норильский район, г. Талнах, п.я. 888, стоимостью 17 184 318 000 (Семнадцать миллиардов сто восемьдесят четыре миллиона триста восемнадцать тысяч) руб. Оценка осуществлена ООО «Росэкспертиза» согласно отчёту от 15.04.97.

1.2. Компьютерное оборудование и мебель на сумму 120 000 000 (Сто двадцать миллионов) руб. в соответствии с Приложением № 1.

2. Нематериальные активы на сумму 346 533 000 (Триста сорок шесть миллионов пятьсот тридцать три тысячи) руб., выраженные в затратах на переоформление лицензий на право пользование недрами. ОАО «Норильская горная компания» в порядке правопреемства передаются права и обязанности, связанные с добычей руды в соответствии с лицензиями ДУД 00009 ТЭ на добычу руды на медно-никелевом месторождении Норильск-1 от 05.10.1994 г., ДУД 00030 ТЭ на добычу руды на Талнахском медно-никелевом месторождении от 03.10.1995 г., ДУД 00007 ТЭ на добычу руды на Октябрьском медно-никелевом месторождении от 03.10.1995 г.

3. Долговые обязательства на общую сумму 17 550 851 000 (Семнадцать миллиардов пятьсот пятьдесят миллионов восемьсот пятьдесят одна тысяча) руб., в результате чего к ОАО «Норильская горная компания» переходят обязанности должника по следующим договорам:

3.1. задолженность по договору между АО «Норильский комбинат» и АО «Интерус» № 1848 от 17.08.96 и доп. согл. № 170/222-97, акты: № 1 от 27.12.96 и № 2 от 4.02.97 – на сумму 9 705 867 680 (Девять миллиардов семьсот пять миллионов восемьсот шестьдесят семь тысяч шестьсот восемьдесят) руб.;

3.2. задолженность по договору между АО «Норильский комбинат» и ЗАО «Олеви» № 349-95 от 04.12.95 – на сумму 7 844 983 320 (Семь миллиардов восемьсот сорок четыре миллиона девятьсот восемьдесят три тысячи триста двадцать) руб.

4. ОАО «Норильская горная компания» является правопреемником АО «Норильский комбинат» по правам и обязанностям, указанным в настоящем Передаточном акте».

Путём совершения двух несложных арифметических действий по сложению стоимости переданных ОАО «Норильский комбинат» основных фондов и денежных средств, предоставлявшихся на переоформление лицензий на недропользование, и вычитания объёма долговых обязательств, получим размер уставного капитала ОАО «Норильская горная компания», равный 100 миллионам рублей:

 

17 304 318 000 + 346 533 000 – 17 550 851 000 = 100 000 000 (рублей),

100 000 000 рублей : 5782 рублей/$ = $ 17 295.

 

На день государственной регистрации, исходя из установившегося курса рубля к валюте США (5782 рубля/$) уставный капитал ОАО «Норильская горная компания» был эквивалентен $ 17 295 и не долларом больше (!).

 

* * *

То, что ОАО «Норильская горная компания» на старте своего существования имела такой по-настоящему крохотный уставный капитал, объяснялось задачами, которые стремилось решить потанинское руководство РАО «Норильский никель» в процессе продвижения к главнейшей цели всей реорганизационной задумки: избавить сверхприбыльный горнометаллургический бизнес от потенциально-возможных проблем его приватного приватизационного прошлого (!).

Заострим внимание читателя на трёх самых ключевых задачах, без которых достижение означенной цели стало бы делом весьма проблематичным, решив которые, руководство РАО «Норильский никель», можно сказать, – «на блюдечке с золотой каёмочкой», преподнесло Владимиру Потанину и Михаилу Прохорову сердце их будущего олигархического горнометаллургического бизнеса.

Во-первых, возвращаясь к тексту второй главы книги, напомним читателю то, что Приложением 6 к плану приватизации концерна «Норильский никель» был «Акт оценки и наличия нематериальных активов на 1 июля 1992 года», в котором без каких-либо записей «красовалась» одна единственная цифра «0».

Даже не очень искушённому в понимании всех этих тонкостей человеку наверняка показался бы странным тот факт, что ценнейший актив государственного промобъединения Норильский комбинат, – подтверждённые лицензиями права на эксплуатацию рудных месторождений Норильского промрайона, ради чего собственно и строился в Заполярье этот горнометаллургический гигант, – почему-то отобразили цифрой «0».

Учтённые в бухгалтерских балансах дочерних предприятий концерна «Норильский никель» нематериальные активы не имели вообще никакой остаточной стоимости, так как их балансовая (первоначальная) стоимость равнялась всего-то фактическим затратам на организацию получения лицензий на недропользование, а на день акционирования горнодобывающих промобъединений на неё был начислен 100% износ.

Напомним, в соответствии с правилом пункта 3.2. Временных методических указаний по оценке стоимости объектов приватизации, утверждённых Указом Президента России № 66 от 29 января 1992 года, которыми и руководствовались организаторы проведения акционирования шедшего под приватизацию концерна «Норильский никель», нематериальные активы принимались в оценке по балансу за вычетом начисленного износа.

По этой приватизационной методе, разработанной под руководством Анатолия Чубайса, оценочная стоимость нематериальных активов государственного промобъединения Норильский комбинат и Комбината «Печенганикель», – прав на промышленную добычу руд цветных и благородных металлов по целому ряду богатейших месторождений согласно бухучёту этих горнодобывающих промобъединений, – составляла «0».

До акционирования дочерних горнодобывающих предприятий концерна «Норильский никель» сведения о геологической оценке эксплуатировавшихся ими рудных месторождений были зачислены на общий Государственный баланс запасов полезных ископаемых и хранились в архивах Министерства геологии СССР, при этом в проведении какой-либо дополнительной оценки просто не было никакой надобности. А в ходе акционирования концерна «Норильский никель», предшествовавшего его приватизации, выстраивания рыночных отношений и далее, когда акционированное промобъединение через продажу своих акций само, как производственно-хозяйственный комплекс, стало предметом гражданско-правовых сделок, так или иначе, проведение независимой оценки участков недропользования должно было состояться. Но этого не произошло!

Получился абсурд, так как подтверждённые лицензиями права на промышленную эксплуатацию месторождений сульфидных медно-никелевых руд в стоимостном выражении бухгалтерского учёта были равны нулю, в то же время занимая наиважнейшее место в активах горнодобывающих промобъединений. Впоследствии рыночная оценка именно этого нематериального актива (прав на недропользование) позволила кратно увеличить цену акций ОАО «ГМК «Норильский никель» в сравнении с первоначальной недооценённой ценой акций РАО «Норильский никель», установившейся стихийно и без учёта условий перехода прав на недропользование (!).

Дело в том, что до 5 августа 1997 года контрольный пакет акций РАО «Норильский никель» находился в государственной собственности, и передача его в собственность частной компании вполне могла быть привязана к заключению с ней соответствующего договора концессии, содержавшего в себе цену эксплуатации давным-давно освоенных, инфраструктурно обустроенных рудных месторождений. Это способствовало бы более справедливому перераспределению комплексных результатов деятельности РАО «Норильский никель» между частным капиталом и Государством, представлявшим интересы всего российского народа, хотя, конечно, договор концессии стал бы естественным фактором торможения роста курсовой цены акций РАО «Норильский никель».

А после 5 августа 1997 года фондовый рынок уже жил ожиданиями появления на нём акций ОАО «Норильская горная компания» (ОАО «ГМК «Норильский никель»), то есть реального недропользователя, постепенно укреплявшегося за счёт «сливаемых» в него основных фондов ОАО «Норильский комбинат». В этом и была сокрыта основная причина того, почему курсовая цена акций ОАО «ГМК «Норильский никель» сразу и весьма устойчиво поползла вверх, а профессиональные знания и опыт господ Владимира Потанина и Михаила Прохорова, равно как и их финансовых менеджеров, руководимых Александром Хлопониным, здесь совершенно ни при чём.

Итак, в приватизационной документации концерна «Норильский никель» совсем не был отражён наиважнейший актив – лицензионные права на промышленную разработку освоенных богатейших месторождений сульфидных медно-никелевых руд. Соответственно этому и вопрос о составлении актов их оценки, содержавших не сведения о затратах на получение лицензий, а информацию о разведанных и поддающихся промышленному извлечению запасах природного сырья этих месторождений, поставлен быть не мог. В глубинном понимании смысла стратегической целенаправленности промышленной приватизации по-Чубайсу это было, как раз, то, что нужно.

Правила пункта 1 Инструкции о порядке переоформления лицензий на пользование недрами, утверждённой приказом Роскомнедр РФ № 65 от 18 мая 1995 года, гласило:

«В соответствии со статьёй 17-1 Закона Российской Федерации «О недрах» право пользования недрами переходит к другому субъекту предпринимательской деятельности (юридическому лицу) в следующих случаях:

1) при изменении организационно-правовой формы предприятия (организации) – пользователя недр; …

3) при реорганизации предприятия – пользователя недр путём разделения либо выделения из него другого предприятия, когда вновь созданное предприятие продолжает деятельность в соответствии с лицензией на участке прежнего пользователя.

При переходе права пользования недрами лицензия подлежит переоформлению. При этом содержание лицензии пересмотру не подлежит».

Данное нормативное правило позволяло получить схожие результаты, как в случае с изменением организационно-правовой формы государственного промобъединения Норильский комбинат путём его преобразования в ОАО «Норильский комбинат», так и в случае выделения из ОАО «Норильский комбинат» прав на эксплуатацию рудных месторождений с образованием на этой базе ОАО «Норильская горная компания». И в одном, и в другом случаях объём подтверждённых лицензиями прав не подлежал корректировке.

Всё так и произошло, когда 30 июля 1997 года на ОАО «Норильская горная компания» были переоформлены три лицензии с целевым назначением – добыча руд в ходе эксплуатации сульфидных медно-никелевых месторождений Норильского промрайона:

1) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00075 ТЭ на добычу руды на Октябрьском медно-никелевом месторождении, со сроком окончания 1 января 2016 года;

2) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00076 ТЭ на добычу руды на Талнахском медно-никелевом месторождении, со сроком окончания 1 января 2016 года;

3) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00077 ТЭ на добычу руды на медно-никелевом месторождении Норильск-1, со сроком окончания 1 января 2019 года.

Под этими лицензиями стояли подписи уполномоченного представителя Комитета Российской Федерации по геологии и использованию недр Ивана Сидорова и губернатора Таймырского автономного округа Геннадия Неделина.

Однако прошло 11 месяцев, прежде чем 30 июня 1998 года ОАО «Норильская горная компания», преодолев цепь бюрократических проволочек, зарегистрировала лицензии на недропользования в Комитете природных ресурсов по Таймырскому автономному округу, когда им соответственно были присвоены регистрационные номера с 78 по 80.

Следовательно, за скромным уставным капиталом ОАО «Норильская горная компания», повторимся, в инвалютном выражении равным $ 17 295, скрывался громадный финансовый потенциал, исчислявшийся миллиардами $, гарантом преобразования которого в «звонкую монету» являлся превосходно развитый производственный комплекс ОАО «Норильский комбинат» (!).

Всего этого не произошло бы, если с ОАО «Норильский комбинат» в своё время, когда решался вопрос о продаже контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», был бы заключён договор концессии, дополнивший уже имевшиеся лицензионные соглашения, как непременное условие продажи Государством контрольного пакета обыкновенных акций РАО «Норильский никель». Поскольку с новой компанией, у которой столь маленький уставный капитал, а также полнейшее отсутствие основных фондов (если не считать под случай лицензирования слепленного с ОАО «Норильский комбинат» договора аренды имущества, который даже не был зарегистрирован) и работников, необходимых для производства горнодобывающих работ, наверняка не заключили бы договор концессии.

Задумано было всё очень просто: используя промышленные возможности рудников ОАО «Норильский комбинат», как и прежде, продолжить добычу и доставку на поверхность земли сульфидных медно-никелевых руд, где они, приобретя товарный вид, становились собственностью ОАО «Норильская горная компания». В ходе прохождения дальнейших переделов (обогащение и металлургия) руда постепенно преобразовывалась в товарный металл, становившийся собственностью ОАО «Норильская горная компания», оплачивавшей ОАО «Норильский комбинат» понесённые производственные затраты и обеспечивавшей ему лишь минимально-необходимый уровень рентабельности. А все финансовые сливки, получавшиеся от продажи по рыночным ценам произведённых цветных и благородных металлов, либо их концентратов, при реализации данной схемы доставались ОАО «Норильская горная компания», ставшего новым центром формирования прибыли теперь уже частного горнометаллургического бизнеса (!).

Во-вторых, в 4 пункте приведённого ранее Передаточного акта отмечалось:

«ОАО «Норильская горная компания» является правопреемником АО «Норильский комбинат» по правам и обязанностям, указанным в настоящем Передаточном акте».

В буквальном смысле из этого следовало, что за исключением указанных в Передаточном акте двух долговых обязательств по всему остальному объёму кредиторской задолженности оставалось ответственным ОАО «Норильский комбинат», потерявшее в ходе своей реорганизации и создания ОАО «Норильская горная компания» все права на производимую им продукцию (!).

Не вызывает сомнения, что настолько однобокая схема, когда право собственности на выпущенные цветные и благородные металлы, концентраты и руду возникало у ОАО «Норильская горная компания», а просроченная кредиторская задолженность продолжала висеть на ОАО «Норильский комбинат», не была бы одобрена подавляющим большинством кредиторов последнего.

Возникавшие в этой связи проблемные ситуации, связанные с погашением кредиторской задолженности, должны были урегулироваться субъектами гражданско-правовых отношений с опорой на нормы права статьи 60 ГК РФ, предписывавших:

«1. Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица.

2. Кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков.

3. Если разделительный баланс не даёт возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами».

В развитие этих общих норм права существовали и специальные правовые нормы пункта 5 статьи 15 Федерального закона «Об акционерных обществах», принятого 24 ноября 1995 года, согласно которым:

«Не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации общество в письменной форме уведомляет об этом своих кредиторов. Кредитор вправе требовать от общества прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков путём письменного уведомления в срок … не позднее 60 дней с даты направления обществом кредитору уведомления о реорганизации в форме разделения или выделения».

Стремясь формально соблюсти эти требования действовавшего гражданского законодательства, в еженедельнике «Российские вести», вышедшем 26 июля 1997 года, то есть по прошествии 29 суток со дня принятия Общим собранием акционеров ОАО «Норильский комбинат» решения о реорганизации компании, менеджерами РАО «Норильский никель» было дано объявление следующего содержания:

«Открытое акционерное общество «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» (далее «Общество»), находящееся по адресу: Российская Федерация, 663310, Красноярский край, г. Норильск, Гвардейская пл., д. 2, уведомляет, что по решению Общего собрания акционеров Общества от 27.06.1997 г. осуществлена реорганизация Общества в форме выделения из его состава юридического лица.

Требования кредиторов Общества о прекращении или досрочном исполнении обязательств в соответствии со статьёй 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьёй 15 Федерального закона «Об акционерных обществах» принимаются Обществом по указанному выше адресу в течение 60 дней с момента опубликования данного уведомления».

Однако, руководство РАО «Норильский никель» совсем не было заинтересовано в том, чтобы кредиторы ОАО «Норильский комбинат» бросились к этой ведущей горнодобывающей компании системы компаний «Норильский никель» с требованиями немедленного погашения долгов. Извлечение и усвоение уроков из первой, неудавшейся попытки реорганизовать ОАО «Норильский комбинат», предпринятой в период с сентября 1996 по февраль 1997 годов, дало о себе знать. Именно поэтому уведомление о новой попытке реорганизовать ОАО «Норильский комбинат» с образованием на основе выделенных из него ключевых для горнодобывающей деятельности активов (прав на эксплуатацию месторождений) совершенно свежей компании, было дано в таком виде, что позволило:

1) сузить круг коммерческих организаций – кредиторов ОАО «Норильский комбинат», персонально уведомляемых о реорганизации горнометаллургической компании, всего до двух фирм, долги перед которыми на основании Передаточного акта и по согласованию с данными кредиторами переходили на ОАО «Норильская горная компания»;

2) свести к минимуму вероятность того, что вся остальная армия кредиторов ОАО «Норильский комбинат», персонально не уведомлённых о реорганизации Должника, успеет в течение отведённых законодательством 60 дней письменно обратиться к нему с требованиями о прекращении или досрочном исполнении им своих обязательств.

Добиться такого результата удалось, применив простой, но эффективный тактический ход, заключавшийся в опубликовании приведённого выше уведомления о проводимой реорганизации ОАО «Норильский комбинат» в субботнем – дополнительном выпуске газеты «Российские вести», вышедшем 26 июля 1997 года под № 137 (1304), да ещё в самом низу его 5 полосы. Однако это было не всё, тонкость происходившего состояла в том, чтобы минимальное количество газет этого номера разошлось по читательской аудитории, для чего по информации, полученной из достоверного источника, все свободные от подписки экземпляры газеты ушли не в розничную продажу, а были полностью выкуплены подконтрольными потанинскому руководству РАО «Норильский никель» фирмами.

Сравним приведённый вариант уведомления кредиторов с подобным же, но осуществлённым зимой 1997 года в ходе первой, неудавшейся попытки реорганизовать ОАО «Норильский комбинат» путём выделения из него части активов и образования на их основе ОАО «Норильскстрой». В то время всем без исключения коммерческим кредиторам ОАО «Норильский комбинат», коих оказалось порядка трёх сотен, были направлены персональные письма – уведомления о реорганизации задолжавшей им горнометаллургической компании, изготовленных по типовой форме следующего содержания:

«На основании решения Совета директоров РАО «Норильский никель», выполняющего согласно п.6.9. Устава открытого акционерного общества «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» (далее – «Общество») функции Общего собрания акционеров Общества, а также, руководствуясь п. 5 ст. 15 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», уведомляем Вас о реорганизации Общества путём выделения из его состава структурных подразделений Общества – ПО «Норильскстройматериалы», ПСМО «Норильскстрой», Специального управления строительства АО «Норильский комбинат» и создания на их базе открытого акционерного общества «Норильскстрой». В соответствии с разделительным балансом к создаваемому обществу переходит следующее имущество, права и обязанности:

– основные и оборотные средства, дебиторская задолженность на сумму 3 894 000 000 000 (три триллиона восемьсот девяносто четыре миллиарда) рублей».

Думается, что такой вариант уведомления, действительно способствовавший доведению до кредиторов достоверной информации о реорганизации ОАО «Норильский комбинат» путём выделения из него определённых активов и образования на их основе другого юридического лица, более соответствовал смыслу норм права гражданского законодательства, чем тиражирование уведомления в субботнем газетном номере. В качестве подтверждения сошлёмся на формулировку правовой нормы пункта 5 статьи 15 Федерального закона «Об акционерных обществах»: «не позднее 60 дней с даты направления обществом кредитору уведомления о реорганизации в форме разделения или выделения».

Разве теряющийся среди другой информации крохотный текст уведомления о реорганизации ОАО «Норильский комбинат» на одной из последних полос субботнего номера газеты «Российские вести», традиционно не очень загруженного экономическими и политическими рубриками, самыми востребованными среди бизнес-структур, в полном смысле можно считать соответствующем понятийному значению слова «направлять».

Хотя, конечно, письменная форма уведомления о реорганизации юридического лица, как того требуют нормы права российского гражданского законодательства, была соблюдена. Памятуя народную мудрость – «сказанное и услышанное – это не одно и то же», заметим, в данном случае руководство РАО «Норильский никель» сделало всё, чтобы «сказать» о реорганизации ОАО «Норильский комбинат» как можно тише, рассчитывая на «глухоту» не читающих субботних газет кредиторов (!).

Во многом благодаря этому удалось избежать ненужного ажиотажа вокруг образования ОАО «Норильская горная компания», и всё прошло достаточно спокойно.

В-третьих, преследуя цель выстроить новый, сугубо частный горнометаллургический бизнес, который бы не имел приватизационной истории, коалиции Потанин – Прохоров необходимо было как можно скорее и, что важно, дешевле решить вопрос опосредованного (через коммерческую организацию) приобретения прав на дальнейшую эксплуатацию трёх богатейших рудных месторождений Норильского промрайона.

Само собой разумеется, что приобрести по номинальной стоимости в частную собственность двух физических лиц столь крохотный контрольный пакет акций, какой был у ОАО «Норильская горная компания», не представляло никакого труда. Представьте себе, что номинал 100% акций ОАО «Норильская горная компания» едва ли превышал цену заурядного автомобиля иностранного производства. Сумма сделки была столь невелика, что гарантировало спокойный, без привлечения ненужного внимания со стороны третьих лиц, выкуп ОАО «Норильская горная компания» сначала на РАО «Норильский никель», а затем – в частную собственность Владимира Потанина и Михаила Прохорова, не сильно-то и поистратившихся на ней.

Цена одного «авто» эквивалентна цене трёх самых богатых в мире природных месторождения сульфидных медно-никелевых руд, вокруг которых создана небывалых размеров социально-промышленная инфраструктура, полностью обеспечивающая многофункциональные производственные мощности, позволяющие каждый год выпускать сотни тысяч тонн цветных и благородных металлов (!).

Дата создания ОАО «Норильская горная компания» (4 июля 1997 года) определила начало периоду организационно-правового избавления будущих российских олигархов от своего «ПРИВАТ-капиталистического» прошлого (!).

С этого дня они стали предпринимать массу усилий, чтобы окружающая их общественность постепенно свыклась с мыслью, что созданная ими ОАО «Норильская горная компания», в дальнейшем ОАО «ГМК «Норильский никель», – это не афёрно уведённая у «хлопнувшего ушами» Государства промышленная собственность, а продукт их менеджерских способностей.

И по большому счёту им это удалось!

 

* * *

С самого начала не было сомнений, что мизерный размер уставного капитала ОАО «Норильская горная компания» был фактором временным, и очень скоро, сразу же после оседания контрольного пакета акций компании в частной собственности Владимира Потанина и Михаила Прохорова, ожидалось его значительное увеличение. Необходимость этого диктовалась и предстоявшим в ближайшем будущем обменом акций РАО «Норильский никель» на акции ОАО «Норильская горная компания». В противном случае миноритарные акционеры приватизированного после акционирования концерна «Норильский никель» совершенно справедливо решили бы, что их по-настоящему надули, так как постепенно РАО «Норильский никель» превратилось бы в пустышку, лишённую всяких прав управления горнодобывающими и металлургическими производствами, что привело бы и к обесценению акций РАО «Норильский никель».

Косвенным подтверждением ожидавшегося в скором будущем увеличения уставного капитала ОАО «Норильская горная компания» стал факт заключения 11 июля 1997 года, то есть по прошествии всего одной недели со дня своего создания, новорождённой горнодобывающей компанией договора об услугах реестродержателя с московской фирмой ЗАО «Национальная регистрационная компания».

 

* * *

Сразу же после принятия решения Общим собранием акционеров ОАО «Норильский комбинат» о его реорганизации и образования ОАО «Норильская горная компания» прокурор города Норильска Андрей Фурса 30 июня 1997 года обратился к главам администраций Большого Норильска с разъяснительным письмом, в котором отметил:

«Считаем необходимым поставить Вас в известность о недопустимости возможного нарушения действующего законодательства РФ о приватизации, которым установлены некоторые особенности порядка и способов реорганизации акционерных обществ, созданных путём приватизации государственных и муниципальных предприятий.

В силу п.5.15.1. Государственной программы приватизации, утверждённой Указом президента РФ от 24.12.93 г. за № 2284 до момента продажи 75% акций приватизируемого предприятия /РАО «Норильский никель»/ запрещается без согласия Комитета по управлению имуществом /ГКИ РФ/ осуществлять реорганизацию, ликвидацию и изменять структуру акционерного общества.

Таким образом, учитывая, что приватизация РАО «Норильский никель» не завершена, в федеральной собственности закреплены 38% акций РАО, любое принятие решения акционеров о реорганизации общества /АО «Норильский комбинат»/ … возможно только в случае согласия в форме отдельного решения Государственного комитета по управлению имуществом РФ».

Впрочем, мероприятия прокурора Норильска по предупреждению нарушений действующего законодательства ни к чему не привели, поскольку руководство РАО «Норильский никель» приняло решение определить месторасположение ОАО «Норильская горная компания» – город Дудинка, находящийся вне зоны действия контролирующих полномочий норильской прокуратуры. Кроме того, при принятии решения о реорганизации ОАО «Норильский комбинат» использовалось профессиональное толкование норм права гражданского законодательства, данное исполнявшей обязанности директора по правовым вопросам РАО «Норильский никель» Татьяной Зотиковой, впоследствии изложенное в письме № РАО-17/2 442 от 9 июля 1997 года, как ответ на выпад прокурора Норильска:

«Учитывая, что государство не является акционером АО «Норильский комбинат», все акции этого общества находятся в собственности коммерческих организаций, … полагаем, что заявления о неправомерности принятия решения /о реорганизации ОАО «Норильский комбинат»/, о необходимости предварительного получения согласия Госкомимущества России на реорганизацию общества не основательны».

Это было, безусловно, выгодное потанинскому руководству РАО «Норильский никель» толкование норм права российского законодательства, но и огульно отрицать факт того, что, будучи собственником контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», Государство по логике вещей опосредованно являлось собственником и контрольного пакета акций ОАО «Норильский комбинат», было трудновато. И если бы 5 августа 1997 года приватизация РАО «Норильский никель» не была завершена, а Государство, возвратив АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» полученный кредит, вернуло себе управление РАО «Норильский никель» (по прекращению договора залога № 01-2/2688 от 21 ноября 1995 года), то правовики Александра Хлопонина убедились бы в правоте прокурора Норильска.

Тогда вполне вероятно решение о создании ОАО «Норильская горная компания» и передаче ей от ОАО «Норильский комбинат» прав на эксплуатацию месторождений сульфидных медно-никелевых руд Норильского промрайона могло быть поставлено под сомнение. Но в том-то и суть, что Владимир Потанин нисколько не сомневался в приобретении у Государства контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» буквально за «так», и какие-то там разночтения в толковании одних и тех же норм гражданского права его особенно не беспокоили.

 

 

5.2. Первый этап становления ОАО «Норильская горная компания».

Договорные отношения с ОАО «Норильский комбинат»

 

Есть хорошая народная мудрость: «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается». Уподобившись ей, потанинское руководство РАО «Норильский никель» успело распланировать для себя быстрый ход развития событий по становлению втихомолку созданного ОАО «Норильская горная компания», по его подготовке к самостоятельной деятельности, но в итоге упёрлось в одну единственную, но принципиальную проблему.

Как уже отмечалось, 30 июля 1997 года директор ОАО «Норильская горная компания» Геннадий Пивень сумел добиться оформления трёх лицензий на право дальнейшей эксплуатации известных читателю месторождений сульфидных медно-никелевых руд Норильского промрайона, для этого был изготовлен договор аренды имущества горнодобывающих подразделений ОАО «Норильский комбинат».

Воодушевлённое первыми успехами руководство РАО «Норильский никель» отдало распоряжение незамедлительно готовить свежеиспечённую горную компанию к запуску в работу. И к последним числам августа был подготовлен проект приказа гендиректора РАО «Норильский никель» Александра Хлопонина «Об организации деятельности ОАО «Норильская горная компания». К нему прилагался «План первоочередных мероприятий по организации договорно-правовых отношений ОАО «Норильская горная компания», согласно которому самым отдалённым сроком исполнения последнего мероприятия значилось 12 ноября 1997 года. Однако проект приказа так и остался не подписанным.

Причина была в возникших межбюджетных разногласиях двух субъектов Российской Федерации: Красноярского края и Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, суть которых заключалась в следующем:

1) нормами права статей 65 и 66 Конституции России устанавливалось:

– «В составе Российской Федерации находятся субъекты Российской Федерации: … Красноярский край … Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ …»;

– «Отношения автономных округов, входящих в состав края или области, могут регулироваться федеральным законом и договором между органами государственной власти автономного округа и, соответственно, органами государственной власти края или области».

В Конституции России одновременно закреплялся принцип равноправия субъектов Российской Федерации, наряду с признанием возможности нахождения одного субъекта внутригосударственных правовых отношений в пределах территориальных границ другого субъекта, имевшего согласно Конституции страны такие же права, как и его частичка.

Конечно, это был абсурд, «вызревший» в те времена, когда государственная власть по ряду причин проводила политику национально-государственного заигрывания с малыми народностями, чья численность не дотягивала до образования национальной республики в составе Российской Федерации;

2) норма права пункта 1 статьи 72 Конституции России устанавливала:

«В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся: …

в) вопросы владения, пользования и распоряжения землёй, недрами, водными и другими природными ресурсами».

Так вот, недрами полуострова Таймыр распоряжалась администрация Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа совместно с Российской Федерацией, чей уполномоченный представитель от Комитета по геологии и использованию недр Иван Сидоров поставил свою подпись под тремя лицензиями, выданными 30 июля 1997 года ОАО «Норильская горная компания».

Однако ещё со времён существования сталинского Главного управления лагерей (ГУЛАГ), в которое структурно входила и административно подчинялась каторжанская система исправительно-трудовых лагерей НКВД – Норильлаг, созданная на территории полуострова Таймыр, курированием и снабжением по реке Енисей строительства Норильского горнометаллургического комбината занималась администрация Красноярского края. Отсюда и пошло, что и выделением землеотводов в пределах территории Норильского промрайона ведала администрация Норильска, подчинявшаяся краевым властям, а не администрации автономного округа;

3) норма права статьи 11 Закона РФ «О недрах» (№ 2395-1 от 21 февраля 1992 года) предписывала:

«Предоставление лицензий на пользование недрами осуществляется при наличии предварительного согласия органа управления земельными ресурсами либо собственника земли на отвод соответствующего земельного участка для целей недропользования. Отвод земельного участка в окончательных границах и оформление земельных прав пользователя недр осуществляются в порядке, предусмотренном земельным законодательством, после утверждения проекта работ по недропользованию».

Загвоздка была как раз в том, что никакое предварительное согласие на выделение земли ОАО «Норильская горная компания» под недропользование Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству администрации города Норильска не давалось (!).

В трёх же полученных 30 июля 1997 года лицензиях на недропользование была сделана ссылка на аналогичное согласие, полученное государственным промобъединением Норильский комбинат много лет назад:

– в лицензии на добычу руды на Октябрьском медно-никелевом месторождении была сделана ссылка на постановления администрации города Норильска № 554 от 18 мая 1992 года и № 550 от 25 мая 1992 года;

– в лицензии на добычу руды на Талнахском медно-никелевом месторождении была сделана ссылка на постановления администрации города Норильска № 374 от 16 апреля 1992 года и № 447 от 27 июля 1994 года;

– в лицензии на добычу руды на медно-никелевом месторождении Норильск-1 была сделана ссылка на постановление администрации города Норильска № 1971 от 28 ноября 1993 года.

4) теперь главное, заключавшееся в том, что в каком субъекте Российской Федерации было зарегистрировано ОАО «Норильская горная компания», в консолидированный бюджет того и поступали налоги, взимаемые с деятельности этого юридического лица.

Так, норма права статьи 20 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» № 2118-1 от 27 декабря 1991 года к налогам республик в составе Российской Федерации, краёв, областей, автономной области, автономных округов относила:

а) налог на имущество предприятий, сумма платежей по которому равными долями зачислялась в бюджет субъекта Российской Федерации и в районные бюджеты районов, городские бюджеты городов по месту нахождения плательщика;

б) лесной доход;

в) плату за воду, забираемую промышленными предприятиями из водохозяйственных систем;

г) сбор на нужды образовательных учреждений, взимаемый с юридических лиц.

Но эти налоговые сборы были не столь значительны по сравнению с отчислениями по налогу на прибыль организаций, относимого законодательством страны к федеральным налогам, при распределении которого были соблюдены и интересы субъекта федерации.

К сведению читателя, нормы права статьи 5 Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» № 2116-1 от 27 декабря 1991 года предписывали:

«Ставка налога на прибыль предприятий и организаций, зачисляемого в федеральный бюджет, устанавливается в размере 13 процентов.

В бюджеты субъектов Российской Федерации зачисляется налог на прибыль предприятий (в том числе иностранных юридических лиц) по ставкам, устанавливаемым законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации, в размере не свыше 22 процентов».

Согласитесь, было о чём задуматься?

До регистрации ОАО «Норильская горная компания» в столице Таймырского автономного округа городе Дудинке, автоматически вместе с получением прав на недропользование ставшей собственником всей производимой структурами ОАО «Норильский комбинат» товарной продукции, налог на прибыль (по ставке до 22%) поступал в доход консолидированного бюджета Красноярского края. Из него, в свою очередь, «подкармливался» и бюджет муниципального образования Большого Норильска (!).

В этом случае Красноярский край относился к тем субъектам Российской Федерации, которые считались донорами и могли на определённых условиях преспокойно оказывать финансовую помощь другим субъектам Российской Федерации, отнесённым в перечень дотационных территорий. Кстати, к таким дотационным территориям относился и Таймырский автономный округ, разумеется, до регистрации в нём 4 июля 1997 года ОАО «Норильская горная компания».

Примерами делового сотрудничества двух субъектов Российской Федерации (край – округ) являлись заключавшиеся договоры о бюджетных отношениях. Вот как это выглядело в тексте договора, заключённого губернатором края Валерием Зубовым и губернатором автономного округа Геннадием Неделиным 2 ноября 1995 года:

«Мы, полномочные представители органов государственной власти Красноярского края и Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа (далее – Стороны), руководствуясь Конституцией и законодательством Российской Федерации, стремясь обеспечить справедливое и эффективное использование находящихся в распоряжении края и автономного округа финансовых ресурсов в интересах всего населения края и округа, заботясь о материальном благосостоянии, социальной защищённости, сохранении уклада жизни и самобытности народов Севера, договорились о нижеследующем:

1. АО «Норильский комбинат» перечисляет Таймырскому (Долгано-Ненецкому) автономному округу следующие налоги и платежи:

1.1. Средства, подлежащие зачислению в экологический фонд края, в полном объёме направляются в окружной экологический фонд;

1.2. Средства в размере пятидесяти процентов за пользование недрами в части, поступающей в краевой бюджет, направляются на финансирование программы создания и развития в автономном округе производств, основанных на традиционных видах местного хозяйства, местных промыслов и социальное развитие малочисленных народов и этнических групп;

1.3. Средства, поступающие в виде платежей в краевой дорожный фонд, направляются в объёме 60% на содержание и строительство дорог на территории автономного округа.

2. Перечисление средств по п. 1 осуществляется плательщиком непосредственно Таймырскому (Долгано-Ненецкому) автономному округу со дня вступления в силу настоящего договора.

3. Стороны оставляют за собой право заключать договоры и соглашения в развитие и дополнение настоящего договора с целью регулирования других отношений Сторон.

4. Настоящий договор вступает в силу с момента его подписания Сторонами и действует до 31 декабря 1999 года в случае непротиворечия принятому Федеральному закону, регулирующему отношения между субъектами Российской Федерации (ст. 66 п. 4 Конституции Российской Федерации)».

До истечения срока действия данного договора было ещё очень далеко, а ситуация в межбюджетных отношениях (край – округ) вполне могла диаметрально измениться, поскольку с регистрацией в Дудинке и полноценным запуском в работу ОАО «Норильская горная компания» теперь уже Красноярский край рисковал оказаться в перечне дотационных территорий. Тогда как Таймырский автономный округ буквально окунулся бы в океан налоговых платежей, и теперь уже он, как донор, оставляя в своём консолидированном бюджете сборы по налогу на прибыль с результатов деятельности ОАО «Норильская горная компания», смог бы на основании договора о бюджетных отношениях милостиво отдавать краю какую-то часть внебюджетных сборов (!).

Иными словами, с регистрацией ОАО «Норильская горная компания» не в Норильске, а в Дудинке в межбюджетных отношениях (край – округ) образовалась большая трещина, и латать её необходимо было раньше, чем с результатов деятельности этого горнодобывающего новообразования появился бы реально зримый финансовый эффект. Короче говоря, предстояло «договариваться на берегу», а не ждать времени, когда утлая лодочка – ОАО «Норильская горная компания» превратится в красивый мощный океанический лайнер, наделённый всеми необходимыми средствами производства и профессиональной командой, с борта которого российские олигархи просто помашут ручкой ошеломлённому и обедневшему враз Красноярскому краю.

И переговорная борьба интересов двух субъектов Российской Федерации началась.

В качестве весомого аргумента в диалоге с потанинским руководством РАО «Норильский никель», по чьей команде и была осуществлена регистрация ОАО «Норильская горная компания» в городе Дудинке, администрация Большого Норильска стала использовать факт отсутствия её предварительного согласия на выделение земельных участков, необходимых для эксплуатации рудных месторождений.

В связи с очевидностью отсутствия упомянутого предварительного согласия органа управления земельными ресурсами Норильского промрайона, спорить на этот счёт было делом в конечном итоге бесперспективным, особенно учитывая, что в случае перенесения рассмотрения спора в Арбитражный суд Красноярского края в положительном исходе дела для краевых интересов не приходилось сомневаться. А своего арбитражного суда Таймырский автономный округ никогда не имел. Посему, покумекав и стремясь не попасть в смешное положение, когда во исполнение решения арбитражного суда придётся аннулировать ранее выданные ОАО «Норильская горная компания» лицензии на недропользование, чиновничье начальство Комитета природных ресурсов по Таймырскому автономному округу до разрешения сложившейся спорной ситуации распорядилось временно не проводить у себя регистрацию выданных лицензий.

Вторая попытка кардинальной реорганизации ОАО «Норильский комбинат», едва начавшись, вполне могла снова завершиться полным крахом, если бы переговаривавшиеся стороны принялись бы дискутировать в жёсткой форме, что и подвигло руководства РАО «Норильский никель» и ОАО «Норильский комбинат» мягко лавировать между краевым и окружным начальством, стремясь выйти на взаимоприемлемый вариант.

Так продолжалось довольно долго, пока, наконец, решение (за № 60) Норильского городского совета, вынесенное 10 февраля 1998 года, не стало той последней каплей, после которой руководство горнометаллургического бизнеса, ставшего частным, вынуждено было отыграть назад, приступив к серьёзной проработке вариантов перерегистрации ОАО «Норильская горная компания» в городе Норильске.

Рассматривая на очередном заседании вопросы теплоэнергоснабжения Норильского промрайона, депутаты представительного органа власти местного муниципалитета, над которым председательствовал Виктор Литвиненко, в какой-то мере неожиданно включили в повестку дня, рассмотрели по существу и вынесли решение, отразившее их отношение к регистрации ОАО «Норильская горная компания» вне пределов Большого Норильска:

«Считать неприемлемым и не отвечающим интересам НПР регистрацию юридических адресов акционерных обществ «Горная компания» (Пивень Г.Ф.) и «Таймыргаз» (Гороховский В.А.) в г. Дудинке, так как данный факт коренным образом отразится на реальном снижении налоговой базы бюджетов г.г. Норильска, Талнаха, Кайеркана и пос. Снежногорск, недофинансировании всех сфер социальной инфраструктуры, ухудшении жизненного уровня работников бюджетной сферы и населения

Предложить руководству АО «Норильский комбинат» (Хагажеев Д.Т.), ОАО «Норильскгазпром» (Сокол С.М.) … провести перерегистрацию в г. Норильск акционерных обществ «Горная компания» и «Таймыргаз», учредителями которых они являются».

Под давлением администраций Красноярского края и норильского муниципалитета руководство РАО «Норильский никель», рассчитывая на покладистость губернатора Таймырского автономного округа Геннадия Неделина, таки согласилось с требованием перерегистрации ОАО «Норильская горная компания» в городе Норильске. Со своей стороны администрация Большого Норильска заверила потанинцев в полнейшей своей лояльности и нежелании предпринимать действия в направлении аннулирования уже полученных лицензий на недропользование, посредством акцентирования внимания судебных органов на отсутствии у ОАО «Норильская горная компания» предварительного согласия муниципалитета на выделение соответствующих землеотводов.

Эта договорённость позволила в первых числах марта 1998 года приступить к реализации плана запуска в работу ОАО «Норильская горная компания», до того целых 8 месяцев фактически просуществовавшего в зависшем состоянии при одном директоре и трёх не вполне готовых лицензиях на недропользование, подкреплённых нерабочим договором аренды имущества.

Выдерживая взятые на себя обязательства, руководство РАО «Норильский никель» 20 марта 1998 года организовало проведение внеочередного Общего собрания акционеров ОАО «Норильская горная компания», состоявшегося в Норильске под председательством Александра Хлопонина, на котором, кроме всего прочего, было принято решение внести в Устав ОАО «Норильская горная компания» требуемые изменения:

«1.1. Первое предложение пункта 2.2. Устава изложить в следующей редакции:

«Местонахождения Общества: Российская Федерация, Красноярский край, г. Норильск».

1.2. Дополнить пункт 3.2. Устава /основные виды деятельности компании/ после абзаца 9 абзацами следующего содержания:

– переработка руд цветных и драгоценных металлов, вторичных металлосодержащих материалов и полуфабрикатов с целью получения готовой продукции – цветных и драгоценных металлов, а также изделий из них, производство серы, серной кислоты;

– проведение работ, связанных с использованием сведений, а также осуществление мероприятий и (или) оказание услуг по защите государственной тайны;

– производство, передача, распределение и реализация электрической и тепловой энергии;

– хранение нефти и продуктов её переработки;

– содержание и эксплуатация нефтебаз, автозаправочных станций, в том числе передвижных;

– монтаж, наладка, эксплуатация и ремонт энергообъектов, электроэнергетического, теплоэнергетического оборудования и энергоустановок для потребителей;

– перевозочная, транспортно-экспедиционная и другая деятельность, связанная с осуществлением транспортного процесса на морском, внутреннем водном и воздушном транспорте;

– пассажирские и грузовые перевозки автомобильным и железнодорожным транспортом;

– строительство, реконструкция, ремонт, содержание автомобильных и железнодорожных дорог и дорожных сооружений;

– деятельность, связанная с работами, услугами природоохранного назначения;

– деятельность в области пожарной безопасности …

– аффинаж драгоценных металлов».

Было и кое-что ещё, но примечательно не это, а то, что из всего этого вышло.

Администрация Таймырского автономного округа, тщательно изучив представленные ей для проведения регистрации изменения в Устав ОАО «Норильская горная компания», совершенно не возражала против расширения перечня основных видов деятельности этого юридического лица, но отказалась регистрировать изменения его местонахождения. Это получило отражение в постановлении № 80 «О регистрации дополнений и изменений к Уставу ОАО «Норильская горная компания» от 23 апреля 1998 года,  подписанным первым заместителем губернатора округа Анатолием Кузнецовым.

Ситуация вновь зашла в тупик!

По прошествии всего нескольких дней, 29 апреля и 6 мая 1998 года (протоколы совещаний № 153 и 163), гендиректор ОАО «Норильский комбинат» Джонсон Хагажеев, неудовлетворённый полученным результатом, спешивший выполнить приказ московских боссов по запуску в работу ОАО «Норильская горная компания», снова ставил перед командой своих подчинённых тот же вопрос. Перерегистрация ОАО «Норильская горная компания» или нахождение приемлемой альтернативы этому, подобно золотому ключику открывало потайную дверцу в мир становления, успешного развития, процветания и роста рыночной капитализации частной горнодобывающей компании, «отмывшейся» от тягостной грязи и пут последствий ошибок и афёр приватно проведённой приватизации концерна «Норильский никель». Этим и объяснялась спешка!

В результате был найден простой вариант, который полностью устроил администрацию Большого Норильска и в какой-то степени администрацию Красноярского края, так как был решён главный вопрос, связанный с поступлением большей части налоговых платежей от будущей производственной деятельности ОАО «Норильская горная компания» в консолидированный бюджет Красноярского края.

Проведя уйму времени в переговорном процессе с губернатором Таймыра Геннадием Неделиным, оказавшимся не таким уж «белым и пушистым» (тупо и беспрекословно лояльным к внедрению в жизнь перспективных хотелок хозяев горнометаллургического бизнеса), руководству РАО «Норильский никель» удалось убедить его согласиться с созданием в Норильске Заполярного филиала ОАО «Норильская горная компания».

Найденный в переговорном процессе компромисс, в целом устроивший представителей всех заинтересованных сторон, привёл к тому, что Комитет природных ресурсов по Таймырскому автономному округу, получивший отмашку сверху, 30 июня 1998 года зарегистрировал лицензии на право эксплуатации ОАО «Норильская горная компания» трёх месторождений сульфидных медно-никелевых руд Норильского промрайона (!).

Ровно через неделю, 7 июля 1998 года, чуть припозднившись для пущей важности, губернатор Таймырского автономного округа Геннадий Неделин подписал постановление № 140 «О регистрации дополнений и изменений к Уставу ОАО «Норильская горная компания», в котором констатировалось, что у ОАО «Норильская горная компания» имеются филиалы и представительства:

Заполярный филиал, расположенный по адресу: 663300, Красноярский край, город Норильск, Гвардейская площадь, дом 2;

– Кольский филиал, расположенный по адресу: 184280, Мурманская область, город Мончегорск-7;

– Московское представительство, расположенное по адресу: 103031, город Москва, улица Рождественка, дом 5/7;

– Красноярское представительство, расположенное по адресу: 660059, город Красноярск, улица Коммунальная, дом 2;

– Архангельское представительство, расположенное по адресу: 163031, город Архангельск, п/я 4.

С целью по полной программе соблюсти все формальности руководство ОАО «Норильский комбинат» распорядилось предоставить в своём главном офисе два кабинета (№ 415 и № 548) для обеспечения на первых порах официального присутствия в Норильском промрайоне Заполярного филиала ОАО «Норильская горная компания».

Завершающим действием стала постановка 9 июля 1998 года Заполярного филиала ОАО «Норильская горная компания» на налоговый учёт в государственной налоговой инспекции по городу Норильску.

 

* * *

Таким образом, плотная организация подготовки ОАО «Норильская горная компания» к выходу на самостоятельную коммерческую деятельность началась с приходом календарной весны 1998 года и ознаменовалась почти одновременным изданием двух приказов гендиректоров ОАО «Норильский комбинат» и РАО «Норильский никель».

Первым, 5 марта 1998 года, вышел приказ гендиректора ОАО «Норильский комбинат» Джонсона Хагажеева № 117 «Об организации деятельности ОАО «Норильская горная компания», содержавший в себе следующее:

«В связи с осуществлением очередного этапа работ по развитию ОАО «Норильская горная компания» и в целях усиления координации деятельности РАО «Норильский никель» и АО «Норильский комбинат», приказываю:

1. Утвердить прилагаемый План первоочередных мероприятий по развитию ОАО «Норильская горная компания».

2. В целях выполнения плана первоочередных мероприятий создать рабочую группу АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания» …

3. Рекомендовать руководству ОАО «Норильская горная компания» (Пивень Г.Ф.) войти в состав рабочей группы.

4. Учитывая комплексность и важность задач, стоящих перед ОАО «НГК» … в срок до 20 марта 1998 года:

– подготовить Положение о Совете директоров ОАО «Норильская горная компания»;

– подготовить изменения и дополнения в Устав ОАО «Норильская горная компания»;

– провести общее собрание акционеров ОАО «Норильская горная компания» для избрания Совета директоров Общества и утверждения изменений и дополнений в Устав ОАО «Норильская горная компания».

Для полноты картины без каких-либо упущений приведём прилагавшийся к приказу План первоочередных мероприятий по развитию ОАО «Норильская горная компания»:

«1. Подготовка системы бюджетирования и форм раздельных бюджетов АО «НК» и ОАО «НГК».

Отв. Горячева Л.Е. – срок 10.03.98 г.

2. Подготовка экономических расчётов по налоговым последствиям реализации базовых договоров.

Отв. Новак А.В. – срок 10.03.98 г.

3. Организация и методология ведения бухгалтерского учёта (в разрезе двух собственников).

Отв. Архипенко А.А. – срок 10.03.98 г.

4. Подготовка изменений и дополнений в Устав ОАО «НГК».

Отв. Бычков В.В. – срок 10.03.98 г.

5. Проведение юридической экспертизы и подготовка правовых заключений по договорам. Осуществление государственной регистрации.

Отв. Бычков В.В. – срок 20.03.98 г.

6. Подготовка замечаний и предложений по договорам подряда, толлинга. Отработка процедур сдачи – приёма продукции. Перечень представляемой документации. Штрафные санкции.

Отв. Гулевич Б.Г. – срок 20.03.98 г.

7. Подготовка других договоров, обеспечивающих деятельность ОАО «НГК»:

– договор с Гохраном;

– договор с «Интерросимпексом»;

– договор на толлинг («Красцветмет»);

– договор на толлинг (файнштейн комбината «Североникель»);

– маркировка продукции;

– комиссионное соглашение с РАО;

– договор залога готовой продукции;

– обязательства по фьючерсным контрактам.

Отв. Кузнецов Л.В. – срок 27.03.98 г.

8. Регистрация лицензий на право недропользования, выданных ОАО «НГК».

Отв. Пивень Г.Ф. – срок 27.03.98 г.

9. Разработать принципиальные финансовые схемы взаимодействия с РАО «Норильский никель», с АО «Норильский комбинат» и с АО «Интерросимпекс».

Отв. Кузнецов Л.В. – срок 27.03.98 г.

10. Подготовка штатного расписания ОАО «НГК», согласование кандидатур руководящих работников экономических служб и службы экономической безопасности ОАО «НГК».

Отв. Пивень Г.Ф. – срок 20.03.98 г.».

Будучи человеком амбициозным, Александр Хлопонин, как только узнал об издании гендиректором ОАО «Норильский комбинат» приказа об организационных мероприятиях, касавшихся деятельности ОАО «Норильская горная компания», не желая выпускать из своих рук «пальму первенства», вдогонку издал аналогичный документ, впрочем, кое в чём дополнявший уже работавший приказ Джонсона Хагажеева.

В результате 12 марта 1998 года появился приказ гендиректора РАО «Норильский никель» за № РАО/17п «О мерах по обеспечению хозяйственной деятельности ОАО «Норильская горная компания», которым предписывалось:

«В целях обеспечения начала хозяйственной деятельности ОАО «Норильская горная компания», приказываю:

1. … в 10-дневный срок подготовить предложения по составу Совета директоров ОАО «Норильская горная компания», проект Положения о Совете директоров, а также необходимые документы по проведению Общего собрания акционеров для избрания Совета директоров и внесения изменений в Устав ОАО «Норильская горная компания».

2. … в недельный срок подготовить и представить в установленном порядке предложения по организационной структуре управления, штатному расписанию и кандидатам для назначения на руководящие должности в ОАО «Норильская горная компания».

3. … в 2-недельный срок подготовить и представить на рассмотрение бюджетному комитету РАО «Норильский никель» предложения по осуществлению кредитно-финансовой политики ОАО «Норильская горная компания», по управлению финансовыми и материальными потоками, по структуре налогообложения и налоговым платежам, бюджету и плановым производственным показателям деятельности ОАО «Норильская горная компания» на 1998 год.

Председателю бюджетного комитета РАО «Норильский никель» Зеленину Д.В. по результатам рассмотрения указанных предложений до 5 апреля 1998 г. представить в установленном порядке на утверждение необходимые документы по финансово-экономическим вопросам деятельности ОАО «Норильская горная компания».

4. … с привлечением специалистов ТОО «Росэкспертиза» в 10-дневный срок подготовить и представить в установленном порядке на утверждение необходимые документы по системе бухгалтерского учёта и отчётности, бухгалтерскому документообороту, управленческому учёту и другим вопросам учётной политики ОАО «Норильская горная компания».

5. … в недельный срок завершить оформление договора аренды имущественного комплекса АО «Норильский комбинат», необходимого для обеспечения производственной деятельности ОАО «Норильская горная компания», договоров подряда на производство работ, а также других договоров, обеспечивающих самостоятельную хозяйственную деятельность ОАО «Норильская горная компания».

6. … в 10-дневный срок подготовить предложения по организации учёта материальных ценностей и незавершённого производства АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания» с учётом особенностей организации производства при самостоятельной хозяйственной деятельности ОАО «Норильская горная компания».

7. Первому заместителю Генерального директора РАО «Норильский никель» Яковлеву Е.К. и Генеральному директору АО «Норильский комбинат» Хагажееву Д.Т. до 10 апреля 1998 г. доложить о готовности ОАО «Норильская горная компания» к самостоятельной хозяйственной деятельности».

Работа по исполнению поручений, содержавшихся в приведённых приказах, в прямом смысле слова закипела. Почти ежедневно на разных уровнях управленческой лестницы, в кабинетах разнокалиберных руководителей собирались совещания, проводились рабочие встречи и просто беседы, в ходе которых шла детальная проработка тех или иных аспектов будущей самостоятельной деятельности ОАО «Норильская горная компания».

К примеру, 11 марта 1998 года на совещании, прошедшем у заместителя гендиректора – главного инженера ОАО «Норильский комбинат» Бориса Гулевича, с участием директора ОАО «Норильская горная компания» Геннадия Пивня, исполнителям под протокол в проработку были поставлены вопросы взаимодействия двух компаний по выполнению договора подряда производства продукции горнометаллургических переделов:

а) расчётное определение стоимости выполнения работ, оказания услуг ОАО «Норильский комбинат», совершаемых на основании договора подряда по заказам ОАО «Норильская горная компания», а также расчёт вытекающих из этого налоговых последствий;

б) проработка проекта договора выкупа у ОАО «Норильский комбинат» незавершённой производством продукции на определённую дату «Ч» и приложений к нему;

в) отработка деталей процедуры сдачи – приёма произведённой продукции от ОАО «Норильский комбинат» (подрядчик) ОАО «Норильская горная компания» (заказчик).

Как это и должно было быть, за изданием приведённых выше приказов последовал созыв внеочередного Общего собрания акционеров ОАО «Норильская горная компания», правда, состоявшего из одного единственного, легко созываемого акционера – ОАО «Норильский комбинат». Отметим, что именно оно приняло решение внести изменения в Устав ОАО «Норильская горная компания», значительно расширявшие список потенциальных видов деятельности компании, а также меняющее её местонахождение, с чем, однако, категорически не согласилась администрация Таймырского автономного округа.

Четвёртым вопросом повестки дня этого внеочередного Общего собрания акционеров ОАО «Норильская горная компания», проведённого 20 марта 1998 года в городе Норильске, было определение количества и избрание членов Совета директоров горнодобывающей компании. По данному вопросу было принято решение создать Совет директоров ОАО «Норильская горная компания» численностью 7 человек, в состав которого избрать:

– Хлопонина А.Г. – гендиректора РАО «Норильский никель»;

– Хагажеева Д.Т. – гендиректора АО «Норильский комбинат»;

– Зеленина Д.В. – первого заместителя гендиректора РАО «Норильский никель»;

– Котляра Ю.А. – первого заместителя гендиректора РАО «Норильский никель»;

– Яковлева Е.К. – первого заместителя гендиректора РАО «Норильский никель»;

– Кузнецова Л.В. – первого заместителя гендиректора АО «Норильский комбинат»;

– Филиппова Ю.А. – первого заместителя гендиректора АО «Норильский комбинат».

Как видно, персональный состав этого органа управления ОАО «Норильская горная компания» был весьма представительным, что определённо подчёркивало значимость тех задач, которые этим людям, работавшим на деловую коалицию Потанин – Прохоров, предстояло решать в ближайшем будущем.

Кроме этого, внеочередное Общее собрание акционеров ОАО «Норильская горная компания» избрало Ревизионную комиссию из трёх человек и определилось с аудитором, согласившись на использование в этом качестве ООО «Росэкспертиза».

В тот же день, 20 марта 1998 года, прошло первое заседание только сформированного Совета директоров ОАО «Норильская горная компания», в ходе которого состоялось принятие двух важных управленческих решений, завершивших формирование менеджерской верхушки горнодобывающей компании:

1) председателем Совета директоров ОАО «Норильская горная компания» был избран, а вернее самоназначен, ибо по-другому это никоим образом и не просматривалось, Александр Хлопонин;

2) генеральным директором ОАО «Норильская горная компания» – эта должность, сменившая в Уставе компании должность директора после внесённых в него изменений и их регистрации постановлением № 80 от 23 апреля 1998 года администрации Таймырского автономного округа, – был назначен Джонсон Хагажеев, продолжавший оставаться гендиректором ОАО «Норильский комбинат».

В этой связи потребовалось соответствующим образом уведомить об этом назначении Государственный антимонопольный комитет России, который в своём заключении № НФ/7399 от 16 октября 1998 года подтвердил, что «указанное действие не приводит к ограничению конкуренции».

Остальные кадровые назначения на занятие руководящих должностей в ОАО «Норильская горная компания» состоялись лишь после того, как это юридическое лицо реально заработало. Чуть забегая вперёд, заметим, что на старте штатное расписание руководителей, специалистов и служащих компании состояло всего из трёх должностей, замещение которых состоялось 8 июля 1998 года:

1) на должность исполнительного директора ОАО «Норильская горная компания» был назначен Геннадий Пивень (приказ по личному составу № ГК-01/к);

2) на должность директора по экономике и финансам ОАО «Норильская горная компания» был назначен Юрий Мангаров (приказ по личному составу № ГК-02/к);

3) на должность главного бухгалтера ОАО «Норильская горная компания» был назначен Андрей Демидов (приказ по личному составу № ГК-03/к).

Все трое умели прекрасно работать головой, чего оказалось вполне достаточно, поскольку на первом этапе становления ОАО «Норильская горная компания» в людях, владевших и профессиональными навыками работы руками, нужды не было вовсе, их полностью заменяли рабочие и инженеры ОАО «Норильский комбинат», с которым горнодобывающая компания заключила договор подряда.

 

* * *

Система договорных отношений, созданная между ОАО «Норильская горная компания» и ОАО «Норильский комбинат», можно сказать, была выстроена на «трёх слонах» – трёх основных договорах, позволивших делавшей первые шаги горнодобывающей компании быстро и очень легко заработать сотни миллионов американских долларов, конвертированных в миллиарды деноминированных российских рублей.

Едва «пробил час» регистрации 30 июня 1998 года Комитетом природных ресурсов по Таймырскому автономному округу лицензий на право эксплуатации трёх месторождений сульфидных медно-никелевых руд Норильского промрайона, полученных ОАО «Норильская горная компания», как в тот же день Общим собранием акционеров горнодобывающего предприятия были приняты следующие решения:

«Совершить с АО «Норильский комбинат» сделку купли-продажи объектов незавершённого производства переработки сульфидных медно-никелевых руд …

Совершить с АО «Норильский комбинат» сделку о долевом участии в финансировании и содержании жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы …

Совершить с АО «Норильский комбинат» сделку по завершению строительства промышленных объектов за счёт средств ОАО «Норильская горная компания» с общим объёмом инвестирования 1 299 500 000 (один миллиард двести девяносто девять миллионов пятьсот тысяч) рублей с последующей передачей ОАО «Норильская горная компания» завершённых строительством промышленных объектов …

Совершить с ОАО «Норильский комбинат» сделку купли-продажи незавершённой строительством шахты «Скалистая» …

Совершить с АО «Норильский комбинат» сделку аренды имущества, принадлежащего АО «Норильский комбинат», с правом последующего выкупа этого имущества ОАО «Норильская горная компания».

Чуть больше, чем за месяц до этого дня, 27 мая 1998 года, внеочередное Общее собрание акционеров ОАО «Норильский комбинат», проведённое опросным путём двух акционеров, приняло абсолютно идентичные решения, за исключением формулировок решения о передаче ОАО «Норильская горная компания» имущества в аренду с правом последующего выкупа:

«1. Совершить сделку аренды имущества, принадлежащего АО «Норильский комбинат», с ОАО «Норильская горная компания» с правом последующего выкупа этого имущества арендатором (проект договора аренды прилагается).

«2. Определить рыночную стоимость имущества, передаваемого в аренду с правом последующего выкупа, по его остаточной стоимости на 1 января 1998 года в сумме 23 125 845 170 643 (двадцать три триллиона сто двадцать пять миллиардов восемьсот сорок пять миллионов сто семьдесят тысяч шестьсот сорок три) неденоминированных рубля».

Кроме сделки по получению ОАО «Норильская горная компания» в аренду имущества ОАО «Норильский комбинат», куда был включён весь промышленно-хозяйственный комплекс основного горнометаллургического производства, остальные вышеприведённые сделки двух упомянутых юридических лиц имели важное, но не столь решающее значение. Это были либо разовые мероприятия, как, например, купля-продажа незавершённого производства или выкуп незавершённой строительством шахты «Скалистая», либо длившиеся некоторое время, как финансирование завершения строительно-монтажных работ и запуск в эксплуатацию незавершённых строительством промышленных объектов, в зависимости от сумм инвестированных в них ОАО «Норильская горная компания» средств, по готовности становившихся его собственностью.

 

Договор аренды имущества с правом выкупа № 32-327/98 от 29 июня 1998 года, заключённый ОАО «Норильский комбинат» (арендодатель) в лице первого заместителя гендиректора Юрия Филиппова и ОАО «Норильская горная компания» (арендатор) в лице директора Геннадия Пивня, с момента, как заработали лицензии на недропользование, стал основой всей стратегии становления горной компании (!).

Этот договор можно было уподобить одному из трёх мифологических слонов, державших Землю. Точно так же на договоре аренды держался, последовательно выстраиваясь, весь алгоритм действий по становлению ОАО «Норильская горная компания», закладывалась устойчивая база дальнейшего успешного перспективного развития этого акционерного общества, включавшая, в частности, и мощнейший внутренний потенциал на быстрый рост цены акций ОАО «Норильская горная компания» после их выброса на фондовый рынок. Объяснялось это тем, что ОАО «Норильская горная компания» изначально не стало брать исключительно затратное имущество, чьё использование не приносило доход, но требовало расходов на содержание и эксплуатацию, что естественным образом в дальнейшем привело к быстрому росту цен акций компании (росту её капитализации!).

К сведению читателя приведём перечень имущественных комплексов, переданных на основании упомянутого договора аренды во владение ОАО «Норильская горная компания», с указанием количества, а также остаточной стоимости их основных фондов в неденоминированных рублях (по состоянию на 1 января 1998 года):

– Рудник «Таймырский» (2604 ед.) – 1 306 060 912 358 рублей;

– Рудник «Октябрьский» (3014 ед.) – 1 254 827 951 051 рубль;

– Рудник «Комсомольский» (2061 ед.) – 764 080 439 779 рублей;

– Рудник «Медвежий ручей» (132 ед.) – 38 131 299 304 рубля;

– Рудник «Заполярный» (730 ед.) – 163 529 697 830 рублей;

– Рудник «Маяк» (754 ед.) – 313 078 082 585 рублей;

– построенная часть Рудника «Скалистый» (168 ед.) – 21 414 124 557 рублей;

– Норильская обогатительная фабрика (1759 ед.) – 914 068 488 319 рублей;

– Талнахская обогатительная фабрика (3049 ед.) – 1 454 287 154 975 рублей;

– Надеждинский металлургический завод (5662 ед.) – 10 335 137 226 473 рубля;

– Медный завод (3462 ед.) – 2 239 993 525 383 рубля;

– Никелевый завод (5015 ед.) – 2 127 465 140 568 рублей;

– Агломерационная фабрика (845 ед.) – 413 148 414 270 рублей;

– Металлургический цех № 1 (982 ед.) – 107 175 075 528 рублей;

– Дудинский морской порт (2377 ед.) – 1 673 447 637 663 рубля.

Итого: 32 614 единиц основных производственных фондов ОАО «Норильский комбинат», как хорошо видно, использовавшихся лишь в технологических процессах организации добычи сульфидных медно-никелевых руд, их обогащения и агломерации, а также последующей металлургической переработки, были переданы в аренду с правом выкупа ОАО «Норильская горная компания». Из этой цепочки основного производства ОАО «Норильский комбинат» явно выпадали лишь основные фонды Дудинского морского порта – перевалочной базы готовой металлургической продукции (цветных металлов), файнштейна, руды, без которой деятельность всего основного горнометаллургического производства потеряла бы всякий смысл.

В общем, образно говоря, это и была та вкусная конфетка, которую после выкупа и завернули в акции ОАО «Норильская горная компания» (с 2001 года – ОАО «ГМК «Норильский никель»), предложив фондовому рынку её попробовать (!).

Разумеется, российские и иностранные инвесторы фондового рынка акций быстро распробовали вкус предложенной им конфетки. А когда они убедились, что акции ОАО «Норильская горная компания» наполнены не только за «так» доставшимися коалиции Потанин – Прохоров правами на эксплуатацию богатейших месторождений сульфидных медно-никелевых руд, но и основными производственными фондами, задействованными исключительно в горнометаллургическом производстве, то спрос на акции стабильно стал расти. Как следствие, это повлекло и рост курсовой цены акций ОАО «Норильская горная компания» (ОАО «ГМК «Норильский никель»), которая до сих пор держится на высочайшем ценовом уровне российского «бычьего» рынка акций крупнейших компаний, сохраняя потенциал ещё большего роста.

Таким образом, 29 июня 1998 года ОАО «Норильский комбинат» передало в аренду с правом последующего выкупа ОАО «Норильская горная компания» основные производственные фонды своих 15 структурных подразделений, чья остаточная стоимость по состоянию на 1 января 1998 года составляла 23 125 845 170 643 неденоминированных рублей.

На дату заключения договора аренды эта сумма была эквивалентна (по курсу 6,198 деноминированных рублей/$) $ 3 731 178 633,5:

 

23 125 845 170,643 рублей : 6,198 рублей/$ = $ 3 731 178 633,5.

 

Причём это было лишь 63,6% от общей стоимости основных производственных фондов ОАО «Норильский комбинат». Оставшиеся основные производственные фонды структурных подразделений, специализировавшихся на обслуживании горнометаллургического производства, включавшие объекты энергетики, связи, транспорта, ремонтно-строительные базы, складское хозяйство и тому подобное (всего 36,4% общей стоимости), по указке руководства РАО «Норильский никель» ОАО «Норильский комбинат» оставило за собой, дабы второстепенными активами не утяжелять «взлетавшую» ОАО «Норильская горная компания».

По данной сделке 16 октября 1998 года было получено положительное заключение № НФ/7401 Государственного антимонопольного комитета России:

«ГАК России рассмотрел ходатайство ОАО «Норильская горная компания» … о получении в пользование 63,6% основных производственных средств ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» … и принимает решение об удовлетворении данного ходатайства».

Размер арендной платы, которую ОАО «Норильская горная компания» должно было выплатить ОАО «Норильский комбинат» за второе полугодие 1998 года составлял 563 миллиона деноминированных рублей без учёта НДС. Условия же выкупа арендованных основных фондов были прописаны в пункте 3.7. договора аренды, взятого в редакции изменений, внесённых сторонами сделки 25 сентября 1998 года, следующим образом:

«Произведённые Арендатором расходы, связанные с осуществлением капитальных ремонтов, засчитываются в выкупную цену за переданное в аренду имущество.

Остаток выкупной цены, не поглощаемый произведёнными расходами, связанными с осуществлением капитальных ремонтов, а также платежами за досрочно выкупленные отдельные объекты аренды, выплачивается Арендатором Арендодателю в течение последнего календарного года срока действия настоящего договора. Арендатор вправе уплатить выкупную цену досрочно».

Срок же действия договора аренды устанавливался с момента вступления договора в силу, то есть после осуществления его регистрации, состоявшейся в Норильском бюро технической инвентаризации 30 июня 1998 года, – и по 31 декабря 2022 года.

 

На следующий день после заключения договора аренды, 30 июня 1998 года, первый заместитель гендиректора ОАО «Норильский комбинат» Юрий Филиппов и директор ОАО «Норильская горная компания» Геннадий Пивень от представляемых ими юридических лиц подписали договор подряда № 32-376/98, наряду со сделкой аренды сыгравшего наиважнейшую роль «второго слона» в становлении горной компании. Предмет этого договора, где ОАО «Норильская горная компания» – Заказчик, а ОАО «Норильский комбинат» – Подрядчик, был прописан так:

«Заказчик, являясь по законодательству РФ на основании лицензий ДУД 00075 ТЭ, ДУД 00076 ТЭ, ДУД 00077 ТЭ недропользователем, поручает, а Подрядчик принимает на себя обязательства выполнить квалифицированную работу по добыче богатых сульфидных медно-никелевых, медистых и вкрапленных руд (далее именуемые «руды») месторождений Норильск-1, Талнахском и Октябрьском с последующей их переработкой на горно-обогатительно-металлургических мощностях Заказчика, при этом Заказчик обязуется принять и оплатить выполненную работу и произведённую товарную продукцию.

Под квалифицированными работами Подрядчика по добыче и переработке руд понимаются:

– горно-подготовительные работы;

– добыча руд;

– извлечение из руд никеля, меди и кобальта в виде рафинированных металлов и медно-никелевого файнштейна, драгоценных металлов в виде концентратов, пригодных для аффинажа, серы, селена и теллура, а также иных металлосодержащих материалов, именуемых в дальнейшем «товарная продукция», в соответствии с действующей у Подрядчика нормативной и технической документацией;

– складирование, хранение, транспортирование товарной продукции в Дудинский морской порт или в аэропорт Алыкель с оформлением соответствующей товарно-сопроводительной документации и погрузкой на водный или воздушный транспорт с одновременным экспортным оформлением в таможенных органах;

– работы, необходимые для поддержания основных средств и оборудования в состоянии, пригодном для эксплуатации, включая обслуживание инженерно-технических коммуникаций, проведение текущего и капитального ремонтов оборудования, энерго-, газо-, водо-, теплоснабжения;

– иные работы, включая специальные виды работ, предусмотренные законодательством о недропользовании, об охране окружающей среды, о промышленной безопасности производственных объектов, о радиационной безопасности, об обязательной государственной отчётности, о стандартизации и т.д., а также действующими правилами и нормами федерального, краевого, комбинатовского уровней и вышеуказанных лицензий.

 Товарная продукция, промпродукты в производственном обороте, накопленные материалы и отвальные продукты, полученные при добыче и переработке руды Заказчика, учитываются, складируются и хранятся Подрядчиком и являются собственностью Заказчика».

Схема взаимодействия двух компаний, управляемых из единого центра – московского офиса потанинского руководства РАО «Норильский никель», строилась на переплетении двух видов гражданско-правовых обязательств, возникавших на основании заключённых договоров аренды и подряда (!).

Подытожив, как бы разложим всю полученную информацию по полочкам.

1. В связи с тем, что лицензии на эксплуатацию месторождений сульфидных медно-никелевых руд Норильского промрайона являлись активом ОАО «Норильская горная компания», то и добытые руды, и соответственно всё, что из них извлекалось (любые металлы), также являлись собственностью ОАО «Норильская горная компания».

2. Весь цикл производства работ от добычи руды до погрузки готовой продукции на морские суда или самолёты с оформлением всей сопутствующей документации, как и в прежние времена, выполняло ОАО «Норильский комбинат».

3. Весь доход от сбыта продукции горнометаллургического производства (за вычетом комиссионных вознаграждений посредников) поступал в распоряжение ОАО «Норильская горная компания». После чего оно компенсировало ОАО «Норильский комбинат» понесённые им производственные затраты и обеспечивало допустимый предельно малый процент рентабельности, причём рассчитывавшийся с учётом арендной платы, выплачивавшейся на основании договора аренды.

В данной схеме ОАО «Норильская горная компания» выступало плательщиком по двум договорам – аренды и подряда, что позволяло ему добиваться наиболее оптимального, исходя из собственной выгоды, расчёта суммарного объёма платежей, совершаемого в пользу ОАО «Норильский комбинат».

Тогда как ОАО «Норильский комбинат», доход которого складывался из арендных платежей и платы за произведённую товарную продукцию горнометаллургических переделов, получало столько, сколько нужно, и не крохой больше, к тому же на основании договора подряда ещё и несло ответственность «за эксплуатацию и использование полученных от Заказчика основных средств».

Иными словами, ОАО «Норильский комбинат» было обязано надлежащим образом сохранять основные фонды, являвшиеся его же ОАО «Норильский комбинат» собственностью, переданные им в аренду ОАО «Норильская горная компания» и полученные от него же обратно, но уже по договору подряда в виде давальческих средств производства, которыми Заказчик наделял Подрядчика для выполнения работ. Забавный круговорот (!).

4. Полученную прибыль ОАО «Норильская горная компания» направляла на выкуп у ОАО «Норильский комбинат» арендованных у него основных производственных фондов. Смысл же был в том, что расчётные счета обоих компаний полностью контролировались коалицией Потанин – Прохоров, для которой не имело принципиального значения, на чей расчётный счёт поступили деньги, значение имел лишь «слив» производственных основных фондов с баланса ОАО «Норильский комбинат» на баланс в собственность ОАО «Норильская горная компания». Впрочем, об этом подробнее чуть далее.

В этой схеме ОАО «Норильский комбинат» попало в положение «выжимаемого» юридического лица, потерявшего все права на обладание своей рудной сырьевой базой, которые были у него со времён закладки первого камня в строительство государственного промобъединения Норильский комбинат. Отсюда, как следствие, ОАО «Норильский комбинат» лишилось и доходов с достаточно высоким, сообразно котировок мировых цен на цветные и благородные металлы, процентом прибыли в них (!).

 

Теперь сосредоточим внимание читателя на «третьем слоне» – на применявшейся схеме сбыта готовой товарной продукции горнометаллургических переделов, являвшейся собственностью ОАО «Норильская горная компания».

На первых порах ОАО «Норильская горная компания» не имела прямых договорных отношений с организациями-посредниками, традиционно занимавшимися реализацией цветных и благородных металлов, такими, как ОАО «Алмазювелирэкспорт», специализировавшееся на посредничестве при совершении экспортных сделок продажи благородных металлов, ЗАО «Интерросимпекс» – системная компания финансово-промышленной группы «Интеррос», сбывавшая цветные металлы. Не было прямых контактов и с Гохраном РФ, по установленным государственной федеральной властью правилам приобретавшим на внутрироссийском рынке благородные металлы для пополнения государственных золотовалютных резервов и удовлетворения иных государственных нужд.

Весь сбыт готовой продукции шёл через договор комиссии № НГК-9, заключённый 3 августа 1998 года между РАО «Норильский никель» (комиссионер) в лице гендиректора Александра Хлопонина и ОАО «Норильская горная компания» (комитент) в лице гендиректора Джонсона Хагажеева, предмет которого выглядел так:

«1.1. Комитент поручает, а Комиссионер обязуется за вознаграждение совершать по поручению Комитента сделки от своего имени, но за счёт Комитента. Совершение сделок по принятому Комиссионером поручению осуществляется на наиболее выгодных для Комитента условиях и в соответствии с его письменными указаниями, а в случае их отсутствия – в соответствии с обычаями делового оборота или обычно предъявляемыми требованиями.

1.2. Комитент поручает Комиссионеру совершать экспортные операции по продаже за границу товаров Комитента, импортные операции по покупке товаров для Комитента и иные сделки по письменному указанию Комитента …

1.3. В случае письменного обращения Комитента к Комиссионеру последний от своего имени, но за счёт Комитента может привлекать кредитные ресурсы (рублёвые и валютные) для осуществления сделок, заключённых на основании настоящего договора.

В обеспечение обязательств по погашению кредита Комитент передаёт в залог своё имущество в объёмах, обеспечивающих полное погашение кредита и других сумм, предусмотренных кредитным договором.

1.4. Комитент поручает Комиссионеру исполнять его обязательства перед третьими лицами».

Ничего не переменилось: как шли все товарные потоки за рубеж и из-за рубежа через РАО «Норильский никель», как кредитовалось ОАО «Норильский комбинат», теперь ОАО «Норильская горная компания» в АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» под залог готовой товарной продукции (цветных и благородных металлов), отгруженной на склад, так всё и осталось на своих местах (!).

На основании заключённого договора комиссии РАО «Норильский никель», вознаграждавшееся комиссионным платежом в размере 1,5% от суммы выручки, получавшейся от продажи товарной продукции ОАО «Норильская горная компания», как на экспорт, так и внутри страны, заключало договоры субкомиссии, по которым реальная работа по поиску покупателей товара перекладывалась на третьих лиц. В данном случае этими третьими лицами выступали всё те же ЗАО «Интерросимпекс» в части продажи цветных металлов, а также ОАО «Алмазювелирэкспорт» и Гохран РФ в части реализации благородных металлов соответственно за пределами России и внутри страны.

Все финансовые потоки, включая получаемые от АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» кредитные ресурсы, а также их возврат и уплата соответствующих процентов, шли через расчётные счета РАО «Норильский никель», создавая положительную динамику оборачиваемости средств этой компании, что действовало успокоительно на её миноритарных акционеров, не вдававшихся в подробности о принадлежности продаваемой продукции.

В то же время ОАО «Норильская горная компания» интенсивно готовилось к тому, чтобы в скором будущем отказаться от услуг РАО «Норильский никель». Произойти же это могло лишь тогда, когда весь цикл горнометаллургического производства цветных и благородных металлов перетёк бы из дочерних компаний приватно приватизированного концерна «Норильский никель» в «чистенькое» ОАО «Норильская горная компания».

Превращение ОАО «Норильская горная компания» в полноценного производителя цветных и благородных металлов проходило последовательно, но очень быстрыми темпами. К примеру, уже 21 июля 1998 года на основании договора № 32-345/98 ОАО «Норильская горная компания» получило право пользоваться товарным знаком ОАО «Норильский комбинат», а 24 сентября того же года – под № 62 было зарегистрировано в Красноярской таможне в качестве участника внешнеэкономической деятельности.

Но отходить на второй план РАО «Норильский никель» начало только после того, как акции этой компании-холдинга были конвертированы её миноритарными акционерами (держателями небольших пакетов акций) в акции ОАО «Норильская горная компания» (позднее – ОАО «ГМК «Норильский никель»), выпущенные в результате дополнительных эмиссий. Причём эмиссии акций «горки» проводились таким образом, чтобы в ходе равновеликой замены акций РАО «Норильский никель» на эти ценные бумаги Владимир Потанин и Михаил Прохоров постоянно сохраняли на принципах паритета в своей частной собственности безоговорочный (более 50% уставного капитала) контрольный пакет акций ОАО «Норильская горная компания» (ОАО «ГМК «Норильский никель»).

 

* * *

Изначально не имея намерений связываться с администрацией Красноярского края по вопросу регистрации эмиссии акций ОАО «Норильская горная компания», руководство РАО «Норильский никель» по ходу дела приняло решение добиться того же самого от администрации Таймыра.

Расчёт на то, что по месту государственной регистрации самого акционерного общества будет намного проще и быстрее зарегистрировать и первый выпуск его акций, оказался полностью оправданным, и 7 июля 1997 года Финансовое управление администрации Таймырского автономного округа за № 85-1-8 узаконила первую эмиссию акций компании. В отчёте о размещении обыкновенных акций «горки» от 12 июля 1997 года было указано, что 100 000 штук этих ценных бумаг номинальной стоимостью 1 деноминированный рубль каждая, то есть 100% уставного капитала компании, были размещены (переданы) ОАО «Норильский комбинат».

К тому моменту, как появились устойчивые предпосылки к положительному решению проблемы закрепления за ОАО «Норильская горная компания» прав на эксплуатацию трёх рудных месторождений Норильского промрайона, РАО «Норильский никель» стало готовиться к выкупу акций этой горнодобывающей компании у ОАО «Норильский комбинат». На отправленное в адрес Государственного антимонопольного комитета РФ ходатайства об одобрении планировавшейся сделки было получено положительное заключение за № НФ/3895 от 18 июня 1998 года. Добившись одобрения государственной контролирующей структуры, 23 июня 1998 года гендиректор РАО «Норильский никель» Александр Хлопонин, обращаясь к своему первому заместителю Дмитрию Зеленину и гендиректору ОАО «Норильский комбинат» Джонсону Хагажееву, распорядился: «Прошу организовать работу по приобретению акций ОАО «Норильская горная компания».

Однако данной сделке суждено было свершиться только после 30 июня 1998 года, когда Комитет природных ресурсов по Таймырскому автономному округу произвёл регистрацию выданных ОАО «Норильская горная компания» лицензий на недропользование, в результате чего компания с малюсеньким уставным капиталом превратилась в настоящий лакомый кусок с многомиллиардной начинкой инвалютных деньжат.

В полном соответствии с условиями договора купли-продажи ценных бумаг № 21/91, заключённого 3 июля 1998 года между РАО «Норильский никель» (покупатель) и ОАО «Норильский комбинат» (продавец), 100% акций ОАО «Норильская горная компания» поменяли своего собственника. Данный факт ЗАО «Национальная регистрационная компания» в тот же день отразило в реестре акционеров «горки», внеся в него соответствующие изменения, а РАО «Норильский никель» получило выписку, подтверждавшую его право собственности на все акции ОАО «Норильская горная компания».

А уже оттуда на основании формального решения руководства РАО «Норильский никель» контрольный пакет акций ОАО «Норильская горная компания», суммарно складывавшийся из двух блокирующих пакетов акций этого акционерного общества (каждый более 25% уставного капитала), попал в частную собственность набиравших силу российских олигархов – Владимира Потанина и Михаила Прохорова (!).

Вот так по-простецки, путём обособления прав на недропользования и сосредоточения их за избранными ещё Борисом Ельциным личностями, на экономическую хребтину России «высаживались саженцы» будущих мощнейших олигархических капиталов, каким, безусловно, в наше время является ОАО «ГМК «Норильский никель».

 

 

5.3. Второй этап становления ОАО «Норильская горная компания».

«Слив» основных производственных фондов с ОАО «Норильский комбинат».

Формирование трудового коллектива ОАО «Норильская горная компания».

Конвертация акций РАО «Норильский никель»

в акции ОАО «ГМК «Норильский никель», выпуск ADR,

как показатель завершения укрепления олигархического капитала

 

Выкуп ОАО «Норильская горная компания» основных производственных фондов у ОАО «Норильский комбинат» начался с приобретения автотранспортных средств, являвшихся собственностью последнего, но по причине наличия у него непогашенной кредиторской задолженности, подтверждённой вступившими в силу решениями судов различной юрисдикции, арестованных судебными приставами. В результате техника выкупалась через ЗАО «Росавтосервис», уполномоченного продавать за «живые» деньги арестованное приставами имущество ОАО «Норильский комбинат» в собственность третьих лиц.

Первой такой сделкой стал договор купли-продажи автотранспортных средств № 5 от 10 сентября 1998 года, уплатив по которому 2 520 300 деноминированных рублей ОАО «Норильская горная компания» приобрело в свою собственность 52 единицы легкового автотранспорта, большая часть которого до этого (с 6 мая 1998 года) находилась у него в аренде (договор № НГК-5).

Далее, точно по такой же схеме были заключены:

договор купли-продажи автотранспортных средств № 6 от 30 декабря 1998 года, по которому за 1 212 800 деноминированных рублей ОАО «Норильская горная компания» приобрело в свою собственность 65 единиц автотранспортной техники;

договор купли-продажи автотранспортных средств № НГК-35-99 от 9 июня 1999 года, по которому за 609 000 деноминированных рублей ОАО «Норильская горная компания» приобрело в свою собственность 14 единиц автотранспортной техники;

договор купли-продажи автотранспортных средств № НГК-55-99 от 9 сентября 1999 года, по которому за 2 691 400 деноминированных рублей ОАО «Норильская горная компания» приобрело в свою собственность 73 единицы автотранспортной техники.

Вся приобретённая таким образом ОАО «Норильская горная компания» автотранспортная техника была задействована в обслуживании деятельности центрального аппарата управления ОАО «Норильский комбинат» и управленческих структур его производственных подразделений, функционирование которых иной раз попадало в зависимость от того, находится ли транспорт на линии или отправлен судебными приставами на отстой.

 

* * *

Реализовывать своё право на выкуп арендованных у ОАО «Норильский комбинат» основных производственных фондов ОАО «Норильская горная компания» приступило с 22 марта 1999 года, когда между этими двумя юридическими лицами было подписано дополнительное соглашение № 50-551/99 к договору аренды имущества № 32-327/98 от 29 июня 1998 года, в котором стороны договорились:

«Арендодатель /ОАО «Норильский комбинат»/ … передаёт по актам приёма-передачи в собственность Арендатору /ОАО «Норильская горная компания»/ объекты, входящие в состав арендуемого последним имущества (далее имущество), а Арендатор уплачивает за передаваемое в собственность имущество выкупную цену …

Выкупная цена передаваемого по настоящему Соглашению имущества без учёта НДС составляет 1 149 705 375 (один миллиард сто сорок девять миллионов семьсот пять тысяч триста семьдесят пять) рублей 84 коп. НДС составляет 229 941 075 (двести двадцать девять миллионов девятьсот сорок одна тысяча семьдесят пять) рублей 16 коп. …

Арендатор не позднее пяти дней с момента подписания настоящего Соглашения обязан оплатить выкупную цену, указанную в пункте 3 настоящего Соглашения, путём перечисления денежных средств на расчётный счёт Арендодателя и (или) передачи Арендодателю ценных бумаг».

На следующий день, 23 марта 1999 года, это дополнительное соглашение к договору аренды имущества № 32-327/98 от 29 июня 1998 года было зарегистрировано Норильским бюро технической инвентаризации, занимавшимся регистрацией сделок с недвижимым имуществом до появления правового института специализированных регистраторов (регистрационных палат).

Воспользовавшись закреплённым в соглашении правом альтернативного платежа, ОАО «Норильская горная компания» осуществило расчёт по заключённой сделке с ОАО «Норильский комбинат» путём передачи в его собственность 14 простых векселей на общую сумму 1 379 646 450 рублей. Причём эмиссию этих ценных бумаг 24 марта 1999 года совершило само ОАО «Норильская горная компания», указав в них срок оплаты «по предъявлении», что позволило немедленно рассчитаться по двум счетам, которые накануне выставило ОАО «Норильский комбинат».

Условие оплаты векселя «по предъявлении» связывало момент наступления реального платежа с проявлением волеизъявления векселедержателя – ОАО «Норильский комбинат». А планировалось это после того, как ОАО «Норильская горная компания», почувствовав на своих расчётных счетах заработанную прибыль, даст отмашку ОАО «Норильский комбинат» о наступлении времени предъявления векселей к оплате, но никак не ранее этого. Вообще, можно констатировать, что с весны 1999 года инициатива принятия решений накрепко закрепилась за ОАО «Норильская горная компания», постепенно оттеснявшего в тень терявшего свои позиции ОАО «Норильский комбинат».

В результате выкупа арендованного имущества в собственности ОАО «Норильская горная компания» оказались основные производственные фонды рудника «Октябрьский», остаточная стоимость которых, являвшаяся и выкупной ценой, составляла 1 280 444 276 рублей, а также – Медного завода и Металлургического цеха № 1, стоимостью 99 202 175 рублей.

Аналогичным образом, заключив 13 ноября 1999 года очередное дополнительное соглашение № 50-2285/99 к договору аренды имущества № 32-327/98 от 29 июня 1998 года, ОАО «Норильская горная компания» стало собственником основных производственных фондов приведённых ниже структурных подразделений ОАО «Норильский комбинат», остаточная (выкупная) стоимость которых составляла:

– рудник «Таймырский» – 44 499 229 рублей;

– рудник «Комсомольский» – 64 734 104 рубля;

– рудник «Заполярный» – 14 854 242 рубля;

– рудник «Медвежий ручей» – 1 197 588 рублей;

– Талнахская обогатительная фабрика – 35 470 472 рубля;

– Норильская обогатительная фабрика – 154 166 786 рублей;

– Агломерационная фабрика – 23 115 245 рублей;

– Медный завод – 635 447 425 рублей;

– Никелевый завод – 122 516 212 рублей;

– Надеждинский металлургический завод – 471 090 753 рубля;

– Дудинский морской порт – 205 356 046 рублей.

Всего в ходе проведения данной выкупной сделки в собственность ОАО «Норильская горная компания» было «слито» основных производственных фондов ОАО «Норильский комбинат» на сумму 1 772 448 102 рубля.

Отличительной чертой от предыдущей сделки было то, что осенью 1999 года ОАО «Норильская горная компания» с завидной стабильностью получало на свои расчётные счета доход от сбыта цветных и благородных металлов, что позволяло ему не возвращаться к практике использования собственных простых беспроцентных векселей, как способа, рассчитавшись по сделке, – отсрочить денежный платёж.

В подготовке совершения вышеуказанных сделок была одна единственная организационно-правовая сложность, заключавшаяся в том, что сотрудники аппарата управления ОАО «Норильский комбинат», действуя совместно со служащими Норильского бюро технической инвентаризации, с трудом успевали приводить в порядок техническую документацию недвижимого имущества и оформлять свидетельства о праве собственности на него. Это привело к тому, что 30 июня 1999 года вместо основных производственных фондов на основании договора купли-продажи № 50-1297/99-1 в собственность ОАО «Норильская горная компания» были приобретены незавершённые строительством промышленные объекты ОАО «Норильский комбинат», суммарной стоимостью, равной выкупной цене в 1 773 454 000 рублей (с учётом НДС).

В целом 1999 год выдался весьма урожайным в части «слива» основных производственных фондов из собственности ОАО «Норильский комбинат» в собственность ОАО «Норильская горная компания», о чём нагляднее всего свидетельствовали цифры годового бухгалтерского баланса «горки», взятые на начало и на конец отчётного периода:

уставный капитал: и на начало, и на конец года – 100 000 рублей;

основные средства, включавшие в себя здания, сооружения, машины и оборудование: на начало года – 17 034 000 рублей, на конец года – 11 633 223 000 рублей;

незавершённое строительство: на начало года – 1 191 000 рублей, на конец года – 2 296 658 000 рублей.

Как видно, ОАО «Норильская горная компания» в течение 1999 года «поправилось» более чем на 11 миллиардов 616 миллионов рублей только в основных производственных фондах, соответственно точно на такую же сумму ОАО «Норильский комбинат», добросовестно подчинявшееся воле «ПРИВАТ – капиталистов», «похудело», продолжив и в 2000 году покорно избавляться от своих лучших активов (!).

 

В решении проблемы выкупа ОАО «Норильская горная компания» основных производственных фондов ОАО «Норильский комбинат» был и ещё один, очень даже важный аспект, касавшийся возможности приведения связанных с этим мероприятий к схеме минимизации налогооблагаемой прибыли покупателя. В основе этого лежали правоустанавливающие нормы статьи 6 Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» № 2116-1 от 27 декабря 1991 года, гласившие:

«1. При исчислении налога на прибыль облагаемая прибыль при фактически произведённых затратах и расходах за счёт прибыли, остающейся в распоряжении предприятия, уменьшается на суммы:

а) направленные на финансирование капитальных вложений производственного назначения …, а также на погашение кредитов банков, полученных и использованных на эти цели, включая проценты по кредитам.

Эта льгота предоставляется предприятиям, осуществляющим развитие собственной производственной базы, а также финансирование капитальных вложений производственного назначения …

7. Налоговые льготы, установленные пунктами 1 … и 5 настоящей статьи, не должны уменьшать фактическую сумму налога, исчисленную без учёта льгот, более чем на 50 процентов».

Подробнее суть этой налоговой льготы была прописана в положениях Инструкции Госналогслужбы России «О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на прибыль предприятий и организаций» № 37 от 10 августа 1995 года (в редакции изменений, внесённых 18 марта 1997 года), устанавливавших:

«При исчислении налога на прибыль облагаемая прибыль … при фактически произведённых затратах и расходах за счёт прибыли, остающейся в распоряжении предприятий, уменьшается на суммы:

4.1.1. направленные:

предприятиями отраслей сферы материального производства на финансирование капитальных вложений производственного назначения (в том числе в порядке долевого участия), а также на погашение кредитов банков, полученных и использованных на эти цели, включая проценты по кредитам; …

Эта льгота предоставляется указанным предприятиям, осуществляющим соответственно развитие собственной производственной базы …

При предоставлении льготы по прибыли, используемой на капитальные вложения, принимаются фактически произведённые в отчётном периоде затраты … Из указанных затрат исключаются суммы износа, начисленного по основным средствам, принадлежащим предприятию, с начала года на отчётную дату по счёту «Износ основных средств». По машинам, оборудованию и другим основным средствам, не требующим монтажа, произведённые затраты учитываются при определении льготы, если они отражаются по дебету счёта «Основные средства» и кредиту счёта «Капитальные вложения» …

При предоставлении указанной льготы затраты, связанные с приобретением и созданием активов нематериального характера и приобретением земельных участков и объектов природопользования, не учитываются».

Относительно последнего, заметим, что и без налоговых льгот права на недропользования достались ОАО «Норильская горная компания» не более чем за «спасибо». А вот для того, чтобы не только юридически грамотно, но и максимально экономически выгодно «посадить» на три месторождения сульфидных медно-никелевых руд основные фонды рудников, фабрик и заводов, оформив их в свою собственность, для данного мероприятия льгота по налогу на прибыль пришлась ОАО «Норильская горная компания» в самый раз.

В части использования налоговой льготы все события развивались в фарватере решений, принятых 30 августа 1999 года на совещании у первого заместителя гендиректора РАО «Норильский никель» Дмитрия Зеленина, по поручению Александра Хлопонина, координировавшего работу по «сливу» основных производственных фондов с баланса ОАО «Норильский комбинат» в собственность ОАО «Норильская горная компания»:

1) «Рекомендовать осуществление выкупа ОС /основных средств/ в размерах законодательно установленной льготы по капвложениям по налогу на прибыль (у НГК)»;

2) «В целях использования льготы по налогу на прибыль у НГК /ОАО «Норильская горная компания»/ в максимально возможном объёме рекомендовать осуществление выкупа ОС по цене, равной остаточной стоимости, умноженной на индекс инфляции»;

3) «Рекомендовать не производить у НК /ОАО «Норильский комбинат»/ переоценку планируемых к выкупу ОС».

В данном случае применение слова «рекомендовать» было лишь формальным обхождением, связанным с тем, что решение принималось высокопоставленным руководителем одного юридического лица в отношении других юридических лиц, и никакой рекомендательной нагрузки за собой не влекло, по сути дела, являясь для дочерних компаний РАО «Норильский никель» чётко преподнесённым руководством к действию.

Вся схема была хорошо проработана и изнутри выглядела так, как будто потанинское руководство РАО «Норильский никель» решило переложить заработанную балансовую прибыль из своего левого кармана (ОАО «Норильская горная компания») в свой правый карман (ОАО «Норильский комбинат»), а в обратном порядке – переместить основные фонды, попутно сэкономив до 50% налога на прибыль (!).

Своеобразным ключом к достижению цели освобождения ОАО «Норильский комбинат» от «бремени» обладания основными производственными фондами, прихватизированными коалицией Потанин –  Прохоров в ходе приватной приватизации РАО «Норильский никель», стал Федеральный закон № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», одобренный Президентом России Борисом Ельциным 25 февраля 1999 года.

Думается, что принятие и вступление в силу этого наиважнейшего законодательного акта давным-давно с большим нетерпением ожидалось «ПРИВАТ-капиталистическим» бизнесом России. Появление Закона незримо, но крепко-накрепко было привязано к тому «закулисному» политико-экономическому торгу, который проходил в верхних эшелонах российской власти в 1999 году, последний день которого подвёл черту под правлением Бориса Ельцина, раньше положенного срока сложившего с себя полномочия Президента России.

Стоит призадуматься, почему упомянутый Закон был принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации соответственно 15 и 17 июля 1998 года, а Президент России Борис Ельцин умудрился подписать его только по прошествии семи месяцев, лишь 25 февраля 1999 года?

Напомним читателю, что в третьей главе настоящей книги был сделан акцент на двух задачах, которые решил Борис Ельцин за время своего нахождения на посту Президента России, прежде чем он ушёл в отставку, повторно и очень кратко изложить которые можно следующим образом:

а) задача первая заключалась в нейтрализации парламента страны с целью полной подмены так и не появившегося законодательства о промышленной приватизации подзаконными президентскими распорядительными актами и собственно приватное проведение приватизации крупнейшей промышленной собственности России в частных интересах малой группы президентских избранников «ПРИВАТ-капиталистов» и в целом – «семьи»;

б) задача вторая заключалась в организации поддержки главой государства своими властными полномочиями процессов видоизменения, структурной реорганизации приватно приватизированных горнодобывающих и нефтедобывающих крупнейших промобъединений (концернов), доведения их легализации в новом виде до состояния необратимости, сведения к нулю даже теоретических возможностей каких-либо пересмотров в будущем итогов проведённой в России промышленной приватизации по-Чубайсу.

Во многом Федеральный закон № 39-ФЗ от 25 февраля 1999 года «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» способствовал созданию условий для решения второй задачи «Борисова правления», без чего Борис Ельцин вряд ли добровольно (без залпов танковых орудий, как в октябре 1993 года!) ушёл бы в отставку:

1) в Законе приводилось чёткое определение понятию «капитальные вложения» и ни слова не говорилось о его неприменении в случаях манипулирования основными производственными фондами, к примеру, путём их переброски («слива») с приватизированных промышленных предприятий в собственность специально для этого созданных частных компаний, проходившие под прикрытием формулировки «капитальные вложения»;

2) Закон нормативно устанавливал правовую защиту произведённых капитальных вложений, что, кроме всего прочего, наверняка весьма благонамеренного, способствовало закреплению в частной собственности российских олигархов под инвестиционный шумок «слитых» с прихватизированных предприятий и промобъединений (концернов) основных производственных фондов:

«Статья 16. Защита капитальных вложений

1. Капитальные вложения могут быть:

национализированы только при условии предварительного и равноценного возмещения государством убытков, причинённых субъектам инвестиционной деятельности, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации;

реквизированы по решению государственных органов в случаях, порядке и на условиях, которые определены Гражданским кодексом Российской Федерации».

Итак, подытожим.

Всего одна норма права Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» № 2116-1 от 27 декабря 1991 года наверняка неслучайно оказавшаяся в нём, а усилиями лоббистов заблаговременно под витиеватые обоснования необходимости льготирования капитальных вложений в частный бизнес «зарытая» в его тексте, позволила выгодно «слить» приватизированные основные производственные фонды.

Вышло так, что Россия не просто взяла и потеряла (отдала за «фу-фу») свои горнодобывающие и нефтедобывающие промобъединения (концерны), промолчала, когда богатейшие рудные и нефтяные месторождения ушли под корыстную опеку волюнтаристски избранных Борисом Ельциным «ПРИВАТ-капиталистов», но она ещё и заплатила за легализацию итогов всего этого форменного безобразия недополученными налогами (!).

До какой степени бесстыдства должны были дойти правившие измученной Россией Гайдары, Чубайсы, Потанины и иже с ними, чтобы одновременно и экономически раздевать её «под картинку» улыбавшихся ртов выступавших с телеэкранов депутатов и правительственных чиновников, принуждая терять природно-сырьевые ресурсы, производства и деньги, и убеждать получать от терзавших её реформ благодарственное удовольствие?

Неужели плоды трудов «родных» изуверов-реформаторов более понятны и близки, чем так пугающие экономические достижения приверженцев коммунистической, а точнее сказать, социал-демократической идеи где-то там (не у нас!) в процветающем Китае?

Какие-нибудь заокеанские политтехнологи, принявшие участие в заваривании всей этой каши гайдаровской и чубайсовской реформ, глядя на воистину истязаемую изнутри Россию конца XX века, от смеха, наверняка, «держались за животики», умиляясь патологическим корыстолюбием и лёгкостью на сговорчивость верхов, равно как беспредельной природной доверчивостью низов такого загадочного для них российского народа.

От этой пакостности грустно, а при взгляде на нищих российских старушек и шныряющей по вокзалам беспризорной детской босоты, становится жутко, стыдно и противно от осознания необратимости произошедшего бесправия, оттого, что наверняка никто не в состоянии уже ничего изменить.

Остаётся одно – не лгать, а там, как говорится, «как карта ляжет»!..

Вот и пишу, как думаю, выплёскивая из себя несколько запоздалое негодование.

 

* * *

После того, как большая часть производственных основных фондов благополучно перекочевала от ОАО «Норильский комбинат» в собственность ОАО «Норильская горная компания», настала пора и перехода персонала. Первым показать пример организованного массового перевода из одного юридического лица в другое приказом гендиректора ОАО «Норильский комбинат» Джонсона Хагажеева № 513 от 8 октября 1999 года было предложено руководству и сотрудникам аппарата управления ОАО «Норильский комбинат»:

«В результате завершения реорганизации АО «Норильский комбинат» путём выделения из его состава части основных фондов и создание на их базе ОАО «Норильская горная компания», осуществлённое два года назад во исполнение решения Общего собрания акционеров АО «Норильский комбинат», подтвердилась правильность выбранного направления выхода из экономического кризиса. Многообразие форм взаимодействия АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания», сложившиеся устойчивые хозяйственные связи позволили значительно улучшить производственные и финансовые показатели деятельности АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания».

Необходимость повышения конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности на базе принятой программы модернизации и технологического обновления основных фондов требует завершения создания полноценного хозяйствующего субъекта – ОАО «Норильская горная компания». Все предпосылки для этого созданы.

В течение первого года работы ОАО «Норильская горная компания» получило все разрешения (лицензии), необходимые для осуществления уставной деятельности. Показатели финансовой устойчивости компании подтверждены независимой аудиторской проверкой. Осуществляемый в настоящее время перевод бухгалтерского учёта и отчётности ОАО «Норильская горная компания» на международные стандарты уже в недалёком будущем позволит компании обеспечить прозрачность в отношениях с иностранными инвесторами для привлечения необходимых инвестиционных ресурсов.

В связи с вышеизложенным, приказываю:

1. На период завершения организационного становления ОАО «Норильская горная компания» и в связи с необходимостью сосредоточения моих усилий на руководстве этим этапом, возложить руководство деятельностью АО «Норильский комбинат» на первого заместителя генерального директора Ю.А.Филиппова.

2. В связи с передачей управленческих функций в ОАО «Норильская горная компания» упразднить в аппарате управления АО «Норильский комбинат» функциональные управления, отделы и службы в АО «Норильский комбинат» в соответствии с Приложением № 1. Предложить перевод работникам соответствующих управлений, отделов и служб на аналогичные должности в ОАО «Норильская горная компания» с соблюдением действующего законодательства, локальны нормативных актов и Коллективного договора.

3. С целью сохранения управляемости АО «Норильский комбинат» … подготовить договоры гражданско-правового характера по оказанию управленческих услуг между АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания».

Срок исполнения – 01 ноября 1999 года».

Во вступительной части приказа бросается в глаза пропагандистская риторика, частенько приводившаяся в официальных документах для использования её в качестве «лапши», с большим успехом развешивавшейся на уши трудящихся, в правдоподобность которой иногда не верили даже те, кто её изготавливал.

В развитие положений этого организационного приказа 17 ноября 1999 года вышло распоряжение № 1540 «О проведении мероприятий, связанных с переводом работников из АО «Норильский комбинат» в ЗФ ОАО «Норильская горная компания», подписанное заместителем гендиректора ОАО «Норильский комбинат» Виктором Томенко, содержавшее детальное описание запланированных действий, с указанием сроков и ответственных лиц.

Через неделю на прошедшем 23 ноября 1999 года в кабинете гендиректора ОАО «Норильский комбинат» Джонсона Хагажеева совещании состоялось подписание совместного постановления № 101 руководства и профсоюзных лидеров компании «О порядке и условиях перевода работников АО «Норильский комбинат» в ОАО «Норильская горная компания», в котором заинтересованные лица договорились:

«Учитывая пожелания работников подразделений АО «Норильский комбинат» и в целях сохранения единого трудового коллектива при переходе работников в ОАО «Норильская горная компания», руководство АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания», Объединение профсоюзных организаций АО «Норильский комбинат» и Федерация профсоюзов АО «Норильский комбинат» постановили:

1. Поддержать инициативу трудовых коллективов и организовать перевод всех работников АО «Норильский комбинат» в ОАО «Норильская горная компания».

1.1. Администрациям АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания» осуществить перевод работников структурных подразделений, находящихся на территории НПР /Норильский промрайон/, 01 декабря 1999 года.

1.2. Администрациям АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания» осуществить перевод работников структурных подразделений, расположенных за пределами НПР («на материке»), 01 января 2000 года.

1.3. Администрациям АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания» осуществить перевод работников, не подавших заявления до вышеуказанных дат по различным причинам, по факту подачи заявлений.

Основанием для перевода являются:

– личное заявление каждого работника;

– приказы генеральных директоров АО «Норильский комбинат» и ОАО «Норильская горная компания» о переводе, приёме работников, согласованные с Объединением профсоюзных организаций и Федерацией профсоюзов АО «Норильский комбинат» и содержащие условия сохранения на новом месте работы всех социально-трудовых прав и гарантий работников …

2. Сохранить структуру производства: наименование, направление производственно-хозяйственной деятельности, функциональные обязанности, права, штатные расписания, сметы расходов и прочие условия деятельности структурных подразделений АО «Норильский комбинат» при переводе работников в ОАО «Норильская горная компания».

3. Сохранить за работниками, переведёнными на работу в ОАО «Норильская горная компания»:

3.1. Условия прежнего места работы (сохранение профессии, должности и квалификации; условий труда; условий оплаты труда и материального поощрения; режима работы и прочих условий трудового договора, действующих в АО «Норильский комбинат»).

3.2. Дополнительные выплаты, гарантии, компенсации, прочие льготы и социальные программы …

4. Сохранить в ОАО «Норильская горная компания» за бывшими работниками АО «Норильский комбинат» все льготы и гарантии, предусмотренные законодательством РФ, Коллективным договором АО «Норильский комбинат», ОАО «Норильская горная компания» и совместными постановлениями руководства и профсоюзных организаций АО «Норильский комбинат».

5. Считать профсоюзные организации АО «Норильский комбинат» (Объединение профсоюзных организаций АО «Норильский комбинат» и Федерация профсоюзов АО «Норильский комбинат») также профсоюзными организациями ОАО «Норильская горная компания» …

6. Сохранить во взаимоотношениях между профсоюзными организациями и работодателем преемственность в их правах, обязанностях, дополнительных льготах и прочих условиях деятельности профсоюзов, предусмотренные законодательством Российской Федерации, Коллективным договором АО «Норильский комбинат», ОАО «Норильская горная компания» и прочими соглашениями …».

Это совместное постановление руководства и профсоюзов ОАО «Норильский комбинат» без всяких промедлений опубликовали на первой полосе очередного номера газеты «Заполярный вестник», вышедшего в четверг 25 ноября 1999 года, в небольшой сопроводительной заметке к которому председатель Федерации профсоюзов ОАО «Норильский комбинат» Валерий Мельников так прокомментировал произошедшее: «Событие месячной давности, когда были написаны первые заявления о переводе, нашло своё логическое завершение. Не буду скрывать, что и мы инициировали сбор заявлений, чтобы все предприятия вошли в состав ОАО «Норильская горная компания».

В этом-то и была суть состоявшейся договорённости гендиректора ОАО «Норильский комбинат» Джонсона Хагажеева и лидеров профсоюзных организаций, разительно расходившейся с широко не освещавшимися стратегическими планами руководства РАО «Норильский никель», стремившегося разделить приватизированный горнометаллургический бизнес между двумя компаниями:

1) горнодобывающие, обогатительные и металлургические производства да транспортная перевалочная база (Дудинский порт) должны были структурно войти в ОАО «Норильская горная компания», призванного сосредоточить в себе весь цикл основного производства, что было бы невозможно без перевода в эту компанию трудящихся соответствующих подразделений ОАО «Норильский комбинат»;

2) остальные производственные подразделения, задействованные в обслуживании основного производства, к примеру, такие, как проектировочное, связи, снабженческое, ремонтно-строительные, транспортные (включая железную дорогу), энергетические и так далее, – должны были по-прежнему оставаться в ОАО «Норильский комбинат». В связи с этим предполагалось, что, само собой разумеется, должны были сохраниться и прежние трудовые отношения работников этих подразделений с руководством ОАО «Норильский комбинат».

По всей видимости, у Джонсона Хагажеева просто не было другого выхода, кроме как «взять на борт» Заполярного филиала ОАО «Норильская горная компания» весь трудовой коллектив ОАО «Норильский комбинат», не ограничиваясь только той его частью, которая добывала руду, затем обогащала её и плавила металл. Впрочем, не исключено, что у него и вовсе не было намерений делить на две части трудовой коллектив ОАО «Норильский комбинат». И он, действуя целенаправленно, осознанно «пропускал мимо ушей» настоятельные рекомендации московских технологов реорганизационных процессов, разыгрывая комбинацию по переводу людей с опорой на мнения профсоюзных лидеров, но исключительно по своему усмотрению. Судите сами: ещё накануне дня совещания, 22 ноября 1999 года, Джонсон Хагажеев отправил письмо №50/4392 гендиректору РАО «Норильский никель» Александру Хлопонину, в тексте которого не было и намёка на тень сомнения в правильности принятого им решения:

«Осуществляемые в настоящее время мероприятия позволят внести серьёзные изменения в существующую систему взаимоотношений двух компаний. Так, в частности, отношения по выполнению АО «НК» работ по договору подряда по заявкам ОАО «НГК» прекратятся, поскольку возникнут условия, при которых ОАО «НГК» в состоянии будет самостоятельно выполнять работы, связанные как с основной, так и с вспомогательной деятельностью.

Так как Мной дано указание с 01 декабря 1999 года осуществить увольнение работников с АО «НК» переводом на постоянное место работы в ОАО «НГК» (порядка 75 тысяч чел.), в ближайшее время планируется осуществить следующие мероприятия.

Незамедлительно передать оставшиеся основные фонды АО «НК» в аренду ОАО «НГК» с правом последующего выкупа. В результате этого к ОАО «НГК» перейдут права владения и пользования арендованным имуществом, на котором будут исполнять свои трудовые обязанности уже не работники АО «НК», а работники ОАО «НГК».

Суммарная остаточная стоимость планируемых для передачи в аренду с правом последующего выкупа основных фондов структурных подразделений АО «НК» составляет 14 071 037 384 руб. по состоянию на 01 июля 1999 года …

В связи с тем, что на работу в ОАО «НГК» перейдут все работники АО «Норильский комбинат», а в перечень передаваемых в аренду структурных подразделений включены ТПО «Культура» и оздоровительный профилактический комплекс «Валёк», выполняющие функции социально-культурного назначения, существует необходимость передачи в пользование ОАО «НГК» основных фондов данных структурных подразделений».

Фактически Александр Хлопонин оказался «прижатым к стене» обстоятельствами, ставшими следствием неуёмной энергии умевшего самостоятельно мыслить и действовать Джонсона Хагажеева и добросовестной работы профсоюзных лидеров ОАО «Норильский комбинат», пришедших к договорённости, полностью отвечающей интересам всех без исключения трудящихся целостного горнометаллургического промобъединения.

Постфактум согласившись с переводом в ОАО «Норильская горная компания» всех работников ОАО «Норильский комбинат», руководство РАО «Норильский никель» просто вынуждено было выдавить из себя и согласие на передачу в аренду ОАО «Норильская горная компания» большей части из остававшихся у ОАО «Норильский комбинат» основных производственных и иных фондов. По-другому и быть не могло, поскольку, исходя из сугубо правоприменительной позиции, перешедшим с 1 декабря 1999 года в Заполярный филиал ОАО «Норильская горная компания» работникам, подчеркнём, вспомогательных производств, нечем было бы исполнять трудовые обязанности, по причине отсутствия документально-подтверждённого наличия основных средств производства.

Таким образом, 30 ноября 1999 года между ОАО «Норильский комбинат» в лице первого заместителя гендиректора Юрия Филиппова и ОАО «Норильская горная компания» в лице исполнительного директора Геннадия Пивня был заключён второй договор аренды имущества № 50-2657/99, правда, в котором не было указаний на право выкупа арендованных основных фондов. На этом основании ОАО «Норильская горная компания» получило в аренду основные фонды таких подразделений комбината, как:

– Цементный завод (на 531 189 195 рублей);

– Норильская железная дорога (на 638 995 711 рублей);

– Управление угольных и нерудных горных предприятий, занимавшееся производством закладочных материалов (на 415 115 859 рублей);

– Управление технической диспетчеризации и связи (на 208 596 523 рубля);

– производственное объединение «Норильскснаб» (на 559 800 039 рублей);

– трест «Строймеханизация» (на 209 267 566 рублей);

– трест «Стройкомплект» (на 460 868 179 рублей);

– трест «Норильсктрубопроводстрой» (на 56 932 965 рублей);

– трест «Норильскреммонтаж» (на 65 939 775 рублей);

– трест-площадка «Стальмехмонтаж» (на 44 202 915 рублей);

– производственное объединение «Норильскэнерго»:

«Теплоэлектроцентраль-1» (на 311 002 131 рубль);

«Теплоэлектроцентраль-2» (на 915 408 682 рубля);

«Теплоэлектроцентраль-3» (на 1 046 371 811 рублей);

Управление «Тепловодогазоснабжение» (на 1 519 171 546 рублей);

Управление «Высоковольтные сети» (на 1 067 969 443 рубля);

– оздоровительно-профилактический комплекс «Валёк» (на 28 584 223 рубля) и так далее, и тому подобное.

В общей сложности дополнительно (по второму договору) в аренду ОАО «Норильская горная компания», как уже отмечалось, было передано основных производственных фондов ОАО «Норильский комбинат» на 14 071 037 384 рубля, из которых почти все не были задействованы в основном – горнометаллургическом производстве.

В итоге всё в комплексе привело к тому, что реструктуризация ОАО «Норильский комбинат», начавшаяся летом 1997 года, завершилась зимой 1999 – 2000 годов и стала причиной последовавшей за ней реструктуризации Заполярного филиала ОАО «Норильская горная компания» (ОАО «ГМК «Норильский никель»), который принял в конце 1999 года в себя всех работников комбината (!).

Относительно же позиции, которую по этой проблеме занимал гендиректор обеих компаний, как ОАО «Норильский комбинат», так и ОАО «Норильская горная компания», Джонсон Хагажеев, то обоснованно складывалось впечатление, что потанинское руководство РАО «Норильский никель», возглавляемое Александром Хлопониным, не особенно-то стремилось правдиво держать его в курсе своих реальных стратегических замыслов.

Такой вывод логично напрашивается из подписанной Джонсоном Хагажеевым статьи «Норильская горная компания: её появление – благо или вред?», опубликованной на первой полосе газеты «Заполярный вестник» за 1 декабря 1999 года вместе с приказом по ОАО «Норильский комбинат» № 586 от 29 ноября 1999 года «О переводе в ОАО «Норильская горная компания». Приведём отрывок из завершающей части этой статьи:

«Существование одновременно двух юридических лиц – Норильского комбината и Норильской горной компании – это вынужденный, подчёркиваю, переходный этап. В конечном итоге, рано или поздно, в Норильске будет одно высокоэффективное, реконструированное по последнему слову, с запасом прочности предприятие.

А как оно будет называться? Скорее всего, оно будет носить старое доброе имя – Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П.Завенягина.

Моё мнение однозначно: создание и деятельность Норильской горной компании – это благо. И благо для всех».

Со всей уверенностью можно утверждать, что Джонсон Хагажеев не входил в разряд тех московских руководителей РАО «Норильский никель», которые в стремлении с большей эффективностью достичь стоявших перед ними целей не брезговали через средства массовой информации выливать на головы простых российских граждан откровенно-лживые подслащённые пропагандистские нечистоты. А, значит, очень даже возможно, что в какой-то момент «гендиректор в квадрате» сам стал жертвой пиаркампании, раскрученной под режиссуру Александра Хлопонина и оплаченной деловой коалицией Потанин – Прохоров, иначе он не подписался бы под столь нелепым и недальновидным газетным материалом, слишком сильно походившим на заурядную заказушную чушь.

 

* * *

Значительные изменения структуры и численности ОАО «Норильская горная компания» привели и к расширению его видов деятельности, что потребовало внесения изменений в Устав этого юридического лица, а также существенную корректировку кодов его статистического и налогового учётов. В этой связи 27 декабря 1999 года гендиректор ОАО «Норильская горная компания» Джонсон Хагажеев обратился к председателю Совета директоров компании Александру Хлопонину (письмо № ГК-50/1265) с предложением поставить в повестку дня одного из следующих Общих собраний акционеров ОАО «Норильская горная компания» вопрос об утверждении новой редакции Устава общества.

Тогда же, 27 декабря 1999 года, тот же Джонсон Хагажеев, но уже в статусе гендиректора ОАО «Норильский комбинат», в письме № 50/4582 вышел с аналогичным предложением к председателю Совета директоров РАО «Норильский никель» Юрию Котляру.

Прошло полгода, и решением Общего собрания акционеров ОАО «Норильская горная компания», состоявшегося 17 июня 2000 года, была утверждена новая редакция Устава этого открытого акционерного общества, зарегистрированная постановлением администрации Таймырского автономного округа № 325 от 18 июля 2000 года.

Рассмотрим положения Устава ОАО «Норильская горная компания», содержавшие сведения о размере его уставного капитала и акциях компании:

«3.1. Уставный капитал Общества составляется из номинальной стоимости акций Общества и равен 100 000 (ста тысячам) рублей.

3.2. Уставный капитал Общества разделён на 100 000 именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 (один) рубль каждая.

3.3. Общество вправе увеличить уставный капитал путём размещения дополнительно к размещённым акциям 1 000 000 (одного миллиона) именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 (один) рубль каждая акция (объявленные акции) или путём увеличения номинальной стоимости акций.

3.4. Решение об увеличении уставного капитала Общества путём размещения дополнительных акций в пределах количества объявленных акций или путём увеличения номинальной стоимости акций принимается Советом директоров Общества, за исключением случаев, установленных пунктом 3.7. настоящего Устава …

3.7. Размещение посредством закрытой подписки акций ... Общества, конвертируемых в акции, осуществляется только по решению Собрания об увеличении уставного капитала путём размещения дополнительных акций …, принятому большинством в две трети голосов акционеров – владельцев голосующих акций, принимающих участие в Собрании …

3.9. При оплате акций и иных ценных бумаг Общества неденежными средствами денежная оценка имущества, вносимого в оплату, производится Советом директоров Общества в соответствии с Федеральным законом, иным законодательством и нормативными правовыми актами Российской Федерации».

Однако, в такой редакции упомянутые положения Устава ОАО «Норильская горная компания» просуществовали совсем недолго. Не успела ещё администрация Таймырского автономного округа издать постановление о регистрации Устава ОАО «Норильская горная компания» в обновлённом виде, как 12 июля 2000 года вновь прошло внеочередное Общее собрание акционеров этого общества, чьим решением в основополагающий документ компании были в очередной раз внесены коррективы.

К этому времени перечень акционеров ОАО «Норильская горная компания» увеличился до девяти держателей акций, связанных в единый клубок деловой коалиции Потанин – Прохоров:

1) РАО «Норильский никель» владело 62 100 акций (62,1% уставного капитала);

2) ЗАО «Депозитарно-Клиринговая корпорация» владело 6 573 акциями;

3) ЗАО «Евразийский инвестиционный пул» владело 7 519 акциями;

4) ЗАО «Техноинвест Инк.» владело 7 516 акциями;

5) ЗАО «Холдинговая компания «Интеррос» владело 7 523 акциями;

6) ЗАО «Национальный инвестиционный альянс» владело 292 акциями;

7) ЗАО «Интеррос Эстейт» владело 7 523 акциями;

8) «Juniper Vale Holdings Limited» владело 951 акцией;

9) «Alturo Avenue Corp.» владело 3 акциями.

Председательствовал на том Общем собрании акционеров ОАО «Норильская горная компания» Александр Хлопонин, формально выступавший от имени самого крупного акционера – РАО «Норильский никель», а фактически выстраивавший мнения остальных, полностью «ручных» акционеров, которым была отведена роль почётного организационного прикрытия («ширмы») реализации стратегических планов двух укреплявшихся российских олигархов – Владимира Потанина и Михаила Прохорова.

Повестка дня Общего собрания акционеров ОАО «Норильская горная компания» состояла всего из одного вопроса: «Об увеличении уставного капитала путём размещения дополнительных обыкновенных именных акций Общества по закрытой подписке», по которому было вынесено решение, давшее старт росту уставного капитала компании (!):

«1. Увеличить уставный капитал Общества с 100 000 рублей до 170 645 рублей путём размещения дополнительных обыкновенных именных акций, в пределах количества объявленных акций, определённых Уставом Общества.

2. Разместить дополнительные обыкновенные именные акции Общества в количестве 70 645 номинальной стоимостью 1 рубль каждая, путём проведения закрытой подписки.

3. Установить, что в закрытой подписке принимают участие акционеры ОАО «Норильская горная компания».

4. Установить, что каждому участнику закрытой подписки предоставляется право приобрести количество акций, пропорциональное принадлежащему ему количеству акций Общества …

5. Установить цену размещения дополнительных акций – 6 163 доллара США по курсу ЦБ РФ на дату оплаты.

6. Определить, что оплата дополнительных акций может производиться акциями РАО «Норильский никель».

В дополнение к этому 14 июля 2000 года члены Совета директоров ОАО «Норильская горная компания» в протоколе № 7 своего очередного заседания отметили:

«Приняв во внимание и руководствуясь оценкой независимого оценщика ООО «Росэкспертиза», определившего рыночную стоимость акций РАО «Норильский никель», принимаемых в оплату дополнительных акций Общества, в размере, эквивалентном 8,15 долларам США за одну акцию по курсу ЦБ РФ на дату оплаты, решили:

Утвердить рыночную стоимость акций РАО «Норильский никель», вносимых в оплату акций ОАО «Норильская горная компания», в размере, эквивалентном 8,15 долларам США за одну акцию по курсу ЦБ РФ на дату оплаты».

Это была хорошо продуманная внутрикорпоративная подготовка к большой эмиссии акций ОАО «Норильская горная компания», связанной с необходимостью проведения широкомасштабной конвертации всех акций РАО «Норильский никель» в обыкновенные акции ОАО «Норильская горная компания», сделать которую планировалось в интересах миноритарных акционеров РАО «Норильский никель».

Подчеркнём, без этой наиважнейшей операции схема создания и становления ОАО «Норильская горная компания» не могла считаться завершённой (!).

В ином варианте не представлялось возможным избежать грандиозного скандала с весьма непредсказуемыми последствиями, в котором самое активное участие приняли бы десятки тысяч миноритарных акционеров РАО «Норильский никель», держателей малых пакетов акций приватизированного после акционирования концерна «Норильский никель». Причиной тому стало бы появление и самостоятельное хождение на фондовом рынке акций ОАО «Норильская горная компания», чей промышленно-сырьевой потенциал гарантировал устойчивый покупательский спрос на них и соответственно неуклонное возрастание цен на эти по-настоящему ценные бумаги.

В логичной взаимосвязи с этим находились акции РАО «Норильский никель», утратившие свой первоначальный промышленно-сырьевой потенциал, «слитый» в ОАО «Норильская горная компания», что естественно повлекло бы за собой резкое снижение покупательского спроса на них и, как итог, обвал до самых низких отметок рыночных ценовых котировок этих ценных бумаг, переставших быть ценными.

Проанализируем сложившуюся ситуацию.

Во-первых, согласно данным ООО «Росэкспертиза», в отношениях с третьими лицами выступавшего формально-независимым оценщиком, а в реальной действительности являвшегося полностью зависимым юридическим лицом от установок и волеизъявлений хозяев ФПГ «Интеррос», вторая дополнительная эмиссия акций ОАО «Норильская горная компания» по рыночным показателям оценивалась в $ 435 385 135:

 

70 645 акций x 6 163 $/акция = $ 435 385 135.

 

Во-вторых, к этому времени уставный капитал РАО «Норильский никель», первоначально равный 31 499 979 000 неденоминированным рублям, а с 1 января 1998 года – 31 499 979 деноминированным рублям, значительно изменился.

Изменилось и количество акций, на первых порах равное 125 999 916 штукам, из которых:

– 31 499 979 акций являлись привилегированными типа «А» (25% уставного капитала компании);

– 94 499 937 акций были обыкновенными (голосующими).

Контрольный пакет акций РАО «Норильский никель» (38% его уставного капитала) составлял 47 879 968 штук обыкновенных акций.

При этом отметим, что номинальная стоимость акций осталась прежней: 250 неденоминированных рублей или 25 деноминированных копеек.

Состоявшееся 23 июня 2000 года очередное годовое отчётно-выборное Общее собрание акционеров РАО «Норильский никель» утвердило новую редакцию его Устава, впоследствии зарегистрированного правовым управлением администрации города Норильска, согласно которой:

«3.1. Уставный капитал Общества составляется из номинальной стоимости акций Общества и равен 47 249 968 (сорока семи миллионам двумстам сорока девяти тысячам девятистам шестидесяти восьми) рублям 50 (пятидесяти) копейкам.

3.2. Уставный капитал Общества разделён на 169 303 116 именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 25 копеек каждая акция и 19 696 758 именных привилегированных акций типа «А» номинальной стоимостью 25 копеек каждая акция».

Причин количественного и структурного изменения уставного капитала РАО «Норильский никель» было две, и обе они своими корнями уходили в день продажи Государством 38% контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» (5 августа 1997 года):

1) положение пункта 5.13. Устава РАО «Норильский никель» в его первоначальной редакции устанавливало: «С момента продажи первой акции из контрольного пакета голосующих акций, закреплённого за государством, привилегированные акции типа «А» по заявлению акционера конвертируются в обыкновенные (голосующие)».

Этим и объяснялось, почему по прошествии 5 августа 1997 года количество привилегированных акций типа «А» постепенно стало уменьшаться, а ровно на такую же величину количество обыкновенных (голосующих) акций стало увеличиваться;

2) вышеприведённый факт естественным образом внёс изменение в понимание того, что есть контрольный пакет акций, поскольку 38% пакет акций РАО «Норильский никель» перестал быть неоспоримо контрольным. Это подтолкнуло новых хозяев компании-холдинга горнометаллургического бизнеса, наряду со скупкой акций РАО «Норильский никель» у миноритарных акционеров, организовать дополнительную эмиссию обыкновенных акций этой компании, распределив их по закрытой подписке между акционерами таким образом, чтобы сосредоточить в своём обладании гарантированный контрольный пакет акций РАО «Норильский никель», как минимум, 50% + 1 акция.

Опять-таки, исходя из оценки ООО «Росэкспертиза», акции РАО «Норильский никель» (независимо от того, привилегированные они или обыкновенные), конвертируемые в акции ОАО «Норильская горная компания», принимались по цене $ 8,15, следовательно, вся вторая дополнительная эмиссия акций ОАО «Норильская горная компания» оплачивалась 53 421 489 акциями РАО «Норильский никель»:

 

$ 435 385 135 : 8,15 $/акция = 53 421 489 акций (РАО «Норильский никель»),

или 28,27% уставного капитала РАО «Норильский никель»,

53 421 489 акций : (169 303 116 акций + 19 696 758 акций) x 100% = 28,27%.

 

Всё так и произошло, и в результате девять акционеров ОАО «Норильская горная компания», входивших в перечень юридических лиц, так или иначе подконтрольных и подотчётных деловой коалиции Потанин – Прохоров, по установленному курсу успешно обменяли акции одной компании на акции другой.

В-третьих, по условиям основного периода конвертации акций РАО «Норильский никель» в акции ОАО «Норильская горная компания», применявшимся в отношении миноритарных акционеров приватизированного по-Чубайсу концерна «Норильский никель», мена должна была происходить по принципу одна акция – на одну акцию.

Просто-напросто ожидать, что огромная масса физических лиц – акционеров РАО «Норильский никель» по доброй воле согласится с каким-либо другим в количественном выражении меньшим вариантом мены одних ценных бумаг на другие, было бы наивно.

Итак, миноритарным акционерам предоставлялось право одну обыкновенную или одну привилегированную акцию РАО «Норильский никель» номинальной стоимостью 25 копеек конвертировать (совершить мену) в одну обыкновенную акцию ОАО «Норильская горная компания» номинальной стоимостью 1 рубль.

Кстати, на этой четырёхразовой разнице в номинальной стоимости обменивавшихся акций менеджеры в области проведения пиар-кампаний («полит-рекламщики») успели сотворить такую благодарственную шумиху, что простой люд, видать, и вправду поверил, что его несказанно облагодетельствовали господа из коалиции Потанин – Прохоров. Хотя, конечно, всё это никоим образом не походило на правду, являясь вполне обыденной отработкой оплаченными «мурлыками» своих гонораров.

Как было отмечено ранее, РАО «Норильский никель» в общей сложности выпустило 188 999 874 акции, обыкновенных и привилегированных. Из них ко дню начала широкомасштабной конвертации ценных бумаг 101 301 457 акций, или 53,4% уставного капитала РАО «Норильский никель», находились во владении деловой коалиции Потанин – Прохоров:

– 53  421 489 акций, уже находившихся на балансе ОАО «Норильская горная компания»;

– 47 879 968 акций, являвшихся 38% контрольным пакетом, доставшимся подконтрольной АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» фирме «Свифт» от Государства;

 

53 421 489 акций + 47 879 968 акций = 101 301 457 акций,

101 301 457 акций : 188 999 874 акций x 100% = 53,4%.

 

Из этого следовало, что в собственности десятков тысяч миноритарных акционеров в общей сложности находилось 87 698 417 акций, или 46,4% уставного капитала РАО «Норильский никель»:

 

188 999 874 акций – 101 301 457 акций = 87 698 417 акций,

87 698 417 акций : 188 999 874 акций x 100% = 46,4%.

 

В-четвёртых, в итоге, за всем этим последовала корректировка Устава ОАО «Норильская горная компания», новая редакция ряда статей которого была утверждена на внеочередном Общем собрании акционеров этого открытого акционерного общества, состоявшегося 21 сентября 2000 года, зарегистрированная постановлением № 389 от 25 сентября 2000 года администрации Таймырского автономного округа:

«Пункт 3.1. Устава изложить в следующей редакции: «Уставный капитал Общества составляется из номинальной стоимости акций общества и равен 170 645 (Ста семидесяти тысячам шестистам сорока пяти) рублям».

Пункт 3.2. Устава изложить в следующей редакции: «Уставный капитал Общества разделён на 170 645 (Сто семьдесят тысяч шестьсот сорок пять) именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 (Один) рубль каждая».

Пункт 3.3. Устава изложить в следующей редакции: «Общество вправе увеличить уставный капитал путём размещения дополнительно к размещённым акциям 260 000 000 (двести шестьдесят миллионов) именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 (Один) рубль каждая акция (Объявленные акции) или путём увеличения номинальной стоимости акций».

Принципиально важным было то, что в Уставе ОАО «Норильская горная компания» значительно увеличилось количество объявленных акций – с одного миллиона аж до 260 миллионов штук. Это указывало на то, что организационно-правовая подготовка проведения мены акций РАО «Норильский никель» на акции ОАО «Норильская горная компания», охватывавшая десятки тысяч миноритарных акционеров, завершилась.

Заложив в Устав ОАО «Норильская горная компания» возможность по мере необходимости увеличивать уставный капитал в пределах 260 миллионов рублей посредством размещения объявленных обыкновенных акций компании, действуя довольно прозрачно и без особых рисков, российские олигархи дозволили миноритарным акционерам конвертировать акции РАО «Норильский никель» в акции ОАО «Норильская горная компания».

Судите сами, сравнив количество акций ОАО «Норильская горная компания», которые в ходе конвертации в них такого же количества акций РАО «Норильский никель» могли оказаться в собственности миноритарных акционеров, с количеством объявленных акций ОАО «Норильская горная компания», получим, что доля риска была равна 33,7%:

 

87 698 417 акций : 260 000 000 акций x 100% = 33,7%.

 

А с учётом активности фондового рынка акций, позволявшим докупать акции ОАО «Норильская горная компания» до необходимого количества, российские олигархи, располагавшие финансовыми средствами сверхприбыльного промышленного горнометаллургического производства, вообще свели какие-либо риски потери контроля над прихватизированным и реструктуризированным бизнесом к нулю (!).

Замена акций РАО «Норильский никель» на акции ОАО «Норильская горная компания» проходила несколькими этапами, каждый из которых длился довольно продолжительный промежуток времени, а вся кампания заняла более двух лет, что также способствовало российским олигархам постоянно удерживать в своей собственности неоспоримый контрольный пакет акций (более 50% уставного капитала) компании.

Динамика изменения размеров уставного капитала ОАО «Норильская горная компания» отражалась в Уставе акционерного общества, в который периодически вносились соответствующие изменения.

К примеру, решением внеочередного Общего собрания акционеров ОАО «Норильская горная компания», состоявшегося 21 февраля 2001 года, была утверждена новая редакция Устава этого акционерного общества, отразившая внесённые в него к тому времени коррективы, зарегистрированная постановлением администрации Таймырского автономного округа № 73 от 2 марта 2001 года. Обновлённый текст Устава компании включал в себя следующие существенные изменения:

1) изменилось наименование юридического лица (!):

«1.1. Открытое акционерное общество «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» … создано в соответствии с законодательством Российской Федерации в результате реорганизации в форме выделения из Открытого акционерного общества «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» и действует на основании Федерального закона «Об акционерных обществах» …, других законов и нормативных правовых актов Российской Федерации, а  также настоящего Устава.

Общество является правопреемником ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» по правам и обязанностям в соответствии с разделительным балансом.

До утверждения новой редакции Устава Общества имело следующее наименование:

Открытое акционерное общество «Норильская горная компания» (ОАО «НГК» или ОАО «Норильская горная компания»)»;

2) были внесены изменения в уставный капитал и порядок размещения объявленных акций компании:

«3.1. Уставный капитал Общества составляется из номинальной стоимости акций Общества и равен 122 471 917 (Ста двадцати двум миллионам четырёмстам семидесяти одной тысяче девятьсот семнадцати) рублям.

3.2. Уставный капитал Общества разделён на 122 471 917 (Сто двадцать два миллиона четыреста семьдесят одну тысячу девятьсот семнадцать) именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 (Один) рубль каждая.

3.3. Общество вправе увеличить уставный капитал путём размещения дополнительно к размещённым акциям 137 698 728 (Сто тридцать семь миллионов шестьсот девяносто восемь тысяч семьсот двадцать восемь) именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 (Один) рубль каждая акция (объявленные акции) или путём увеличения номинальной стоимости акций.

3.4. Решение об увеличении уставного капитала Общества путём размещения дополнительных акций в пределах количества объявленных акций или путём увеличения номинальной стоимости акций принимается Советом директоров Общества, за исключением случаев, установленных абзацем первым пункта 3.7. настоящего Устава …

3.7. Размещение посредством закрытой подписки акций и ценных бумаг Общества, конвертируемых в акции, осуществляется только по решению Собрания об увеличении уставного капитала путём размещения дополнительных акций ..., принятому большинством в две трети голосов акционеров – владельцев голосующих акций, принимающих участие в Собрании.

Указанное в абзаце первом настоящего пункта требование не распространяется на размещение посредством закрытой подписки только среди акционеров акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, если акционеры имеют возможность приобрести размещаемые акции и ценные бумаги, конвертируемые в акции, пропорционально количеству принадлежащих им акций».

Причём таково было положение дел ещё до начала массового обмена физическими лицами (россиянами) акций РАО «Норильский никель» на акции ОАО «ГМК «Норильский никель», старт которому был дан 20 марта 2001 года (!).

Положения пункта 3.4. и второго абзаца пункта 3.7. Устава теперь уже ОАО «ГМК «Норильский никель» наиболее наглядно показывает, почему Владимиру Потанину и Михаилу Прохорову удалось в итоге «и рыбку съесть, и сухими (по крайней мере, пока!) остаться», заняв место в первой десятке рейтинга наиболее богатейших бизнесменов России, подготовленного журналом «Forbes». Вот, к примеру, как отражал на своих страницах ситуацию, складывавшуюся вокруг капиталов деловой коалиции Потанин – Прохоров, майский 2005 года номер этого авторитетнейшего журнала:

«Ещё в прошлом году Потанин на пару с Михаилом Прохоровым контролировали около 63% акций ГМК «Норильский никель»; 23% были конвертированы в американские депозитарные расписки (ADR) и проданы иностранцам, почти 14% принадлежали миноритариям напрямую.

И вот ситуация на момент сдачи этого номера Forbes: 14,2% из пакетов Потанина с Прохоровым переведены в номинальное держание ING Bank (Eurasia) и могут быть конвертированы в ADR или проданы кому-либо напрямую – если это уже не произошло». (Журнал «Forbes», специальный выпуск, за май 2005 года, стр. 97)

 

«Великолепная» арифметика: 63% акций ОАО «ГМК «Норильский никель» находились в полноправной собственности двух российских олигархов, 23% – отданы в распоряжение иностранных инвесторов, по большей части расположенных на территории США, и лишь 14% – принадлежали российским миноритарным акционерам (держателям совсем небольших пакетов акций), среди которых крохи продолжали числиться в собственности простых россиян (!).

К сведению читателя поясним, что американские депозитарные расписки (ADR) – это выпущенные североамериканским банком-депозитарием свободнообращающиеся сертификаты, подтверждающие права их владельцев на определённое количество американских депозитарных акций, в свою очередь, подтверждающие права собственности на депонированные ценные бумаги иностранных (для США) компаний.

Применительно к данному конкретному случаю выглядело это так:

а) по состоянию на май 2005 года 23% от всех акций ОАО «ГМК «Норильский никель» волеизъявлением двух российских олигархов, держателей контрольного пакета акций компании, были изъяты из свободного обращения на фондовом рынке России с целью их депонирования в одном из российских банков-хранителей («custodian bank»), которым, наверняка, стал потанинский АКБ «РОСБАНК»;

б) российский банк-хранитель и американский банк-депозитарий заключили между собой соответствующий договор, во исполнение которого заокеанский банк-депозитарий выпустил (эмиссия) оговоренное количество деноминированных в долларах США американских депозитарных акций (ADA). Эти ценные бумаги (ADA) подтверждали право собственности их владельцев на 23% акций (уставного капитала) ОАО «ГМК «Норильский никель», депонированных в России. Обращались же ADA исключительно на биржевом и внебиржевом рынке США;

в) после чего определённую часть выпущенных американских депозитарных акций (ADA) заокеанский банк-депозитарий (банк эмитент) объединил, выпустив некоторое количество сертификатов – американских депозитарных расписок (ADR).

Проделано всё это было с теми акциями ОАО «ГМК «Норильский никель», выпуск (эмиссию) которых хозяева компании без каких-либо трудов могли в любое время организовать, опираясь на положения Устава ОАО «ГМК «Норильский никель», регламентировавшие возможную эмиссию объявленных акций, при этом преследуя одну единственную цель увеличения капитализации компании:

– выпуск заокеанских ADR (или ADA), как правило, всегда приводит к росту котировок аналогичных, соответствующих им, акций компаний на внутрироссийском фондовом рынке. Причина такого явления заключается в колоссальной недооценке активов российских приватизированных предприятий и промобъединений (концернов), особенно тех, чья деятельность связана с добычей природного рудного и углеводородного сырья.

Применение международных оценочных технологий, а также адаптация бухгалтерского учёта и отчётности российских компаний к общепринятым зарубежным стандартам, повышающая степень прозрачности бизнеса, приводят к устойчивому росту спроса на акции российских компаний среди иностранных инвесторов, ориентирующихся на котировки акций аналогичных по профилю деятельности компаний Европы и США. Это позволяет «ПРИВАТ-капиталистам» России, обходясь без финансовых вложений в развитие приватизированного бизнеса, ускоренными темпами множить олигархические капиталы, всякий раз увеличивая их на размер недооценённой в ходе промышленной приватизации по-Чубайсу стоимости активов предприятий и промобъединений (концернов) (!).

Таким образом, путём организации подогрева интереса к акциям ОАО «ГМК «Норильский никель» и целенаправленной на них инвестиционной активности на заокеанском фондовом рынке, без дополнительных капиталовложений непосредственно в горнометаллургический бизнес, удалось довольно легко добиться значительного увеличения рыночной цены акций компании на российском фондовом рынке, дальнейшего поддержания их ликвидности на высочайшем уровне;

– повышение степени привлекательности ОАО «ГМК «Норильский никель», как и его открытости, для иностранных инвесторов положительно сказывалось на доверии, проявляемом к компании со стороны потребителей её цветной металлургической продукции, что вполне могло поспособствовать продвижению её товаров на зарубежных рынках, если бы проблема как таковая вообще существовала.

Привлечение в ОАО «ГМК «Норильский никель» посредством выпусков ADR (или ADA) иностранных капиталов, конечно, подогревало интерес к его ценным бумагам и целенаправленную активность инвесторов на российском фондовом рынке, сравнимые с торгами разогретым «воздухом», но уж точно не приводило к адекватному росту активности в сфере промышленного производства (!).

К примеру, те же иностранные инвестиции в экономику ОАО «ГМК «Норильский никель», приведя к росту капитализации компании, по факту были направлены не на увеличение вложений в капитальные ремонты основных производственных фондов горнометаллургических и вспомогательный производств (та же энергетика), а были потрачены:

– $ 290 миллионов на приобретение контрольного пакета акций американской корпорации «Stillwater Mining»;

– $ 1 миллиард 160 миллионов на приобретение 20% акций (смешно, даже меньше контрольного пакета!) южноафриканской корпорации «Gold Fields», занимающей четвёртое место в мире по годовому объёму производства золота – 4,3 миллионов унций, располагающей разведанными геологическими запасами на 84 миллиона унций.

В эту же «дыру» усиления капиталистического присутствия российских олигархов за пределами России «проваливается» и большая часть реально-получаемой консолидированной прибыли системы компаний «Норильский никель», и внутрироссийские инвестиции, получаемые ОАО «ГМК «Норильский никель» от реализации на фондовом рынке по возросшему курсу «свежеиспечённых» – только-только выпущенных акций.

Даже факт приобретения ОАО «ГМК «Норильский никель» 100% акций ЗАО «Полюс» (октябрь 2002 года) со всеми его дочерними компаниями, на базе золоторудных месторождений и основных производственных фондов которых было образовано ОАО «Полюс Золото», означало элементарное перетекание денег от коалиции Потанин – Прохоров в карман бывшего хозяина сибирских золотарей Хазрет Совмена.

Ведь всё самое главное, что входит в активы ОАО «Полюс Золото», было разведано, освоено и построено, иными словами, создано в ЗАО «Полюс», руками нескольких поколений сибиряков задолго до «появления на горизонте» олигархической коалиции Потанин – Прохоров, задолго до дня избрания от системы компаний «Норильский никель» губернатором Красноярского края Александра Хлопонина.

На инвестиционные средства российских олигархов не строятся новые производства («от первого колышка»), не идёт разведка и освоение принципиально новых месторождений полезных ископаемых, не возводятся рабочие посёлки в сибирской глуши.

Они предпочитают, приторговывая воздухом на фондовых биржах, выжидать пока их «системные госчиновники» организуют через реализацию планов стратегического развития интересных для процветания олигархических бизнесов регионов направление государственных бюджетных финансовых средств на строительство и модернизацию социальной и промышленной инфраструктур. Небезосновательно рассчитывая, что когда придёт время, в Сибири и на Дальнем Востоке будут протянуты высоковольтные ЛЭП, построены дороги и рабочие посёлки, а в них детские сады, школы, магазины и дома культуры, когда всё это будет содержаться и эксплуатироваться за счёт расходных статей бюджетов местных муниципалитетов, тогда-то и настанет их «час».

Тогда-то они и покажут свою «великую» инвестиционную активность: приобретут десяток – другой новых или подержанных станков, автомашин или тракторов, пропиарят как следует все эти покупочки перед народом, продолжая с остервенением нещадно опустошать российские недра, параллельно через столичных лоббистов потихонечку выклянчивая у Государства налоговые льготы для олигархического капитала, начавшего проявлять инвестиционную активность.

Понятно, что от всех этих финансовых химер России «и не холодно, и не жарко»!

Осознавая, что 23% акций ОАО «ГМК «Норильский никель» вращаются на американском фондовом рынке, являясь собственностью заокеанских финансовых воротил, что 63% акций ОАО «ГМК «Норильский никель» два известных российских олигарха упрятали в активах компаний, зарегистрированных в иностранных офшорных зонах, понимаешь, сколь «по уши» Россия погрузилась и увязла во ЛЖИ (!).

Для ясности представим отрывок из интервью Евгения Ясина, экс-министра экономики Правительства России в годы премьерства Виктора Черномырдина, а ныне – научного руководителя Государственного университета – Высшая школа экономики с корреспондентом корпоративного журнала «Норильский никель» Эльдаром Ахмадиевым:

«В 1997 году я был на Всемирном экономическом форуме в Зальцбурге, ко мне подходил один из владельцев компании TWG Дэвид Рубин. Он мне сказал, что его не подпускают к конкурсу по «Норильскому никелю»: «Мы заплатили бы в два раза больше, чем Потанин». После чего у меня состоялся разговор с Черномырдиным. И он спросил: «Ты хочешь, чтобы «Норильский никель» достался Рубину?» Я сказал: «Нет, не хочу». «Ну, тогда снимаем этот вопрос». Мы считали, что эти объекты должны остаться в руках национального капитала». (Журнал «Норильский никель», 2005 год, № 8 (22), стр.9)

В итоге «эти объекты» – РАО «Норильский никель», «слившееся» в ОАО «ГМК «Норильский никель», попав в руки национального «ПРИВАТ-капиталистического» капитала, всё равно вскоре оказались в собственности заокеанских «Рубинов», да иностранных офшорных «Робин-Бобинов»:

Владимир Потанин является бенефициаром (благоприобретателем), то есть фактическим, а не подставным хозяином двух зарубежных офшорных компаний, каждая из которых выступает держателем 12,5% обыкновенных акций ОАО «ГМК «Норильский никель»: «Bektanco Holdings Co Ltd и «Pharanco Trading Co Ltd;

Михаил Прохоров является аналогичным бенефициаром (благоприобретателем) – настоящим хозяином двух зарубежных офшорных компаний, каждая из которых выступает держателем 12,5% обыкновенных акций ОАО «ГМК «Норильский никель»: «Dimonsenco Holdings Co Ltd и «Rinsoco Trading Co Ltd.

Действительно, как по Черномырдину: хотели как лучше, а получилось как всегда.

С улыбками на устах «булькнули» страну в море лжи, и никто ни за что не в ответе!

«Славные» итоги «всенародной» промышленной приватизации по-Чубайсу, настоянной на хорошей порции лощёного, насквозь лживого псевдопатриотизма!

14% – вот то, что ещё (наверное?) осталось в России от государственного концерна «Норильский никель», бывшего некогда гордостью горнометаллургической промышленности страны, после акционирования и приватной приватизации (в части недропользования и присвоения производственных комплексов) до донышка «слитого» в ОАО «ГМК «Норильский никель».

На 100% в России остались лишь дешёвая рабочая сила производств ОАО «ГМК «Норильский никель» и оптимизировано-сниженные налоги, то, посредством чего зарабатывается чистая прибыль, по большей части уходящая за кордон. Прямо как по аналогии с некоторыми странами Африки: грязь, газ и копоть производств – национальным рабочим, чьи «штаны» поддерживаются по местным меркам сносной зарплатой, а чистая прибыль – зарубежным сохозяевам (!).

«Браво», господа-реформаторы, довели Россию до уровня развивающихся «третьих стран», а сами, образовав из себя и членов своих семей этакий очень даже развитый элитно-гламурный буржуазный мирок, обжились в особняках на московской Рублёвке, в шикарных предместьях английского Лондона и кое-где ещё и принялись поплёвывать оттуда на всех, кто «недотягивается до вас кошельком».

Когда-нибудь Россия поймёт, что в 90-х годах XX века её нагло и прилюдно раздели и …, и если бы не сказочно выросшие мировые цены на нефть, сделавшие её государственный бюджет профицитным, решившие проблему внешнего долга и создавшие пресловутый Стабилизационный фонд, то последствия этой трагедии чувствовались бы намного более осязаемо каждым её гражданином. Поймёт, и просто по-русски с размаху «даст в зубы» всем тем, кто в этом участвовал, кто зубоскалил, когда десятки миллионов людей её народа, окунувшись в пучину навязанных заокеанскими стратегами извращённо вывернутых рыночных реформ, творимых под лозунгами о победе демократии, теряли денежные накопления, жильё, работу, здоровье да и саму жизнь!

 

 

5.4. ОАО «Таймыргаз» – исполнение инвестиционных обязательств

 

Как уже неоднократно отмечалось в данной книге, продажа государственного 38% контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» подставной фирме «Свифт», представлявшей интересы хозяев АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», была формально обусловлена целевым инвестиционным обязательством в $ 300 миллионов, которые предстояло направить на освоение и ввод в промышленную эксплуатацию Пеляткинского газоконденсатного месторождения (далее – «Пеляткинское ГКМ»).

Причём на день проведения этого показушного псевдоконкурса-аукциона по передаче в частную собственность контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», напомним, состоявшегося 5 августа 1997 года, в официальной документации не содержалось информации:

1) в каком порядке (по какому проекту) и в какие сроки должно было быть выполнено это инвестиционное условие (?);

2) кто должен был отслеживать (контролировать) порядок его исполнения (?);

3) в чём заключался интерес Государства и чьей собственностью должен был стать результат освоения выделенных инвестиционных средств – имущественный комплекс Пеляткинского ГКМ (?).

Подобно же тому, как «природа не терпит пустоты», так и в случае, если что-либо осталось неоговорённым, то естественным образом появляется возможность шельмовать.

В инвестиционных условиях указывалось лишь, цитируем:

«внесение победителем конкурса денежных средств на счета РАО «Норильский никель» в размере 300 млн. долл. США …, направляемых на исполнение обязательств РАО «Норильский никель» по заключённым обществом договорам, направленным на освоение и ввод в опытно-промышленную эксплуатацию Пеляткинского газоконденсатного месторождения».

Хозяева АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», являвшегося залогодержателем 38% контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», организовали подготовку к проведению 5 августа 1997 года вышеуказанного конкурса-аукциона таким образом, что все дополнительные инвестиционные условия, разумеется, были заранее известны их менеджерам из РАО «Норильский никель». Этим и объяснялось, что почти за месяц до указанной даты, 10 июля 1997 года, между РАО «Норильский никель», ОАО «Норильскгазпром» и едва созданным ОАО «Норильская горная компания» было подписано Соглашение о сотрудничестве, в котором предусматривалось следующее:

«1. Принимая во внимание необходимость стабильного обеспечения энергетических потребностей Норильского промышленного района, Стороны обязуются объединить усилия и совместно действовать в целях скорейшего освоения и ввода в промышленную эксплуатацию Пеляткинского газоконденсатного месторождения (далее – «Проект»).

2. Для достижения указанных в п. 1 настоящего Соглашения целей не позднее 1 сентября 1997 года:

2.1. Норильскгазпром подготовит и представит на одобрение Сторон технико-экономическое обоснование Проекта, а также бизнес-план и комплексную программу по реализации Проекта, произведёт подбор проектных, изыскательских, строительных, торговых и иных организаций, необходимых для реализации Проекта;

2.2. РАО «Норильский никель» и Норильская горная компания осуществят мероприятия по привлечению инвестиций в сумме не менее 300 млн. долларов США для финансирования Проекта.

2.3. После выполнения условий, предусмотренных п.п. 2.1. и 2.2. настоящего Соглашения, Стороны заключат Договор о совместной деятельности по освоению и эксплуатации Пеляткинского месторождения, в соответствии с которым РАО «Норильский никель» и Норильская горная компания обязуются внести в общее дело денежные средства в размере не менее 300 млн. долларов США, а Норильскгазпром – имущество на сумму не менее 750 млрд. руб., профессиональные навыки и умения. Ведение учёта общего имущества будет возложено на Норильскую горную компанию».

Практически сразу же, 21 июля 1997 года, РАО «Норильский никель» (принципал) и ОАО «Норильская горная компания» (агент) заключили агентский договор, по условиям которого на агента за вознаграждение возлагались обязанности от своего имени, но за счёт принципала совершать действия, связанные с освоением и вводом в промышленную эксплуатацию Пеляткинского ГКМ:

– разработка бизнес-плана;

– подготовка материалов и участие в переговорах по организации проведения геологоразведочных изысканий;

– представление интересов принципала при проведении конкурса на получение лицензии на добычу природного газа Пеляткинского ГКМ;

– подбор проектных, изыскательских, строительных и иных организаций.

Агентский договор не содержал прямых указаний на совершение агентом конкретных действий по освоению и вводу в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ, к примеру: заключение договора генподряда, договоров на выполнение строительно-монтажных работ, на приобретение товарно-материальных ценностей (бурового и газодобывающего оборудования, труб, крепежей и так далее). На абстрактную возможность осуществления этих действий указывало лишь то, что по поручению принципала агент вправе был совершать иные действия, не указанные в договоре, но непосредственно связанные с выполнением комплексной программы по освоению и вводу в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ.

Полная компенсация агенту стоимости понесённых расходов, равно как и оплата вознаграждения, соответствовавшего $ 500 тысячам по курсу Центрального банка России на день платежа, должны были производиться после представления агентом принципалу окончательного отчёта, что планировалось не ранее 31 декабря 1999 года. Тогда-то и появился условно выведенный срок освоения $ 300 миллионов инвестиций в Пеляткинское ГКМ: 2,5, в крайнем случае 3 календарных года.

Из этого следовал важный вывод, что со дня вступления в силу агентского договора и по 31 декабря 1999 года все расходы по освоению и вводу в опытно-промышленную эксплуатацию Пеляткинского ГКМ ОАО «Норильская горная компания» (агент) обязалось нести самостоятельно, не рассчитывая на финансовую поддержку в форме авансирования РАО «Норильский никель» (принципал).

После того, как, соблюдая формальности, были обнародованы итоги упомянутого выше действа, под названием конкурс-аукцион, ЗАО «Свифт» демонстративно поспешило исполнить свою инвестиционную обязанность, переведя на расчётный счёт РАО «Норильский никель» 1 триллион 740 миллиардов рублей, по валютному курсу (5800 рублей/$) эквивалентных $ 300 миллионам.

По логике вещей, так как РАО «Норильский никель» выступало получателем инвестиционных финансовых средств от ЗАО «Свифт» на освоение и ввод в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ, то они зачислялись на баланс РАО «Норильский никель» как средства целевого финансирования. В соответствии с нормой права пункта 6 статьи 2 Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» № 2116-1 от 27 декабря 1991 года (в редакции Закона № 227-ФЗ от 31 декабря 1995 года) в налогооблагаемый внереализационный доход приватизированных предприятий не включались средства, полученные в качестве инвестиций по итогам инвестиционных конкурсов. Не наступало никаких налоговых последствий и по законодательству о налоге на добавленную стоимость (НДС).

Учитывая, что это были целевые деньги и исходя из правового смысла агентского договора, заключённого 21 июля 1997 года между РАО «Норильский никель» (принципал) и ОАО «Норильская горная компания» (агент), ими представлялось возможным воспользоваться лишь ближе к 31 декабря 1999 года, но вышло всё наперекосяк.

Получив инвестиционные финансовые средства, РАО «Норильский никель» уже 13 августа 1997 года платёжным поручением № 1066 перечислило их на расчётный счёт ОАО «Норильская горная компания», основывая свои действия на договоре займа № 01/ZM от 12 августа того же года, по которому:

«1.1. Займодавец передаёт Заёмщику в собственность денежные средства в сумме 1 740 000 000 000 (Один триллион семьсот сорок миллиардов) рублей. Займ предоставляется на цели, связанные с освоением и вводом в опытно-промышленную эксплуатацию Пеляткинского газоконденсатного месторождения. Заёмщик обязуется использовать указанную сумму строго по целевому назначению и возвратить указанную сумму в соответствии с условиями Договора …

2.1. Займодавец предоставляет Заёмщику займ по 31 декабря 1999 г. (Дата возврата займа)».

Сделано это было в целях организации прикрытого займом авансового финансирования затрат, появлявшихся у ОАО «Норильская горная компания» в связи с выполнением им условий агентского договора. Принципиальное отличие заключалось в том, что в случае проведения полученных финансовых средств как аванс, поступивший в счёт расчётов за предстоящее выполнение работ и оказание услуг, возникали налоговые последствия по НДС, а с проведением на основании договора займа – этого не происходило.

В процессе расходования финансовых средств целевого займа ОАО «Норильская горная компания» только 315 миллиардов неденоминированных рублей непосредственно израсходовало на цели освоения Пеляткинского ГКМ, а на оставшуюся сумму – 1 триллион 425 миллиардов неденоминированных рублей приобрело векселя ЗАО «Свифт», позволявшие использовать их в качестве платёжных средств (!).

В итоге:

а) по всем формальным признакам ЗАО «Свифт» выполнило возложенное на него инвестиционное обязательство в той его части, что касалась перечисления на расчётный счёт РАО «Норильский никель» денежной суммы в рублёвом выражении на день оплаты, эквивалентной $ 300 миллионам;

б) у ОАО «Норильская горная компания» появилось 315 миллиардов рублей и ценные бумаги ЗАО «Свифт», которые предполагалось использовать как платёжные средства с отсроченными сроками взаиморасчётов по ним (сроки погашения векселей);

в) ЗАО «Свифт» в обмен на предоставленные ОАО «Норильская горная компания» простые векселя собственного исполнения вернуло 81,9% отправленных инвестиционных финансовых средств обратно, что не могло не порадовать хозяев АКБ «ОНЭКСИМ-Банк»:

 

315 000 000 000 рублей : 1 740 000 000 000 рублей x 100% = 18,1%,

100% – 18,1% = 81,9%.

 

Это позволило, во-первых, формально выполнить инвестиционные условия в части простого перечисления денег на расчётный счёт РАО «Норильский никель», во-вторых, не «замораживать» их на счетах получателя, дожидаясь реальных оплат по комплексной программе освоения и ввода в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ.

Разве в этом не было признаков полупрофессионального шельмования?!

Впрочем, одновременное исполнение двух договоров – агентского и займа – представлялось делом совсем небезукоризненным, а точнее даже невозможным, поскольку:

1) в случае, когда ОАО «Норильская горная компания» выступало в роли агента, все фактически произведённые затраты по освоению и вводу в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ должны были учитываться бухгалтерией компании на забалансовых счетах, а бухгалтерией РАО «Норильский никель» на основании отчётов о результатах деятельности агента – на балансе этого акционерного общества;

2) в случае, когда ОАО «Норильская горная компания» самостоятельно распоряжалась полученными в займ денежными средствами, все фактически произведённые затраты по освоению и вводу в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ должны были быть отражены бухгалтерией компании на её балансе, как расходование собственных средств, а произведённый продукт становился собственностью ОАО «Норильская горная компания».

Фактически же организация учёта бухгалтерией ОАО «Норильская горная компания» затрат, связанных с освоением Пеляткинского ГКМ, строилась по схеме расходования финансовых средств, полученных по договору займа. К примеру, рассчитавшись по внешнеэкономическому контракту № 21/40 от 15 февраля 1999 года с японской фирмой «Сумитомо корпорейшн» ОАО «Норильская горная компания» учла поставленные трубы на своём бухгалтерском балансе.

Отсюда можно сделать вывод, что агентский договор от 21 июля 1997 года реально не работал. В свою очередь, из этого следовало, что если по окончании действия договора займа (31 декабря 1999 года) ОАО «Норильская горная компания» возвратило бы РАО «Норильский никель» полученные в займ финансовые средства, то для последнего это означало бы фактическое признание нецелевого использования поступивших от ЗАО «Свифт» инвестиций (!).

Если же по окончании действия договора займа, руководствуясь нормой права статьи 409 Гражданского кодекса РФ («Отступное»), РАО «Норильский никель» вместо финансовых средств обратно получило бы в собственность освоенный и введённый в эксплуатацию имущественный комплекс Пеляткинского ГКМ, то за всем этим, как вагончик за паровозом, потянулись бы налоговые последствия (!).

Дело в том, что финансовые средства, полученные ОАО «Норильская горная компания» в займ, рассматривались бы налоговыми органами не как заёмные средства, а как аванс, направлявшийся на осуществление затрат, связанных с освоением и вводом в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ, подпадавший под налогообложение НДС. Проблема усугублялась ещё и тем, что на сумму долга вполне могли быть начислены санкции – пени и штрафы почти за 2,5 года (с 13 августа 1997 года по 31 декабря 1999 года) неуплаты НДС.

В этой ситуации потанинское руководство РАО «Норильский никель» сделало всё, чтобы максимально прикрыть проблему посредством расширения перечня компаний, задействованных в освоении Пеляткинского ГКМ, и путём внесения поразительной чехарды в систему договорных отношений.

Итак, чуть вернёмся: формально ЗАО «Свифт» – победитель конкурса-аукциона по покупке контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» – рассчиталось по взятым на себя инвестиционным обязательствам, что при поверхностной проверке легко демонстрировалось любым контролирующим органам. Для окончательной подстраховки хозяевам АКБ «ОНЭКСИМ-Банк» оставалось лишь заблаговременно подготовиться к тому, что рано или поздно придётся продемонстрировать результаты реальных вложений инвестиционных средств в освоение и ввод в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ.

Для реализации этих планов потанинскому руководству РАО «Норильский никель» существенно поспособствовало то, что в 1997 году удалось сместить с должности гендиректора ОАО «Норильскгазпром» Валерия Александриди, совсем нелояльного политике, проводившейся деловой коалицией Потанин – Прохоров, а вместо него – усадить в директорское кресло Сергея Сокола, легко управляемого несамостоятельного «послушайку».

Заранее зная о готовящейся смене гендиректора ОАО «Норильскгазпром», команда менеджеров Александра Хлопонина особенно-то не стремилась держать в курсе событий Валерия Александриди, подробно не посвящая его в ближайшие планы хозяев АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», касавшиеся Пеляткинского ГКМ. Притом, что при Валерии Александриди ОАО «Норильскгазпром» с января 1995 по июль 1997 годов уже успело вложить в освоение Пеляткинского ГКМ, по меньшей мере, 750 миллиардов рублей, эквивалентных $ 129,3 миллионам, то есть около половины суммы, которую только собиралось инвестировать РАО «Норильский никель».

Примечательно, но такой наиважнейший документ, как Соглашение о сотрудничестве от 10 июля 1997 года, подписали: от РАО «Норильский никель» – Александр Хлопонин, от ОАО «Норильская горная компания» – Геннадий Пивень, от ОАО «Норильскгазпром» – Сергей Сокол, бывший в ранге первого заместителя Валерия Александриди.

Проведя смену власти в ОАО «Норильскгазпром», потанинское руководство РАО «Норильский никель» получило от государственных чиновников, уполномоченных голосовать 38% пакетом акций ОАО «Норильскгазпром», полную поддержку в вопросах проведения нужных ему решений через Общее собрание и Совет директоров этой газодобывающей и транспортирующей компании. Схватившись за эту руку помощи, команда менеджеров РАО «Норильский никель» Александра Хлопонина легко добилась большинства в Совете директоров ОАО «Норильскгазпром», а затем провела через Общее собрание акционеров компании решение о её реорганизации путём выделения Пеляткинского ГКМ и образования на его базе ОАО «Таймыргаз».

Постановлением администрации Таймырского автономного округа № 06 от 27 января 1998 года «О государственной регистрации открытого акционерного общества «Таймыргаз» новая газодобывающая и транспортирующая компания получила путёвку в жизнь со свидетельством «АА» № 02. В Уставе ОАО «Таймыргаз» было записано:

«1.1. Открытое акционерное общество «Таймыргаз», в дальнейшем именуемое «Общество», создано в соответствии с законодательством Российской Федерации в результате реорганизации в форме выделения из Открытого акционерного общества «Норильскгазпром» … Общество является правопреемником ОАО «Норильскгазпром» по правам и обязанностям в соответствии с разделительным балансом и передаточным актом …

6.2. Уставный капитал Общества в момент создания Общества составляет 100 000 000 (сто миллионов) рублей.

6.3. В счёт формирования уставного капитала Общество выпустило 100 000 (сто тысяч) обыкновенных (с правом голоса) именных акций номинальной стоимостью 1 000 (одна тысяча) рублей каждая (размещённые акции)».

Постановлением администрации Таймырского автономного округа № 273 от 19 октября 1999 года «О регистрации изменений к Уставу открытого акционерного общества «Таймыргаз» уставный капитал компании был определён в 100 тысяч рублей, разделённый на 100 тысяч обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 рубль каждая. Вызвано это было прошедшей 1 января 1998 года деноминацией российской валюты.

Прошло 1,5 месяца со дня создания ОАО «Таймыргаз», не успевшего ещё обзавестись полным пакетом лицензий на профилирующие виды деятельности, а 19 марта 1998 года между этой компанией (агент) в лице гендиректора Виктора Гороховского и ОАО «Норильская горная компания» (принципал) в лице исполнительного директора Геннадия Пивня был заключён агентский договор.

Минуло ещё 8,5 месяцев, а «воз так и не сдвинулся с места», и 3 декабря 1998 года состоялось заключение нового агентского договора, в который были внесены весьма несущественные изменения, тогда как предмет сделки обоих агентских договоров совпадал до мелочей идеально:

«1.1. По настоящему договору Агент обязуется по поручению Принципала совершать за вознаграждение от своего имени, но за счёт Принципала, действия, связанные со строительством имущественного комплекса Пеляткинского газоконденсатного месторождения (далее месторождение), в том числе:

– осуществить подготовку и разработку бизнес-плана и комплексной программы освоения и ввода в эксплуатацию месторождения;

– в соответствии с поручениями Принципала провести работы по подготовке и проведению необходимых переговоров, связанных с геологоразведочными изысканиями, проводимыми в рамках программы освоения и ввода в эксплуатацию месторождения;

– осуществить подготовку и проведение конкурса по подбору проектных, изыскательских, строительных, торговых и иных организаций, привлекаемых для реализации программы освоения и ввода в эксплуатацию месторождения;

– заключить с выбранной и одобренной Принципалом организацией договор на создание (передачу) научно-технической продукции;

– заключать с выбранными и одобренными Принципалом организациями договоры, направленные на строительство имущественного комплекса месторождения в рамках реализации освоения и ввода в эксплуатацию месторождения;

– провести работы по подготовке и проведению необходимых переговоров, связанных с приобретением Принципалом объектов, незавершённых строительством, связанных с освоением и вводом в эксплуатацию месторождения;

– провести работы по подготовке и проведению необходимых переговоров, связанных с заключением Принципалом договоров, направленных на строительство имущественного комплекса, освоения и ввод в эксплуатацию месторождения;

– получить и согласовать разрешительную документацию, необходимую для осуществления строительства имущественного комплекса месторождения, освоения и эксплуатации месторождения;

– совершать по поручению Принципала иные действия, связанные с выполнением программы освоения и ввода в эксплуатацию месторождения».

Из анализа договорных отношений следовал вывод, что с августа 1997 года по декабрь 1998 года, в течение года и четырёх месяцев, фактически ничего не изменилось. Работы по освоению Пеляткинского ГКМ если и проводились, то в теоретико-кабинетном, к тому же, – весьма вяло текущем режиме, что ставило под сомнение возможность освоения $ 300 миллионов инвестиций в имущественный комплекс месторождения к 31 декабря 1999 года (!).

Нет, конечно, попытки организовать работу, хоть и неудачные, были. Как, например, подписанный 15 ноября 1998 года представителями ОАО «Норильская горная компания» (заказчик) и ОАО «Норильский комбинат» (подрядчик) договор генерального подряда на капитальное строительство № 50-571/98-1, фактически ушедший в «круглый сейф» (урна) по причине отсутствия у ОАО «Норильская горная компания» лицензии Госстроя на осуществлении функций Заказчика. В подобных безрезультатных или малорезультативных потугах прошёл весь 1998 год.

Первый «кирпичик» в будущее сооружение «Пеляткинское ГКМ» был положен 28 января 1999 года заключением договора № 02/10, по которому ОАО «Норильская горная компания» наняло ИЧП «Нэртис» для выполнения необходимого объёма подрядных работ по осуществлению ремонта офиса «Дирекции по обустройству Пеляткинского ГКМ», располагавшегося в здании Управления строительства ОАО «Норильский комбинат». Без цены материалов стоимость договора подряда составляла 54 822 рубля.

Как только навели внутрикабинетный лоск, так сразу приступили к работе, начав с заключения 26 марта 1999 года договора подряда № НГК-18-99 между ОАО «Норильская горная компания» (заказчик) в лице директора «Дирекции по освоению Пеляткинского ГКМ» Виктора Гороховского и ОАО «Норильскгазпром» (подрядчик) в лице гендиректора Сергея Сокола, предмет которого был сформулирован так:

«Заказчик поручает выполнение работ по строительству скважин в соответствии с «Программой эксплуатационного бурения» (Приложение № 1), оказание иных согласованных сопутствующих строительству скважин работ и оплачивает выполненные работы, а Подрядчик принимает на себя обязательства по строительству скважин в согласованные сроки, в определённых объёмах и с заданным качеством, действуя на основании лицензий на проведение этих видов работ, а также выполнение иных сопутствующих строительству скважин видов работ по согласованию Сторон».

В тот же день, 26 марта 1999 года, ОАО «Норильская горная компания» (заказчик) и ОАО «Норильский комбинат» (подрядчик) в лице соответственно исполнительного директора Геннадия Пивня и гендиректора Джонсона Хагажеева заключили договор генерального подряда на строительство № НГК-19-99, по которому:

«1.1. Подрядчик обязуется по заданию Заказчика выполнить на свой риск собственными и привлечёнными силами и средствами работы по строительству пускового комплекса Пеляткинского газоконденсатного месторождения (далее «Комплекс») в соответствии с условиями настоящего договора, проектно-сметной документацией, включая возможные работы, определённо в настоящем договоре не упомянутые, но необходимые для полного сооружения Комплекса и нормальной его эксплуатации …

1.3. Подрядчик обязуется выполнить работы и сдать законченный строительством Комплекс Заказчику «под ключ» в срок до 31 декабря 2000 года

2.1. Стоимость работ по настоящему договору составляет1 393 350 000 (один миллиард триста девяносто три миллиона триста пятьдесят тысяч) рублей в текущих ценах по состоянию на 01 января 1999 г.

Стоимость работ является ориентировочной.

Окончательная стоимость работ устанавливается Сторонами в соответствии с предоставленной в полном объёме проектно-сметной документацией и с учётом индекса удорожания сметной стоимости работ по строительству Комплекса …

Для исполнения настоящего договора Заказчик обязуется: …

4.2. Передать Подрядчику по акту материалы и оборудование с документацией предприятий-изготовителей, необходимой для его монтажа, которые входят в объём поставок Заказчика, по номенклатуре, в количестве и сроки, указанные в Графике поставки МТР /материально-технических ресурсов/ (Приложение № 2)».

Само собой разумеется, что цена данного договора была получена искусственно-расчётным путём, обеспечивавшим её плотную подгонку под объём рублёвых инвестиций ЗАО «Свифт», отправленных на расчётный счёт РАО «Норильский никель», – 1 миллиард 740 миллионов деноминированных рублей. Подчеркнём, при непременном учёте того, что на сумму в 352,3 миллиона деноминированных рублей ОАО «Норильская горная компания» приобрело материально-технические ресурсы (строительные материалы, спецодежда, ГСМ и так далее), осуществив расчёт из финансовых средств, полученных по договору займа от РАО «Норильский никель», а также, возможно, векселями ЗАО «Свифт»:

 

1 393 350 000 рублей + 352 300 000 рублей = 1 745 650 000 рублей,

что легко сравнимо с 1 740 000 000 рублей инвестиций.

 

Далее последовало заключение договора № НГК-20-99 от 5 апреля 1999 года на проведение технического надзора за строительством Пеляткинского ГКМ на период опытно-промышленной эксплуатации между ОАО «Норильская горная компания» (заказчик) и ОАО «Норильскгазпром» (исполнитель), устанавливавшего: «Срок выполнения всей работы с 1.04.1999 года по 1.03.2001 года».

Тогда же, 5 апреля 1999 года, состоялось подписание четырёхстороннего генерального соглашения № 03/ГК-с-03 между ОАО «Норильский комбинат», представленного гендиректором Джонсоном Хагажеевым, ОАО «Норильская горная компания» в лице исполнительного директора Геннадия Пивня, ОАО Норильскгазпром» и ОАО «Таймыргаз» соответственно в лице гендиректоров Сергея Сокола и Виктора Гороховского.

Складывалось впечатление, что этим генеральным соглашением предпринималась попытка задействовать в освоении и вводе в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ организационно-управленческий и производственно-хозяйственный ресурсы всех четырёх компаний системы «Норильский никель», действовавших на территории полуострова Таймыр, с отдалённой целью отвести потенциально возможную ответственность от генерального инвестора – ЗАО «Свифт», небесспорно выполнившее своё инвестиционное обязательство:

«1.1. Предметом генерального соглашения является достижение между Сторонами согласия о совместной реализации Проекта освоения Пеляткинского ГКМ с целью улучшения газоснабжения Норильского промышленного района.

Под Проектом в генеральном соглашении понимается: осуществляемые Сторонами работы, включающие в себя разработку проектно-сметной документации, строительство магистрального газопровода, конденсатпровода и метанолпровода от Северо-Солёнинского месторождения до Пеляткинского ГКМ, их обустройство, строительство шлейфов скважин, объектов по подготовке газа и газового конденсата к транспортировке, ёмкостей для хранения конденсата и других технологических объектов, а также оформление гражданско-правовых сделок и финансовых операций, относящихся к указанным работам.

Под Пеляткинским ГКМ в генеральном соглашении понимается: Пеляткинское газоконденсатное месторождение, находящееся в 210 км. к северо-западу от г. Дудинки, с извлекаемыми запасами газа 150 млрд. куб. м. и 7 млн. т. газового конденсата.

1.2. Генеральное соглашение заключается для обеспечения комплексного проведения работ по освоению Пеляткинского ГКМ с учётом пуска первой очереди месторождения в 2001 г., а также координации усилий Сторон, направленных на реализацию Проекта, создания эффективной системы управления работами по реализации Проекта, контроля за ходом и качеством строительства, обеспечения своевременного снабжения Сторон необходимыми материально-техническими ресурсами, финансовыми средствами, проектно-сметной документацией и рабочими чертежами, необходимыми разрешениями, свидетельствами и лицензиями со стороны органов государственной власти, включая вопросы землепользования под строительство магистрального газопровода, конденсатпровода, метанолпровода, инженерных и технологических коммуникаций установки первичной подготовки газа …

В целях исполнения генерального соглашения:

2.1. НГК /ОАО «Норильская горная компания»/ выполняет функции администратора Проекта, разрабатывает совместно с правовыми службами Сторон основную нормативно-правовую базу Проекта, определяет перечень договоров, необходимых для реализации Проекта, и обеспечивает их заключение между Сторонами; …

2.2. НК /ОАО «Норильский комбинат»/ осуществляет с привлечением квалифицированных специалистов строительство газопровода, конденсатпровода, метанолпровода и обустройство Пеляткинского ГКМ на условиях «под ключ»; …

2.3. НГП /ОАО «Норильскгазпром»/ осуществляет бурение скважин на Пеляткинском ГКМ, предоставляет для реализации Проекта складские помещения, технологическое оборудование и транспортные средства, необходимые для бурения.

2.4. ТГ /ОАО «Таймыргаз»/, являясь недропользователем Пеляткинского ГКМ в соответствии с Законом Российской Федерации «О недрах» № 2395-1 от 21 февраля 1992 г., предоставляет Сторонам право ведения работ на Пеляткинском ГКМ; …

3.4. Стороны обязуются не делать, не публиковать и не выпускать любые публичные заявления, пресс-релизы, отчёты или признания о существовании генерального соглашения, а также не раскрывать сроки, условия и статус сделок, предусматриваемых генеральным соглашением, без предварительного письменного согласия всех Сторон относительно содержания и времени выхода в свет такой информации, а также источника средств массовой информации, через который будет сделано заявление».

Как видно, уровень конфиденциальности этого документа откровенно зашкаливал.

Из анализа всех вышеуказанных договоров однозначно следовало то, что собственником почти всего имущественного комплекса Пеляткинского ГКМ (кроме затрат, ранее понесённых ОАО «Норильскгазпром») в результате стало ОАО «Норильская горная компания», использовавшее для финансирования освоения и ввода в опытно-промышленную эксплуатацию газоконденсатного месторождения средства, полученные по договору займа от РАО «Норильский никель».

К данному заключению без особого труда пришли и специалисты управления РАО «Норильский никель» и его дочерних компаний, собравшиеся в начале декабря 1999 года в Москве на совещании по теме поиска возможных вариантов ответов на два вопроса, связанных с истечением срока действия договора займа № 01/ZM от 12 августа 1997 года.

1. Если к 31 декабря 1999 года ОАО «Норильская горная компания» возвратит РАО «Норильский никель» полученную по договору целевого займа на освоение и ввод в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ сумму, равную 1 миллиарду 740 миллионам деноминированных рублей, то каким образом учесть на балансе РАО «Норильский никель» результаты освоения инвестиций, предоставленных ЗАО «Свифт»?

2. В соответствии с условиями договора генерального подряда на строительство № НГК-19-99 от 26 марта 1999 года ОАО «Норильский комбинат» обязалось выполнить весь комплекс подрядных работ по Пеляткинскому ГКМ «под ключ» к 31 декабря 2000 года, то есть через год после истечения срока действия упомянутого договора займа. Тогда каков будет размер по факту освоенных инвестиций в Пеляткинское ГКМ, отражённый в конкретных объёмах выполненных и принятых строительно-монтажных и иных работ в их рублёвом выражении и в иностранной валюте на дату возврата заёмных средств?

В ответе на второй вопрос приходилось учитывать, что на 12 августа 1997 года по валютному курсу рубля (5800 рублей/$) $ 300 миллионов было эквивалентно 1 триллиону 740 миллиардам неденоминированных рублей, а после 1 января 1998 года – 1 миллиарду 740 миллионам деноминированных рублей. Тогда как на 31 декабря 1999 года те же самые $ 300 миллионов по валютному курсу рубля (27 рублей/$) были эквивалентны уже 8 миллиардам 100 миллионам деноминированных рублей:

 

($ 300 000 000 x 5800 рублей/$) : 1000 = 1 740 000 000 рублей;

$ 300 000 000 x 27 рублей/$ = 8 100 000 000 рублей.

 

Вывод: возврат ОАО «Норильская горная компания» перечислением на расчётный счёт РАО «Норильский никель» денежных средств, ранее взятых по договору займа № 01/ZM от 12 августа 1997 года, в количестве 1 740 000 000 рублей, произошедший 31 декабря 1999 года, означал возврат не $ 300 000 000, а $ 64 444 000:

 

1 740 000 000 рублей : 27 рублей/$ = $ 64 444 444.

 

Даже тогда, в декабре 1999 года, мнения руководителей и специалистов РАО «Норильский никель» разделились по поводу того, как правильно стоит вести счёт внесённым ЗАО «Свифт» инвестициям:

– либо по денежной сумме, которую ЗАО «Свифт» фактически перевело на расчётный счёт РАО «Норильский никель», на тот момент эквивалентной $ 300 миллионам, тут же на основании договора займа № 01/ZM от 12 августа 1997 года перечисленной на расчётный счёт ОАО «Норильская горная компания»;

– либо от того, сколько финансовых средств ЗАО «Свифт» в их рублёвом и долларовом выражении фактически было вложено в освоение и ввод в опытно-промышленную эксплуатацию Пеляткинского ГКМ, причём с учётом того, что большая часть финансовых средств вернулась к ЗАО «Свифт» в обмен на выпущенные фирмой простые векселя.

Результатом прошедших дискуссий стала выработанная полуофициальная позиция генералитета РАО «Норильский никель», заключавшаяся в том, что основной акцент делался не на природе происхождения денег, направленных на освоение и ввод в эксплуатацию Пеляткинского ГКМ (за чей счёт «банкет»?), а на самом факте выполненных работ и введённом в эксплуатацию газоконденсатном месторождении.

Всё было направлено на то, чтобы по возможности совсем не касаться неприятных вопросов об источниках происхождения финансовых средств, израсходованных на «Пелятку»:

– толи это были на 100% инвестиции хозяев АКБ «ОНЭКСИМ-Банк», предоставленные через ЗАО «Свифт» и полностью израсходованные на приобретение материалов и финансирование выполнения строительно-монтажных и иных работ (что вряд ли!);

– толи большая часть строительно-монтажных работ по обустройству газоконденсатного месторождения, выполненная «под ключ» производственными силами и финансовыми средствами ОАО «Норильский комбинат», впоследствии повисла некомпенсированными затратами на балансе этой горнометаллургической компании (!).

 

 

5.5. Большая и малая политика на службе олигархического капитала

 

Практически завершая написание настоящей книги, хотелось бы предложить читателю рассмотреть клубок внеэкономических интересов «ПРИВАТ-капиталистического» – олигархического капитализма России, связанный из тех стратегических и тактических задач, решая которые, российские сверхкрупные буржуа постепенно расширяют и укрепляют сферы своего политического и общественного влияния.

Даже школьники, как правило, довольно хорошо представляют взаимосвязь между экономикой и политикой, выражающуюся в сущностной, зачастую личностной взаимозависимости и взаимопроникновении политики в экономику, как и наоборот. Сначала политика, отражавшая взгляды конкретных государственных фигур, в конце 80-х – начале 90-х годов XX века сменила в Росси экономический строй, сделав его буржуазно-«ПРИВАТ-капиталистическим» – олигархическим, после чего экономика сверхкрупного капитала, у руля которой встали олигархи-нувориши, принялась диктовать свои условия внутренней, а иногда и внешней политике России (!).

По сути дела, в России прошлого века Большая политика «слепила» Большую экономику, сделав ставку на сверхкрупный частный капитал, совсем не утруждая себя заботами о становлении и развитии малого и среднего бизнеса, доля участия которого в производстве внутреннего валового продукта страны весьма незначительна. Воспользовавшись предоставленной возможностью, «попилив» и распределив между собой добрую половину экономического потенциала Российского государства, Большая олигархическая экономика стала «лепить» Большую политику псевдодемократической направленности, посредством оказания финансовой поддержки продвижению своих верных и надёжных людей в органы государственной власти и управления страны.

В понимании самой сути понятия «олигархический капитализм» уже исторически заложено непременное его влияние на государственную политику, активное участие субъектов-носителей этого понятия в политической жизни страны. В России всё, как и везде, с единственной разницей, что, допустим, в США и Великобритании такие личности – олигархи – эволюционно «выращивались» в среде гражданского общества в течение, как минимум, 200 лет, и потому они культурней и в главном не отделяют своих интересов от интересов Отечества, тем более, приватно не обирают его.

В России же периода «Борисова правления» моложавенькие, совершенно беспринципные и подчёркнуто нагловатые субъекты, по большей части в прошлом какие-нибудь «комсомольцы-лаборанты» столичных ВУЗов, появились подобно распухшей пене революционного брожения 1991 года, легко почувствовавшей себя вне рамок того, что дозволено всем. Прибрав по результатам залоговых аукционов к рукам лучшие куски промышленного достояния Отечества, а по итогам псевдоконкурсов-аукционов закрепив их за собой, эта пена к концу XX века, снаружи затвердев и окрепнув, внутри оставшись гниловато-мягкой и слабой, приняла вид российского олигархического «ПРИВАТ-капитализма».

Понимая внутреннюю слабость и безыдейность своего немногочисленного сообщества субъектов, сумевших при помощи государственной власти, либо с её попустительства, пользуясь полужульническими афёрными методами, обобрать страну и стать инвалютными миллиардерами и мультимиллионерами, олигархи сходу приступили навязчиво убеждать российское гражданское общество в том, что всё идёт так, как и должно быть.

В ходе первичного накопления своих капиталов они не вспоминали о силе Закона, при каждом удобном случае ссылаясь на изданные им в угоду подзаконные указы облагодетельствовавшего их Президента России Бориса Ельцина. Однако, разбогатев на неправомерном присвоении государственной собственности, они тут же вспомнили о необходимости всеобщего уважения к праву частной, пусть даже приватно прихватизированной собственности, и стали уповать на силу Закона, по-видимому, не осознавая, что полученное неправедными методами правом Закона защищено быть никак не может!

В противном случае такое гражданское общество будет обречено на очень продолжительный по времени внутренний конфликт и процветание коррупции, ибо пережившие президентство Бориса Ельцина граждане страны лично убедились в несправедливой, а значит неправомерной политике правителей, потворствовавших незаконно-подзаконному обогащению единиц и одновременно способствовавших обнищанию десятков миллионов сограждан России.

Стремясь скорее укрепить недавно сложившийся статус-кво своего исключительного положения в российском гражданском обществе, олигархи желают не просто пассивно отслеживать и констатировать изменения во внутренней и внешней политике Российского государства, они намерены принимать во всех этих процессах наиактивнейшее участие. Методы достижения этого исторически «бородаты», чрезвычайно просты и заключаются, как уже отмечалось, в продвижении во власть своих верных людей.

В некотором роде, российские олигархи очень напоминают известного сказочного персонажа – Урфина Джюса, создававшего и оживлявшего деревянных солдатиков, предназначение которых было в покорном выполнении его воли. В людском окружении фактически любого олигарха, наряду с добропорядочными наёмными работниками, знающими меру в услужении, полным-полно «деревянных солдатиков», на лицах которых можно каждодневно наблюдать преданный взгляд и заискивающую улыбку, стремящихся всегда и во всём угодить хозяину. Конечно, среди «деревянных солдатиков» есть свои генералы, восседающие в депутатских, мэрских и губернаторских креслах, а также работающие на них офицеры среднего звена и, конечно, простой «деревянный» молодняк, которого старшие «деревянные» товарищи ещё только приучают к ощущению хруста денег в карманах и к мыслям о грядущих перспективах стать «деревянными офицерами».

Разумеется, служаки «деревянной армии» любого олигарха на первый взгляд ничем не выделяются из массы простых граждан России, это такие же люди, состоящие из плоти и крови, но отличающиеся одеревеневшим сознанием, бесповоротно зафиксировавшимся на постоянных мыслях о карьерном росте и личном обогащении.

Российские олигархи, те же Владимир Потанин и Михаил Прохоров, довольно быстро научились играть на струнах человеческих слабостей людских характеров – корыстолюбии, зависти, тщеславии и чувстве ложного патриотизма, систематическое переигрывание на которых приводит к выделению из общечеловеческой массы тех, кто после определённой финансово-карьерной обработки и перспективного стимулирования способен превратиться в «деревянных солдат».

Отобранный, как правило, высокообразованный заготовочный материал, проверенный на лояльность, покорность, управляемость и нестроптивость, – своеобразный кадровый резерв кандидатов в «деревянные солдатики», – ожидает часа своего распределения по отведённым позициям: то ли в управления других частных компаний, то ли в муниципальные самоуправления, то ли в органы представительной или исполнительной государственной власти. Каждому, исходя из его возможностей: знаний, опыта, возраста, внешности (портретной фотогеничности, наличия «профессорской бородки» и умного взгляда) и исключительно личностных способностей, включающих в себя и природный дар уметь принимать вид задумавшегося мудреца в ходе рассмотрения вопроса, в котором лицо совершенно не разбирается и самостоятельно разобраться не сможет, – подбиралось «доходное место».

В большинстве случаев внедрение верных людей, готовых беспрекословно подчиняться распоряжениям высокопоставленных менеджеров системы компаний «Норильский никель», либо непосредственно двух её хозяев, в федеральные и региональные органы и структуры государственной власти, а также муниципалитеты, происходит путём использования возможностей некоммерческих организаций, коими чаще являются разнообразные политические партии (!).

В декабре 1998 года в Норильске для этих целей даже была специально создана так называемая «Северная партия», формальными «отцами-основателями» которой по разным побудительным мотивам выступили 45 человек. Настоящим же прародителем этого подолигархического общественного новообразования, как в лучших традициях спецслужб, была Дирекция по экономической безопасности и режиму Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель». Временным руководителем «Северной партии» назначили бывшего последним первого секретаря норильского горкома комсомола Юрия Захаринского, перед которым была поставлена главная задача, заключавшаяся в тщательной подготовке электората избирателей Большого Норильска и Таймырского автономного округа к избранию сторонников деловой коалиции Потанин – Прохоров на ближайших выборах в местные и окружные органы власти.

Вот как, к примеру, работу этой партии по прошествии 3 лет оценивал Директор по экономической безопасности и режиму Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель» Анатолий Ковригин в служебной записке № ЗФ-113/28 кф. от 4 февраля 2002 года на имя первого заместителя гендиректора ОАО «ГМК «Норильский никель» Джонсона Хагажеева:

«Дирекция по экономической безопасности и режиму предложила создать подконтрольное региональное политическое объединение, получившее в дальнейшем наименование «Северной партии». При полном одобрении со стороны руководства Компании, Дирекция сформировала организацию и в течение 2 лет осуществляла руководство ею.

К текущему времени «СП» /»Северная партия»/ полностью выполнила ставившиеся перед ней задачи первого этапа:

– вытеснила недружественные старые партии и движения и воспрепятствовала проникновению в регион новых (последний опрос населения показал, что из числа местных политических сил «СП» пользуется предпочтением у 23,7% опрошенных, за следующую за ней «Ассоциацию коренных норильчан» выступают только 7,1%);

– приняла деятельное и эффективное участие в ряде местных и региональных выборов, её лидер О.Бударгин стал мэром Норильска, а её члены составили костяк Городского совета;

– приобрела позитивную известность в ЕМО /Едином муниципальном образовании/ г. Норильск, в ТАО /Таймырском автономном округе/, крае /Красноярском крае/, в меньшей степени на российском уровне.

Во время предвыборной кампании в Законодательное собрание края «СП» использовалась как политическая платформа для массированного продвижения наших сторонников в ЗСК /Законодательное собрание края/. 23 декабря 2001 г. блок «Северная партия» преодолел 5%-ный барьер, набрав по многомандатным округам 6,75% голосов, что обеспечило кандидатам от блока 2 места в Законодательном собрании.

В ЕМО г. Норильск за избирательный блок «Северная партия» проголосовало 79% избирателей, в ТАО – 64,7% …

Таким образом, к настоящему времени у ОАО «ГМК «Норильский никель» создана политическая сила, «раскрученная» на региональном и краевом уровне, которую выгодно иметь для достижения политических целей. Однако после выхода Закона о политических партиях, регламентирующего формирование партий и объединений, её существование в нынешнем статусе ставится под угрозу. В связи с этим, в качестве следующего этапа развития «СП», нами изучается целесообразность её дальнейшего преобразования (простой роспуск организации на наш взгляд нелогичен). В качестве основных вариантов развития ситуации могут рассматриваться:

1. «СП» становится филиалом некой другой крупной политической организации – в этом случае, надо постараться как можно выгоднее её «продать»;

2. «СП» превращается в федеральную политическую партию – при таком развитии необходимо основательно проработать законодательную базу с тем, чтобы выяснить, что для этого требуется.

Очевидно, что более предпочтительным и одновременно более сложным в исполнении является второй вариант. Так, к настоящему времени отделения партии открыты только в Дудинке, С.-Петербурге, Минусинске, численность организации составляет 264 члена. Поэтому, в случае принятия второго сценария, потребуется (и представляется возможным) создать отделения «СП» и в других городах России, с тем чтобы обеспечить выполнение «Северной партией» определённых Законом о политических партиях условий: общая численность – 10 000 членов; отделения с численностью не менее 100 человек в 46 субъектах федерации.

По-видимому, в случае преобразования «СП» в федеральную партию, встанет вопрос и о её новом лидере. Учитывая перспективные планы ОАО «ГМК «Норильский никель» по расширению своего экономического и политического влияния в Красноярском крае, ведущую роль Губернатора ТАО /Таймырского автономного округа/ Хлопонина А.Г. в избирательном блоке «Северная партия» видится оптимальным оснастить последнего дополнительным «рычагом» политического воздействия в виде собственной партии.

Однако прежде чем вплотную приступить к реорганизации «СП», необходимо уточнить несколько основополагающих позиций и в первую очередь:

насколько каждый из вариантов согласуется с интересами холдинга «Интеррос»;

готовность головных структур нести серьёзные финансовые расходы, вероятную реакцию федерального Центра на создание новой общероссийской партии (по 2-му варианту);

– с какой из уже реорганизовавшихся политических партий возможен и предпочтителен союз (1-ый вариант)».

Думается, что какие-либо комментарии к процитированному отрывку из служебной записки полковника Федеральной службы безопасности России в отставке, действительно построенной в стиле обзорных аналитических докладов офицеров российских спецслужб, совершенно излишни (!).

 

«Великие» реформаторы «Борисова правления» Егор Гайдар и Анатолий Чубайс, проштрафившийся дефолтом экс-премьер Сергей Кириенко и вскоре присоединившийся к ним Борис Немцов в 1999 году образовали политический блок «Союз правых сил» (СПС), реорганизовавшийся позднее в одноимённую политическую партию, чья доктрина служила интересам сверхкрупного частного капитала, защищала олигархическую прихватизированную частную собственность. Подобного рода политическая поддержка «ПРИВАТ-капитализма» России, в какой-то степени творимая СПС по либерально-буржуазным идейным соображениям, ещё и активно стимулировалась весьма щедрыми спонсорскими пожертвованиями известнейших олигархических структур.

Однако с приходом к власти Президента России Владимира Путина, развернувшего внутреннюю политику Российского государства лицом к мелкому и среднему частному бизнесу, субъекты олигархического сообщества стали постепенно вносить зримые коррективы в свои политические пристрастия. После же «отправки в места не столь отдалённые» успевшего напортачить с налогами хозяина ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» Михаила Ходорковского они и вовсе принялись наперебой поражать гражданское общество действиями, в некотором смысле отдалённо напоминавшими меценатство, вовсю стараясь верноподданническими жестами умилостивить нового властителя Кремля и России.

Всемогущие, самодовольные и нагловатые олигархи начала XXI века для вида присмирели, кинувшись жертвовать копеечные финансовые средства в проведение ремонтно-восстановительных работ исторических памятников архитектуры Санкт-Петербурга, ведь из него вышел во власть сам Путин, и оказывать помощь Православной Патриархии, заручаясь поддержкой если и не небесного Божественного Создателя, то Патриарха всея Руси.

Кстати, усилия того же Владимира Потанина не пропали даром, и его, фактически обобравшего свою страну, Патриархия в январе 2004 года удостоила ордена князя Даниила Московского II степени за финансовые вливания в реализацию патриаршей программы «Храмы российской глубинки».

Но если Владимир Потанин действительно является человеком столь духовным, то почему вместо грошовых расходов на две – три сотни повышенных студенческих стипендий («потанинок»), он без лишней саморекламы не спонсирует значительные финансовые средства в помощь больным, пожилым и просто малоимущим россиянам, предпочитая заниматься лишь теми направлениями меценатства, кои хорошо просматриваются из Кремля? Ответ очевиден: ему нет необходимости молча творить Добро, творца плодов которого и без пропиаривания, рано или поздно, народная молва из уст в уста прославила бы по всей России; нет, он желает сегодня и сейчас «прогнуться» перед Президентом России Владимиром Путиным. Вот и пестрят различные средства массовой информации примерами «меценатских щедрот» российского олигарха и подобных действий иных членов олигархического элитного клуба «козырных» нуворишей.

Олигархизм намного гибче, пластичней, если хотите. Для него ничего не стоит при необходимости «спрятать зубы под овечьей шкурой» и, покривившись, временно проникнуться проблемами страждущих, делая всё что угодно, лишь бы не быть совсем отторгнутым Властью, продолжая влиять на неё. А когда Президент России Владимир Путин демонстративно отодвинул от Кремля сверхкрупный частный капитал, установив незримый барьер между государственной властью и бизнесом, чего не было при Борисе Ельцине, олигархический капитал напрягся, осознав, что для него такой настрой главы государства не оставил выбора, кроме как стараться даже дышать в такт политики Путина.

По возможности российские олигархи стараются «протолкнуть» подготовленных и подобранных для этих целей «деревянных солдатиков» в Государственную Думу и Совет Федерации Федерального Собрания России, способствовать тому, чтобы они заняли кресла влиятельных высокопоставленных госчиновников Кремля и Белого Дома, кого угодно ещё, лишь бы эти люди оказались «ближе к телу» президента страны.

Суть «проталкивания» олигархами своих верных людей на высокопоставленные должности в среде госчиновничества России заключается в том, что профессиональная деятельность этих, зачастую неосознанных носителей идей олигархизма, их советы и консультации способны периодически оказывать влияние на формирование мнений, выработку позиций по тем или иным вопросам Президента России и лиц его ближайшего окружения (!).

Политическая беспринципность и хамелеонство членов деловой коалиции Потанин – Прохоров и их высокопоставленных менеджеров отлично просматривается в уже приводившейся служебной записке Директора по экономической безопасности и режиму Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель» Анатолия Ковригина № ЗФ-113/28 кф. от 4 февраля 2002 года:

«С осени 2001 года нами отслеживается информация в отношении всероссийской общественной организации ОПОРа. Анализ полученных сведений свидетельствует о серьёзном интересе и внимании Президента РФ к малому и среднему бизнесу. На это же прямо указывает тот факт, что в администрации Президента ОПОРу курирует Главное управление внутренней политики (советник Николаева Елена Леонидовна).

14.12.2001 г. в Красноярске состоялась объединительная конференция по созданию Красноярского регионального филиала ОПОРы, в которой приняли участие члены Президиума ОПОРы, руководители и представители администраций Красноярского региона, руководители общественных объединений предпринимателей Красноярского края, представители коммерческих структур. Результатом работы Конференции явилось создание регионального филиала ОПОРы и выборы Координационного Совета (в который в результате действий Дирекции вошли 2 наших представителя).

Полагаю, что формирование собственных филиалов ОПОРы может стать одним из направлений по завоеванию Красноярского края. В связи с этим предлагаю осуществить следующие мероприятия:

1. Запросить Москву о содействии в установлении контактов наших представителей в Координационном совете Красноярского филиала непосредственно с головной организацией ОПОРы, получить от них установки по созданию филиалов.

2. Начать формировать наши филиалы в соответствии с позициями, которые предоставит Москва.

3. Создать филиалы ОПОРы под эгидой ТАО /Таймырский автономный округ/ либо в форме Норильских кустов, подчиняясь Москве (как вариант – можно войти в Красноярское отделение).

Механизм создания:

– изучить поле промышленного бизнеса (строительство, газпром, транспорт, торговля, развлечения);

– определить в них фирмы – «законодатели моды» (должны отвечать следующим требованиям: порядочность, готовность играть в политику, но не фанатично; отсутствие проблем с законностью; финансовая состоятельность);

– подобрать 15 – 16 человек в качестве актива для создания организации (название должно быть определено таким образом, чтобы «перекрыть» все предпринимательские сферы НПР /Норильского промрайона/), разбить людей на категории, с каждым провести персональное собеседование …;

– провести неформальную встречу с отобранными кандидатурами, инициировать проведение общей конференции представителей малого и среднего бизнеса (не вовлечённые в этот процесс предприниматели окажутся разрозненными перед лицом этой инициативной группы);

– провести конференцию по разработанному нами сценарию, в решении которой должно быть отображено, под эгидой кого создаётся филиал – головной ОПОРы или её Красноярского отделения;

– осуществить аналогичную работу в ТАО /Таймырский автономный округ/, для чего подготовить предложения на имя зам. губернатора Кузнецова Л.В.

В последующем, после согласования вопроса с руководителем краевой ОПОРы Кадулиным В.А. и другими заинтересованными лицами, филиалы ОПОРы, зависимые от ОАО «ГМК «Норильский никель» могут быть созданы южнее Норильска».

Но всё это не пригодилось, поскольку по странному стечению обстоятельств через 2,5 месяца, прошедших со дня написания данной служебной записки, 28 апреля 2002 года губернатор Красноярского края Александр Лебедь, откровенно неудобный политический деятель для хозяев и менеджеров ОАО «ГМК «Норильский никель», трагически погиб в авиакатастрофе на юге Ермаковского района края. Хозяевам системы компаний «Норильский никель» и ФПГ «Интеррос» открылся наиболее прямой путь к «завоеванию Красноярского края», и вопрос о создании разветвлённой сети филиалов ОПОРы был снят.

К тому же вскоре в Москве произошли знаковые события, в ходе которых на политическую арену вышла «Всероссийская политическая партия «Единая Россия», созданная путём реорганизации Общероссийской общественной организации «Союз «Единство» и «Отечество», в руководстве которой обозначились ряд ближайших питерских соратников Владимира Путина. Многие из российских олигархов, почуяв «откуда дует ветер», постепенно стали изменять вектор стратегии пристрастий и интересов в большой политике, ограничив финансовую поддержку СПС, одновременно приступив к интенсивному «проталкиванию» своих верных, проверенных временем и деньгами людей поближе к составу верховного руководства будущей партии власти.

В результате значительных организационно-финансовых усилий двух олигархов – хозяев ФПГ «Интеррос» и системы компаний «Норильский никель», Александр Хлопонин сначала в сентябре – октябре 2002 года с большими напрягами и скандалами («нет дыма без огня!») стал губернатором Красноярского края, а затем оказался и среди руководителей Всероссийской политической партии «Единая Россия» (!).

 

* * *

Некоторые читатели, возможно, вполне скептически заявят, что, мол, известное дело – работал достойный человек руководителем компании по найму у Владимира Потанина и Михаила Прохорова, трудясь на олигархов, а затем народонаселение избрало его губернатором Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, а позднее – губернатором Красноярского края, и стал трудиться исключительно на благо народа.

Категорически возражая против подобного поверхностного и не совсем сведущего подхода к губернаторствам Александра Хлопонина, приведём следующие доводы.

Во-первых, Александр Хлопонин не был самостоятелен в принятии решений относительно своего политического будущего.

В начале 2000 года в интервью корреспонденту корпоративного журнала «Интеррос» Наталье Боровковой тогда гендиректор РАО «Норильский никель» Александр Хлопонин полушутя-полусерьёзно заявил: «Что же касается меня лично, то из РАО я уйду только на пенсию. Если серьёзно, то я не вижу в холдинге более важного стратегического объекта, чем РАО». (Журнал «Интеррос», № 1, 2000 г., стр.21)

Из этого следует, что в январе 2000 года Александр Хлопонин не собирался становиться губернатором Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, но в течение следующего года его настрой диаметрально поменялся, и, победив 28 января 2001 года на выборах, он занял должность губернатора Таймыра, сменив Геннадия Неделина, изрядно поднадоевшего хозяевам ФПГ «Интеррос».

Уход Александра Хлопонина в политику объяснялся двумя причинами:

1) держать под полным контролем всё, что связано с лицензированием недропользования и отслеживанием выполнения Заполярным филиалом ОАО «ГМК «Норильский никель» и ОАО «Таймыргаз» условий прилагавшихся к лицензиям соглашений, разумеется, для деловой коалиции Потанин – Прохоров было намного проще и эффективней, имея дело с «ручным» губернатором Таймыра;

2) прорабатывать и выстраивать стратегию налогового планирования ОАО «ГМК «Норильский никель», добиваться желаемых результатов в переговорах по урегулированию межбюджетных отношений со своенравным губернатором Красноярского края Александром Лебедем было для деловой коалиции Потанин – Прохоров намного проще, держа в кресле губернатора Таймыра верного человека.

Вот потому-то олигархическая «партия Потанина» скомандовала: «Надо!». На что «комсомолец» Хлопонин ответил: «Есть!», – и пошёл избираться в губернаторы.

Потому-то по команде сверху в декабре 2000 года заместитель гендиректора Заполярного филиала ОАО «Норильская горная компания» (с весны 2001 года – ОАО «ГМК «Норильский никель«) Олег Бударгин баллотировался и был избран мэром Норильска, укрепив свои, а значит, и «партии Потанина», позиции в муниципалитете приведёнными за собой из частной компании «деревянными солдатами».

После своего избрания губернатором Таймырского автономного округа, вступая в должность, Александр Хлопонин произнёс:

«Уважаемые жители Таймыра! … Ваш покорный слуга стоит перед вами в качестве Губернатора. Поверьте, – для развития нашего округа мне нужен будет каждый из вас. Мне нужна энергия молодёжи, опыт зрелости и мудрость старшего поколения. Дело в том, что только вместе мы сможем сделать так, чтобы наша молодёжь имела достойную работу, а старики – достойно жили. Нам всем вместе надо сделать так, чтобы мы гордились, что живём на Таймыре. Развитие нашего округа должно стать примером развития всей России». (Журнал «Факел Таймыра», № 2 – 3 (23 – 24), 2001 г., стр. 7)

И позднее, когда Александр Хлопонин претендовал на занятие должности губернатора Красноярского края, его пиар-менеджеры и имиджмейкеры продолжили использовать этот давным-давно известный способ обращения, рекомендуемый профессиональными психологами – специалистами в области знания психологии больших масс населения и характера поведения толпы: «Нам всем вместе».

В зарубежных странах развитых и не очень развитых демократий кандидаты быть избранными куда-либо также частенько находят путь к сердцам избирателей через простое и понятное им обращение: «All together!».

Так уж устроен человек, что стоит ему увидеть на рекламном щите улыбающееся лицо, причём практически всё равно кого, под которым начертано «Все вместе», как он внутренне, сам того не замечая, невольно располагается к лицу, изображённому на плакате. Простой избиратель на уровне интуиции начинает допускать, что вот этот мило улыбающийся человек с плаката действительно тот, кто сможет, мобилизовав всех, быстро, дружно и сообща решить все социально-бытовые проблемы, преследующие народонаселение региона. Именно такой метод работы с широким кругом потенциальных избирателей применяли пиар-менеджеры Александра Хлопонина, завесив летом – осенью 2002 года весь Красноярск и другие населённые пункты его портретами с бессмысленной, на первый взгляд, фразой: «Лучше вместе!».

Непонятно одно, что «лучше вместе!» – жить, работать, делить деньги или невзгоды, что?..

Ведь даже человеку, несведущему в политике, и так ясно, что уровень жизни губернатора, выходца из олигархической среды, несравним с уровнем существования среднестатистического избирателя Красноярского края, слишком разный у них «вкус хлеба».

Во-вторых, действия Александра Хлопонина в губернаторских должностях по ряду принципиальных вопросов были направлены на решение стратегических задач, поставленных хозяевами ФПГ «Интеррос» и ОАО «ГМК «Норильский никель».

Сравним два события.

1. Не найдя в переговорном процессе с администрацией губернатора Красноярского края Александра Лебедя желаемый компромисс по вопросам межбюджетного перераспределения налогов, уплачиваемых с деятельности ОАО «ГМК «Норильский никель» в бюджет субъекта Российской Федерации, губернатор Таймыра Хлопонин инициировал проработку варианта выхода Большого Норильска из юрисдикции администрации Красноярского края (!).

Разумеется, что данная инициатива была тут же поддержана администрацией города Норильска, ведущие руководящие должности в которой занимали ставленники подолигархического менеджмента ОАО «ГМК «Норильский никель». Так, 27 февраля 2002 года председатель Городского Совета единого муниципального образования «город Норильск» Сергей Шмаков подписал решение № 15-192 «Об обращении Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа», которым устанавливался порядок проведения опроса населения Большого Норильска по вопросу выхода этого муниципального образования из административного подчинения Красноярскому краю:

«Рассмотрев заявление Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 30 января 2002 года и её обращение от 19 февраля 2002 года к депутатам Городского Совета единого муниципального образования «город Норильск» и Главе единого муниципального образования «город Норильск», принимая во внимание, что вопрос, изложенный в заявлении, напрямую касается интересов каждого жителя единого муниципального образования «город Норильск», Городской Совет решил:

1. Предложить населению единого муниципального образования «город Норильск» высказать своё мнение по существу заявления депутатов Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 30.01.2002 г.

2. Формой учёта мнения населения единого муниципального образования «город Норильск» избрать опрос.

3. Утвердить:

3.1. Положение о проведении опроса (Приложение № 1);

3.2. Состав Комиссии по проведению опроса и её полномочия (Приложение № 2);

3.3. Форму опросного листа (Приложение № 3);

3.4. Форму мандата уполномоченного Городской опросной комиссии единого муниципального образования «город Норильск» (Приложение № 4).

4. Контроль за исполнением настоящего решения возложить на постоянную комиссию по законности и местному самоуправлению (Кравченко Г.В.).

5. Решение вступает в силу с момента принятия.

6. Настоящее решение опубликовать в газете «Заполярная правда».

Прилагавшееся к данному решению «Положение о порядке проведения опроса населения единого муниципального образования «город Норильск», устанавливало:

«1.1. Опрос проводится с целью выявления мнения населения по нижеприведённому вопросу:

«Согласны ли Вы с тем, что в едином муниципальном образовании «город Норильск», расположенном на территории Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, должно действовать исключительно законодательство ТАО в соответствии с Конституцией и законодательством РФ, о чём должны быть внесены изменения в соответствующие правовые акты?».

1.2. Опрос проводится с 9-00 часов 28-го февраля 2002 года до 20-00 часов 4-го апреля 2002 года».

К размноженному и распространённому по предприятиям и организациям Норильского промрайона решению Городского Совета о проведении опроса без подписи, а значит – неофициально (!), на одном листочке прилагался агитационный материал, в котором отмечалось, что выход Большого Норильска из подчинения Красноярскому краю в частности позволит:

– принимать местные законы, направленные на повышение благосостояния жителей всего Таймырского автономного округа;

– оперативно принимать грамотные управленческие решения в сложных географических и климатических условиях, особенно в чрезвычайных ситуациях;

– отследить расходование бюджетных средств на территории Таймырского автономного округа;

– произвести целевую разработку новых месторождений, необходимых для перспективного развития ОАО «ГМК «Норильский никель»;

– оптимизировать механизм государственного регулирования цен на энергоносители, транспортные перевозки;

– резко изменить направление развития объектов транспортной и производственной инфраструктуры, социальной, культурной и научной сферы от краевой политики «латания дыр» до построения чёткой работоспособной (жизнеспособной) системы;

– наладить оптимальный режим контроля над въездом и выездом иногородних граждан с территории Большого Норильска;

– снизить уровень преступности на территории Таймырского автономного округа;

– развить собственное производство северных продуктов питания.

Просто удивительно, как всё это увязывалось с административно-территориальным подчинением Большого Норильска Красноярскому краю? Каким образом устанавливалась причинно-следственная связь между выходом Большого Норильска из подчинения Красноярскому краю и снижением уровня преступности на территории Таймырского автономного округа? Совершенно ясно, что у тех, кто готовил эти материалы, всё хорошо с воображением, но очень плохо с логическим мышлением.

Главную же причину, из-за которой была заварена вся эта опросная каша, депутаты Думы Таймырского автономного округа, возглавляемой экс-председателем Совета трудового коллектива ОАО «Норильский комбинат» Виктором Ситновым, предусмотрительно обошли стороной. Даже шёпотом народные избранники не согласились поведать народонаселению Большого Норильска и Таймырского автономного округа, что освобождение от административно-территориальной управленческой опеки Красноярского края позволит не только увеличить количество налогов, остающихся на территории округа от деятельности ОАО «ГМК «Норильский никель», но и существенно уменьшить абсолютные значения данного вида налогов, уплачиваемых этой компанией (!).

Однако в период своего посещения 22 марта 2002 года Норильского промрайона, а затем – Красноярска, Президент России Владимир Путин проявил осведомлённость в сути проблемы, констатировав, что доля ОАО «ГМК «Норильский никель» во внутреннем валовом продукте России составляла 1,2%, а налогов компания платила всего 1% от общей суммы налоговых сборов в стране. Глава государства тут же на месте задал вопрос, так и оставшийся без ответа: «Где ещё 0,2%?».

Примечательно, по информации, взятой с интернет-сайта «Политика» за 23 марта 2002 года, миротворческая миссия Президента России Владимира Путина была связана не с урегулированием спора между субъектами Российской Федерации – Красноярским краем и Таймырским автономным округом, а между краем и ОАО «ГМК «Норильский никель», за которым стояли два известных российских олигарха. Это очень показательно, так как по сути своей обнажало причинно-следственную связь между действиями подолигархических государственных и муниципальных чиновников Таймырского автономного округа и норильского муниципалитета и теми, кому это было по-настоящему выгодно, кто «оплачивал банкет» по случаю подведения итогов заказного опроса северян (!).

Результатом посещения Президентом России Владимиром Путиным Красноярского края стало закрепление существовавшего статус-кво, согласно которому Таймырский и Эвенкийский автономные округа входили в структуру Красноярского края, что не мешало заинтересованным сторонам в переговорном процессе решать вопросы пересмотра в сторону уменьшения налоговых отчислений, перечисляемых в краевой центр.

И всё же, несомненно, если бы факт юридического оформления выхода Норильского промрайона из административного подчинения Красноярскому краю состоялся, то край попал бы в список дотационных административно-территориальных образований Российской Федерации, а абсолютное значение начисляемых и уплачиваемых ОАО «ГМК «Норильский никель» налогов в бюджет субъекта федерации уменьшилось бы.

В этом и заключалась главная причина проведённого опросного действа, в которое решениями подолигархических государственных и муниципальных чиновников были втянуты жители населённых пунктов Большого Норильска.

2. Как уже отмечалось, 28 апреля 2002 года в авиакатастрофе трагически погиб губернатор Красноярского края Александр Лебедь. Это повлекло за собой проведение избирательной кампании по досрочному избранию нового главы исполнительной власти края, подведя итоги которой, 29 сентября 2002 года Избирательная комиссия вынесла решение «Об определении результатов выборов губернатора Красноярского края», согласно которому выборы губернатора «признавались недействительными и назначались повторные выборы – на 2 марта 2003 года».

Разумеется, что такой вариант развития событий совершенно не устраивал хозяев ФПГ «Интеррос» и ОАО «ГМК «Норильский никель», изо всех сил старавшихся «втиснуть» Александра Хлопонина в кресло губернатора края, к тому же до того дня подобных прецедентов в России просто не существовало и, соответственно, в стане российских олигархов он не просчитывался.

Причиной такого вердикта Избирательной комиссии Красноярского края была масса задокументированных претензий правового характера, указывавших на небезупречное соблюдение правовых норм действовавшего российского избирательного законодательства со стороны лиц, уполномоченных представлять интересы кандидатов в губернаторы и организовывать им предвыборную агитацию на местах. Резонные сомнения членов Избирательной комиссии края вызвала настоящая списочная чехарда, произошедшая на участках Территориальной избирательной комиссии Норильска, где во втором туре губернаторских выборов количество граждан, внесённых в дополнительные списки избирателей, более чем на 4 тысячи человек превысило число граждан, внесённых в дополнительные списки избирателей во время проведения первого тура выборов.

Представители кандидатов в губернаторы Красноярского края – Александра Усса и Александра Хлопонина – встретились в суде. В то время как 3 октября 2002 года в Московском Кремле Президент России Владимир Путин провёл встречу с самими кандидатами в губернаторы Красноярского края, завершая которую глава государства вынес решение, что до установления всех обстоятельств скандальной избирательной кампании Александр Хлопонин, «как получивший наибольшее количество голосов», будет исполнять обязанности губернатора края. В итоге Александр Усс остался в должности председателя Законодательного собрания Красноярского края.

Думается, на такое решение Президента России повлиял и весомый фактор того, что накануне этой рабочей встречи все действовавшие заместители губернатора Красноярского края, по некоторым данным, с которыми члены команды Александра Хлопонина, подобрав нужную тональность, провели разъяснительные беседы, подали заявления об отставке, что фактически ликвидировало исполнительную власть Красноярского края.

Вот как сложившаяся ситуация описывалась на интернет-сайте «Известия RU» за 14 июля 2003 года:

«Хлопонин – губернатор не только и не столько в силу избрания его жителями края, сколько благодаря позиции федеральной власти, не пожелавшей создавать рискованного прецедента отмены итогов выборов. Свобода его действий ограничена, причём самой высокой инстанцией, не давшей ему даже возможности отстоять свою репутацию в суде. И совершенно понятно, что «Интеррос» не сможет, по крайней мере в обозримом будущем, действовать в логике «победитель получает всё».

«Приватизация» края в таких условиях невозможна, а, следовательно, главная цель выдвижения Хлопонина не достигнута».

Заключительный вывод автора статьи, размещённой на сайте уважаемого газетного издания, вызывает большие сомнения. Судите сами: как только 3 октября 2002 года волей главы государства Александр Хлопонин был наделён властью над всем Красноярским краем, то сразу же (в октябре 2002 года) олигархи – хозяева ФПГ «Интеррос» и ОАО «ГМК «Норильский никель» приобрели у Хазрет Совмена 100% акций ЗАО «Золотодобывающая компания «Полюс» (!).

Следовательно, скрытая промышленная приватизация активов Красноярского края началась прямо с ходу, то есть по выходу исполнявшего обязанности губернатора Красноярского края Александра Хлопонина из кабинета Президента России Владимира Путина!

Итак, как только Александр Хлопонин почувствовал себя комфортно в кресле губернатора Красноярского края, он тут же позабыл обо всех ранее предпринимаемых глупостях по избавлению Норильского промрайона от властно-административного подчинения краевому центру. Выяснилось, что под влиянием экономико-политических интересов двух российских олигархов меньше чем за год, вместе со сменой губернаторств, Александр Хлопонин успел диаметрально изменить и своё мировоззрение относительно административной подчинённости населённых пунктов Большого Норильска. «Начхав» на принципиальность слов и дел, ведомый лишь алчными интересами олигархов, поднявших его к вершинам краевой власти, он вмиг превратился в убеждённого сторонника доктрины единого и неделимого Красноярского края.

Причин же тому было две:

1) сформулированная Президентом России Владимиром Путиным идея проведения административно-территориальной реформы, направленной на сокращение числа субъектов Российской Федерации путём их объединительного укрупнения, во-первых, не оставила олигархам поля для иного манёвра, во-вторых, и это главное, идеально соответствовала их стратегическим замыслам установления собственного доминирующего положения над природно-сырьевыми богатствами края.

Разумеется, ведущая роль в расширении сфер влияния деловой коалиции Потанин – Прохоров, связанной с участием их олигархических капиталов в других промышленных компаниях юга Красноярского края, отводилась Александру Хлопонину с его губернаторским административно-управленческим ресурсом, который в итоге позволил:

а) гарантированно обеспечить государственную поддержку со стороны чиновников администрации Красноярского края деятельности ОАО «Полюс Золото», созданной целиком на базе активов приобретенного в октябре 2002 года ЗАО «Полюс».

Речь идёт, прежде всего, о целевом финансировании из средств бюджета Красноярского края процессов создания и дальнейшего развития социальной и промышленной инфраструктур (строительство дорог, возведение ЛЭП и благоустройство населённых пунктов) в тех районах Красноярского края, где «зацепилась» частным бизнес-интересом деловая коалиция Потанин – Прохоров.

Иными словами, в настоящее время слишком велика вероятность того, что в период губернаторства Александра Хлопонина администрация Красноярского края будет отдавать предпочтение поддержке за счёт средств краевого бюджета развития инфраструктуры именно золотоносных районов края, проводя по остаточному принципу финансирование развития инфраструктур других районов Красноярья (к примеру, той же Игарки).

Самое главное, складывается впечатление, что само по себе подобное (хочется верить бескорыстное со стороны госчиновничества!) формально-неформальное сотрудничество олигархического частного капитала и поддерживающего его губернатора совсем не порицается, а в концептуальном виде даже поддерживается федеральными властями.

Кратко и лаконично о сути такого, в какой-то степени взаимовыгодного, сотрудничества в интервью корреспонденту журнала «Норильский никель» Марии Уваровой высказался замгендиректора ОАО «ГМК «Норильский никель» Максим Финский: «Хорошо, если государство будет помогать с созданием инфраструктуры, а всё остальное мы сделаем сами». (Журнал «Норильский никель», № 4 (35), 2007 г., стр. 17)

Конечно, администрация Красноярского края обязательно будет помогать хозяевам системы компаний «Норильский никель» создавать инфраструктуру в местах приложения олигархического капитала, что непременно повлёчёт за собой рост капитализации конкретных компаний, таких как ОАО «Полюс Золото», а остальное, конечно, нанятый олигархами менеджмент сделает сам.

Следовательно, можно констатировать, что в цене акций таких компаний, как ОАО «Полюс Золото», незримо учтён мощнейший административно-управленческий потенциал губернатора Красноярского края, а значит, Владимиру Потанину и Михаилу Прохорову только по этой причине стоило сделать всё возможное и невозможное, чтобы Александр Хлопонин всё-таки стал губернатором Красноярского края (!);

б) обеспечить государственную поддержку диверсификации финансовых вложений олигархических капиталов в другие, непрофильные для горнодобывающего и металлургического бизнеса сферы производственно-хозяйственной деятельности, такие, как энергетика, транспорт (водный речной и авиационный) и тому подобное.

Оперируя информацией, почерпнутой из газет, приведём две небольшие цитаты:

«Вчера Александр Хлопонин заявил, что одобряет идею генерального директора ГМК «Норильский никель» Михаила Прохорова о приобретении компанией пакета акций Красноярской ГЭС. Учитывая, что средства от дополнительного выпуска акций гидроэлектростанции планируется направить на достройку Богучанской ГЭС, Михаил Прохоров сможет существенно нарастить влияние «Норникеля» в энергетической отрасли Красноярского края»; (Газета «Коммерсант», 12 февраля 2004 г., № 25)

«Глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс встретился в Москве с губернатором Красноярского края Александром Хлопониным, чтобы обсудить перспективы запуска конкурентного сектора оптового рынка электричества в Сибири, а также достройку Богучанской ГЭС. Стороны договорились не отдавать сибирские ГЭС владельцу «Русского алюминия» Олегу Дерипаске». (Газета «Коммерсант», 13 марта 2004 г., № 45)

Прекрасно видно, как на практике используется административно-управленческий ресурс губернатора Красноярского края Александра Хлопонина, действующего исключительно волюнтаристски: этому своему олигарху – дадим, а тому чужому олигарху – не дадим усилить своё влияние в энергетической отрасли Красноярского края;

2) вторая причина заключается в том, что владение всей внутренней информацией о расходах и доходах (реальных и лишь ожидаемых) консолидированного бюджета Красноярского края, активное влияние через губернатора края на их формирование, позволяет добиваться большего эффекта от системы налогового планирования ОАО «ГМК «Норильский никель», ОАО «Полюс «Золото» и их дочерних компаний.

В итоге приход к власти в Красноярском крае Александра Хлопонина не привёл к кардинальному решению проблемы искоренения дефицита краевого бюджета. Так, к примеру, по прошествии трёх лет губернаторства Хлопонина заместитель главы исполнительной власти края Александр Новак, делая в ноябре 2005 года доклад по проекту бюджета на 2006 год, в журналистском изложении констатировал:

«Параметры главного финансового документа следующие: доходная часть казны 2006 года составит 56,4 миллиарда рублей, что на 10 миллиардов больше, чем в 2005 году. Расходная часть – 58,5 миллиарда рублей. Новак подчеркнул, что дефицит бюджета составит 2,1 миллиарда рублей, что не превышает ограничения, предусмотренного Бюджетным кодексом РФ …

Отвечая на вопрос парламентариев о размере государственного долга, Новак заявил, что в 2006 году он составит 10,5 млрд. рублей. Общий долг вырастет на 4,2 млрд. рублей, а по состоянию на 1 января 2007 года составит 15 млрд. рублей. Что может произойти в случае увеличения статей расходов. «Это предельный уровень для того, чтобы у края сохранилась возможность работать с банками», – цитирует Александра Новака Независимое информационное агентство».

Столь незначительный прирост налоговых поступлений в доходную часть краевого бюджета, едва ли сравнимый с куда как большим темпом роста мировых цен на цветные и благородные металлы и золото, совсем не является показателем успешной работы команды госчиновников губернатора Красноярского края Александра Хлопонина, а увеличение дефицита бюджета говорит об «успехах» куда откровенней!

Из вышеизложенного следует вывод, что в должности губернатора Красноярского края Александр Хлопонин оказал и продолжает оказывать весомую помощь деловой коалиции Потанин – Прохоров, способствуя диверсификации и укреплению олигархического капитала на территории Красноярского края, не занимаясь также рьяно решением проблемы ликвидации дефицита краевого бюджета, что было обещано в его предвыборных речах (!).

Благодаря постоянной и безотказной административно-управленческой поддержке реализации стратегических планов двух известных российских олигархов столь высокопоставленным госчиновником, как губернатор, в настоящее время уже весь Красноярский край, по примеру полуострова Таймыр, можно называть «землёй Потанина – Прохорова».

В глубине души остаётся надеяться на то, что подобным образом («землёй Потанина», «землёй Прохорова», «землёй Дерипаска», «землёй Вексельберга», «землёй Абрамовича» и тому подобное) никогда – ни сейчас, ни в дальнейшем, не придётся отзываться обо всей территории России!

 

 

5.6. Реструктуризация ОАО «ГМК «Норильский никель» продолжается …

 

В названии данной главы использовано слово «неоконченная», что связано с до сих пор продолжающейся реструктуризацией уже не ОАО «Норильский комбинат», а Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель». Объясняется это состоявшимся переносом в 1999 году в ОАО «ГМК «Норильский никель» не только основного – горнометаллургического производства ОАО «Норильский комбинат», но и всех сопутствующих ему вспомогательных производств.

Как отмечалось ранее, к 1 декабря 1999 года по договорённости гендиректора ОАО «Норильская горная компания», ОАО «Норильский комбинат» Джонсона Хагажеева и лидеров профсоюзных организаций прошёл организованный добровольный перевод всех без исключения работников комбината, трудившихся в пределах полуострова Таймыр, в аналогичные структуры горной компании.

Это никак не входило в планы хозяев горнометаллургического бизнеса, поскольку, как минимум, не способствовало росту, а то и откровенно играло на понижение капитализации ОАО «Норильская горная компания», обыкновенные акции которого после его переименования в ОАО «ГМК «Норильский никель» весной 2001 года появились на российском фондовом рынке. В этой ситуации хозяева ОАО «ГМК «Норильский никель» летом 2001 года отстраняют от руководства компанией Джонсона Хагажеева, проводимая которым производственно-хозяйственная и кадровая политика, по их убеждению, не способствовала росту капитализации компании, чего они хотели добиться в кратчайшие сроки (!).

Для гарантированно успешного проведения реструктуризации Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель» во главе всей компании становится один из её сособственников, держателей контрольного пакета акций, Михаил Прохоров, а Джонсон Хагажеев занимает должность первого заместителя гендиректора и одновременно гендиректора Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель».

Около полугода ушло у нового гендиректора ОАО «ГМК «Норильский никель» на близкое знакомство с компанией, а также на «чистку» рядов её аппарата управления, проведение ротации руководящего состава, сочетавшейся с подбором и приёмом на работу «свежих мозгов» – специалистов по реструктуризации бизнеса, достижению роста капитализации компании, подготовке заокеанских ADR (американских депозитарных расписок).

После завершения основного комплекса подготовительных мероприятий гендиректор ОАО «ГМК «Норильский никель» Михаил Прохоров вынес вопросы, связанные с будущей реорганизацией Заполярного филиала компании, на Правление, которое 7 февраля 2002 года под протокол № ГМК/2пр-п приняло следующие решения:

«… в месячный срок подготовить и внести на рассмотрение Правления Компании Комплексный план мероприятий по совершенствованию организационной структуры ЗФ Компании, предложения о выделении из состава Компании структурных подразделений, не участвующих в основном производстве, и об оптимальной организационно-правовой форме их дальнейшей деятельности с учётом обеспечения социальной стабильности и минимизации налоговых последствий …

Установить, что в течение 2002 года в соответствии со стратегией развития Компании на балансе Компании, её дочерних и зависимых обществ не должны находиться непрофильные непромышленные активы, не задействованные в основном производстве».

Во исполнение этих решений Правления ОАО «ГМК «Норильский никель» гендиректор Заполярного филиала компании Джонсон Хагажеев 3 апреля 2002 года издал приказ № ЗФ/90-п «Об организации штаба по анализу возможностей выделения отдельных видов деятельности из Заполярного филиала», которым предписывалось следующее:

«В целях дальнейшего повышения эффективности работы Заполярного филиала, повышения капитализации Компании, во исполнение решения правления ОАО «ГМК «Норильский никель» от 07.02.2002 … с учётом проведённой подготовительной работы руководителями рабочих групп, приказываю:

1. Для создания единой методологической базы и анализа возможностей выделения отдельных видов деятельности из Заполярного филиала (Приложение № 1) с учётом обеспечения социальной стабильности создать штаб …

2. Председателю штаба Мангарову Ю.Н. подготовить план мероприятий по анализу возможностей выделения отдельных видов деятельности из Заполярного филиала.

3. Руководителям рабочих групп, созданных по решению генерального директора, … подготовить необходимые материалы в соответствии с планом мероприятий для рассмотрения на заседаниях штаба».

Не вдаваясь в подробности кропотливой подготовительной работы по сбору, систематизации, анализу исходной документации, подготовке бизнес-планов по каждому направлению непрофильной деятельности, подлежавшему выводу из структуры Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель», бесконечных обсуждений, споров и согласований, просто констатируем:

1) 28 июня 2002 года под № 1538 было зарегистрировано Муниципальное унитарное предприятие «Норильское производственное объединение пассажирского автотранспорта», куда были переданы основные фонды и переведены работники Норильского производственного объединения пассажирского автотранспорта (НПОПАТ) Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель»;

2) 3 июля 2003 года налоговая инспекция зарегистрировала ООО «Норильск-Телеком», образованное на базе основных фондов и кадрового состава Управления технологической диспетчеризации и связи Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель»;

3) 13 ноября 2003 года налоговая инспекция зарегистрировала ООО «Скиф», образованное на базе основных фондов и кадрового состава Треста механизации и благоустройства Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель»;

4) 14 июля 2006 года прошло регистрацию ООО «Норильскникельремонт», образованное на базе основных фондов и кадрового состава ремонтных подразделений Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель».

Собственно совершенно неважно, сколько ООО (обществ с ограниченной ответственностью) образовано и ещё будет образовано на базе выделенных из Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель» основных фондов, не задействованных в основном производстве, важно другое, сколько времени эти ООО-шки просуществуют – вообще и в своём первоначальном кадровом составе – в частности. Сколько бывших работников Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель» через два – три года пополнят списки норильских безработных на Бирже труда, – вот что важно!

Заметка в газете «Заполярная правда» от 1 ноября 2006 года, посвящённая началу работы ООО «Норильскникельремонт», может внушать хоть какой-то оптимизм работникам этого хозяйственного общества разве только на ближайшие два года, а дальше?..

«С 1 ноября «Норильскремонт», «Норильскавтоматика», «Норильскшахтсервис» и «Норильсктрансремонт» выходят из состава ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель». Более 10 тысяч ремонтников отныне будут работать в ООО «Норильскникельремонт». По словам руководителя ремонтной дирекции Автандила Цховребова, для них сохраняются все социальные льготы. Во вновь созданном предприятии уже подписан Коллективный договор сроком действия три года, аналогичный Колдоговору Заполярного филиала.

Из 10 455 работников только 185 человек не приняли реорганизацию. Эти люди выбрали сокращение либо увольнение по социальной программе, некоторые перевелись в другие предприятия «Норильского никеля».

Новому предприятию на два года сохраняются все объёмы работ, которые ремонтная дирекция проводит в настоящее время. Это составляет около 60% от всех ремонтов Заполярного филиала».

Интересно, что будет через два года, когда ООО «Норильскникельремонт» придётся столкнуться на тендерах в борьбе за объёмы ремонтно-строительных работ, равно как и узкоспециализированных ремонтных работ, с иными коммерческими организациями, неплохо поднаторевшими в решении проблем, которые диктует очень специфический рынок работ и услуг норильского Заполярья?

Кто будет гарантировать финансовое наполнение, как минимум, в течение ещё одного календарного года исполнения руководством ООО «Норильскникельремонт» пакета социальных льгот, предусмотренных Коллективным договором, если цена выполняемых этой фирмой работ и оказываемых услуг перестанет устраивать заказчиков?

Всё это вопросы ближайшего или чуть отдалённого будущего.

Посему настоящая глава и не может быть завершена сейчас, но наверняка будет в той или иной форме обязательно дописана в будущем.

 

 

5.7. Выводы по пятой главе

 

1. В процессе реорганизации ОАО «Норильский комбинат» путём выделения из его активов прав на эксплуатацию трёх богатейших месторождений руд цветных и благородных металлов Норильского промрайона и образования на этой основе ОАО «Норильская горная компания», впоследствии переименованного в ОАО «ГМК «Норильский никель», российским олигархам удалось одним махом решить две задачи:

а) избавиться от «хвостов», тянувшихся из приватно-приватизационного прошлого РАО «Норильский никель», посредством создания свежей, не обременённой практически никакими обязательствами горнометаллургической компании;

б) без особых проблем заложить промышленно-сырьевую основу созданной горнодобывающей компании путём передачи ей на баланс того актива, который совершенно не был учтён в ходе проведения промышленной приватизации по-Чубайсу, а значит, вопреки элементарной логике, ничего не стоил. Будущий успешный рост капитализации ОАО «Норильская горная компания» (ОАО «ГМК «Норильский никель»), рост цены его акций на фондовом рынке, гарантировался именно правами акционерного общества на эксплуатацию этих месторождений сульфидных медно-никелевых руд, которые Анатолий Чубайс вообще «забыл» оценить, поспособствовав молниеносному обогащению олигархов, одновременно нанеся огромный ущерб своей стране.

2. Неучастие иностранного капитала в приватизации акционированного государственного концерна «Норильский никель» совершенно не уберегло контрольный пакет акций образованного на его промышленно-сырьевой базе и производственно-хозяйственных основных фондах ОАО «ГМК «Норильский никель» от отправки отечественными олигархами, этими псевдопатриотами, за пределы России.

_________________________